Про городскую скульптуру

Проект памятника Шаляпину. Фото: "Петербургский дневник"

***
Ворона – что орёл на горной круче,
Сидит на потемневшей снежной куче.
Стакан бумажный держит цепкой лапой.
Стакан измят и слякотью заляпан.
Холодный ветер гонит облака.
На льду Невы фигурка рыбака,
Чернея, возвышается на белом
Почти ворона цветом, да и телом.
Весна ещё не пробует свой шаг,
Морозы убираться не спешат,
И потому морозят что попало:
И грязь, и снег замызганный лежалый,
Как будто сохраняют на века.
Так горе-скульптора бездарная рука
Уродует пейзажность городскую.
Ремесленник в немилость впасть рискуя,
Свои поделки, словно злой мороз,
Увековечить пробует всерьёз.
А город ждёт, что мартовскими днями
Стекут поделки вешними ручьями.

Печально и необъяснимо, господа, как в нашем Санкт-Петербурге, прекрасном и опоэтизированном многими поэтами «музее под открытым небом» появляются странные скульптурные памятники?

Мне всегда казалось, что город наш призван восхищать собой – архитектурой, фасадами, парками, садами, площадями, улочками в центре. И поэтому очень хочется, гуляя, вдруг (или не вдруг) наткнуться на скульптурное изваяние – в камне или металле, неважно. Но пусть эта «встреча» вызовет удивление, умиление (если это анимализм), восторг, ощущение реального величия и красоты той личности, которая увековечена скульптором. Хочется, чтобы новый монумент стал органичным «жителем» города.

Но не получается. Почему?

Потому, что за последнее время у нас поселилось несколько скульптурных воплощений поэтов (и не только), которые не радуют – вызывают недоумение, даже пугают.

И ведь такое происходит именно в наше время. В советские годы подобные памятники выставлять в центре города не позволяли себе ни архитекторы, ни скульпторы, ни комитеты, ни жюри, ни художественные советы. Похоже, что именно с 1991 года, когда был вынужденно «проглочен» петербуржцами «шедевр» Шемякинского Петра Первого в Петропавловской крепости, и началась эпоха монументального эпатажа некоторых «гениев».

Хотя, если разместить подобные памятники не в центре города, а где-то в более отдалённых районах, то и народного возмущения было бы меньше. Но решили иначе: стерпится – слюбится. Не «слюбилось».

Цитирую: «Правительство Санкт-Петербурга принимает решение об установке произведений монументального искусства на территории Санкт-Петербурга коллегиально, в случае необходимости организуется общественное обсуждение эскизного проекта с привлечением средств массовой информации, а также с учетом мнения Градостроительного совета при Правительстве Санкт-Петербурга в части художественного решения произведения».

Возникает вопрос: как же организовать обсуждение так, чтоб судьбу скульптуры решали не несколько человек за весь многомиллионный город?

Нужно открытое городское обсуждение представляемых в проектном варианте памятников в Петербурге, чтобы жители смогли голосовать! Чтобы не только главный архитектор и несколько членов жюри оценивали предложенные варианты, руководствуясь какими-то узкими, только им известными критериями оценки. Петербург – это ведь не только профессионалы-скульпторы и архитекторы, это – просто жители города – профессионалы в других областях.

Поэтому необходим единый подход к выбору и установке скульптурных памятников. А способствовать этому могут только открытые на протяжении длительного времени выставки проектов. А также широкая реклама этих выставок. И самое главное, чтоб у жителей Петербурга появилась не только возможность ознакомиться, но и проголосовать! Не исключено, что и место установки будущего памятника тоже должно быть согласовано с горожанами.

То, как выставляются проекты памятников сейчас, озадачивает. Нет широкой огласки. Всё делается очень камерно, ощущение, что по-тихому, как бы за спинами петербуржцев, как будто это дело исключительно специалистов, и скульптурой будут потом любоваться только они, в узком кругу.

Быть может подобное голосование легче организовать на отдельном сайте в интернете? Выставленные фотографии работ под номерами, без авторства… Но лучше: и виртуально, и реально.

Уверена, что такое решение пошло бы на пользу и городу, и жителям.

Насколько мне известно, грядет установка памятника Ф.Шаляпину… «Мне хотелось бы, чтобы памятник, который мы выбрали сегодня, стал достойным украшением этого исторического места и символом искусства нашего города», – сказал Павел Соколов, главный архитектор города. Но на взгляд рядовых петербуржцев, привыкших видеть и Медный всадник, и коней Клодта на Аничковом мосту, и памятник Екатерине, и другие достойные в общечеловеческом восприятии образы великих людей, он выглядит пародией на известную картину Кустодиева, не более. Как же так? Кто объяснит мне, в чём здесь «достойное украшение» города и неужели это «символ искусства»?

Почему у меня не вызывает отторжения скульптурный памятник драматургу А.Володину, установленный относительно недавно в Матвеевском саду на Петроградской стороне, где я живу всю жизнь?

Мне показалось, вот он приподнимется,
Скамью оставит, по дорожке двинется,
Меня заметит и кивнёт обыденно,
Случайно перепутав с кем-то, видимо,
Не памятник – живое изваяние –
Достойные и память, и признание.

И вот ещё очень неприятный момент. Скульптурная группа «Конка» напротив станции метро «Василеостровская» неожиданно подверглась изгнанию с площади. Кому она мешает? Прекрасно выполненный исторический образ Петербурга XIX века. Получается, что этот замечательный в самом широком понимании слова памятник город не устраивает, но зато город разрешает размещать очень спорные объекты – даже язык не поворачивается назвать их произведением искусства.

Господа профессионалы, давайте не будем устраивать на городских улицах и площадях эпатажные «выставки», вызывающие негатив и недоумение у петербуржцев! Очень хочется не принижать красоту города, а возвышать её не только в глазах узкого числа профессионалов от ИЗО, но и огромного числа простых жителей, коих миллионы.

Фото автора.

Поэт, член Союза писателей России, член бюро Секции поэзии, автор 10 книг, участник Поэтической мастерской им.Ю.Шестакова и литературной студии «Меловая черта».