“Ты, отдавший душу за других” (Ольга Берггольц)

Своё восьмидесятилетие снятия Блокады город отметил множественными мероприятиями в школах, Домах культуры, библиотеках города и на братских могилах на Пискарёвском кладбище, где покоятся около полумиллиона человек. Этим людям не удалось пережить блокаду фашистских войск, которая длилась около 900 дней, снятую 27 января 1944 года.

80-летие полного освобождения Ленинграда от фашисткой блокады мы отмечали в библиотеке-филиале № 1 Калининского района 26 января вместе с учащимися старших классов школы № 139.

В городе нет ни одной семьи, в которой не погиб бы близкий родственник во время блокады.

«С первых дней блокады Ленинграда советские солдаты стояли насмерть, удерживая трёхкилометровый участок фронта, не позволяя нацистам прорваться в город» – начал своё выступление А. В. Резунков, строитель, участник, ликвидации последствий мощнейшего землетрясения в городе Спитак в Армении в 1988 году. Александр Васильевич являлся защитником нашей Родины на полуострове Даманский в 1969 году, практически вся семья которого – жители блокадного Ленинграда.

Анна Сергеевна Дьякова, художник, мастер мелкой пластики и декоративно – прикладного искусства, автор барельефа «125 блокадных грамм», который она представила аудитории. Анна Сергеевна рассказала несколько блокадных историй; о свидетелях бомбёжки в очереди за хлебом на Кулешовском хлебозаводе, о привычке у ленинградцев запасать корочки хлеба даже в эвакуации, рассказала и о собачке, которая носила из леса зайцев, тем самым спасла своих хозяев от голодной смерти.

Анна Сергеевна, как знаток западной истории, она преподаватель французского языка, привела примеры, что не было в истории Европы такого героического, не сдавшегося города, не смотря на тяжелейшие, суровые испытания, как Ленинград.

Я Людмила Баранова прочла своё стихотворение «На Пулковских высотах» об отце, который воевал в 642 стрелковом полку на Ленинградском фронте.

А немец бил прямой наводкой,
Чтоб уничтожить Ленинград.
За каждой маленькой высоткой
Лежит несдавшийся солдат.
Навылет пули прошивали,
Колючий снег лепил в лицо.
Бойцы понять могли едва ли:
Сжималось вражие кольцо.
Рвались снаряды в пекле ада,
Но силы, потеряв от ран,
Солдат не просто молча падал,-
Нам будущее озарял!

Рассказала я и про свою мать, Зинаиду Дмитриевну Ситникову, которая была прожектористкой, сержантом, командиром расчёта. Нашу победу она с военными подругами встретила в польском городе Данциг. Мама рассказывала, как на парад им хотелось пойти в юбочках. Было тепло, кругом цвели яблони и вишни. Они где-то раздобыли швейную машинку и пошили себе форменные юбочки и счастливыми пошли на парад. Им в то время было по 20 лет.

Нам гимнастёрки не пришлось носить,
Мы сырости землянок не познали…
А вам своих подружек не забыть,
Которых на войне вы потеряли.
В ночах бессонных, в стужах ледяных
Прожекторным лучом чертили небо,
Где вражьи самолёты – сколько их? –
На город шли…Он беззащитным не был.
Изранена снарядами земля.
Зениток вой на каждом полустанке…
А где-то в милом доме ждёт семья.
Нет, не прошли к ней вражеские танки!..
Не ждали вы ни званий, ни наград.
Руины городов – их были сотни –
Вам не давали повернуть назад:
Жгла мысль о том, что враг святое отнял…
Нам, не пришлось по мёртвым голосить.
И с головы платки мы не срывали,
Нам гимнастёрки не пришлось носить,
А за Победу получать медали…
Всю боль потерь поймём ли мы, едва ли…

Мы встали на минуту молчания…

По подсчётам Министерства обороны РФ у нас погибло военнослужащих и гражданского населения 26,6 миллионов человек.
Блокада Ленинграда унесла до 1,5 миллиона жителей город

Я рассказала о съемке фильма режиссёра Валерия Огородникова «Красное небо, чёрный снег», который мы снимали на Урале, куда выехал Кировский завод из Ленинграда. В нём играли такие известные актёры, как Александр Понкратов-Чёрный, Игорь Скляр, сыгравший директора Кировского завода Зальцмана, Нина Усатова, сыгравшая доктора госпиталя. Галя Бокашевская – она сыграла жену Панкратова-Чёрного. Елена Калинина, Алексей Деводченко. В последней большой сцене фильма, молодые ребята, уходят на фронт, и им ни кому не удастся вернуться.

Учащиеся с удовольствия облачились в военные костюмы из этого фильма.

Рассказала я и о съемках фильма режиссёра Василия Чигинского «Красный стрептоцид», из которого мы и посмотрели отрывки.

С героями фильма мы проживём всего один день. День леденящего холода, где мальчик через весь город ведёт своего контуженого отца к матери в госпиталь. Застывший от мороза мальчик, в комнате с замороженными трупами, находит в себе силы затопить печь, вскипятить кипяток, встать и снова идти. Медленно, еле передвигая ноги, он идет от одной подворотни к другой, среди промёрзшего безмолвного города, с одной мыслью, надо дойти.

Для съёмок в госпиталь привели девочку лет девяти. С ней отрепетировали её не большую роль, но когда она попала в атмосферу госпиталя с ранеными солдатами, в жуткую непонятную обстановку, девочка замкнулась, съёжилась и не смогла вымолвить ни одного слова.

Срочно надо было найти замену. В соседних квартирах здания работали маляры. Одна малярша взяла на работу с собой дочь. Она бегала по госпиталю, с интересом старалась помогать. С девочкой прорепетировали, она быстро всё схватывала. Сняли несколько дублей.

Вот так судьба подкидывает нам иногда такие подарки.

Начальник госпиталя – Иван Иванович Краско.
Отец – Сергей Барковский

От фашистских бомбёжек погибло в Ленинграде лишь 3 % людей, остальные 97% погибли от голода. Ежедневно от истощения умирали около 4 тысяч человек. Удивительно, но Ленинградцы во время блокады сдали на фронт 144 тысячи литров крови.

Встречу-беседу подготовила и провела  библиотекарь филиала № 10 Ольга Озерова, которая считает, что: «Именно Ольгу Берггольц Ленинград выбрал в те годы своим поэтом. Её дневники тоже о « великой, печальной, молчаливой второй жизни народа», о мученичестве Города, принявшего пытку голодом. Города, который – может быть, единственный в мире – оправдал приставку «санкт» в своём имени.» Из книги «Ольга. Запретный дневник».

…Девочка, в январские морозы
прибегавшая ко мне домой,-
вот – прими печаль мою и слёзы,
реквием несовершенный мой.

Всё горчайшее в своей утрате,
всё, душе светившее во мгле,
я вложила в плач о нашем брате,
брате всех живущих на земле…

…Неоплаканный и невоспетый,
самый дорогой из дорогих,
знаю, ты простишь меня за это,
ты, отдавший душу за других.

Баранова Людмила Александровна, член Союза писателей России, руководитель ЛИТо «Балтийский парус» им. Н.Н. Альтовской, председатель Ярославского землячества.