Кленовый вертолёт

В пятницу, 8 декабря, лито «Молодой Петербург» собралось для обсуждения подборки стихотворений неизвестного автора, вывешенной заранее на странице группы. Так как на собрание кое-кто пришёл в первый раз, руководитель лито, Алексей Дмитриевич Ахматов, рассказал, в чём польза обсуждения именно «анонимной» подборки. Если участники не знают автора, то могут судить более беспристрастно, и автор имеет право не признаваться, если у него есть на это причины. Ещё Алексей Дмитриевич напомнил присутствующим, что только конструктивная критика полезна, а необдуманная похвала может автору навредить.

Подборка из десяти стихотворений оказалась интересной, с красивыми образами и настроениями, но не идеальной по стилю. Все присутствующие активно участвовали в обсуждении.

Посетивший собрание, представитель «Международного Союза поэтов», Григорий Белов, отметил, что большинство стихотворений, присланных на премию «Поэт года» в этом Союзе, были по всему слабее стихов из рассматриваемой подборки.

В первом стихотворении описывалась морозная красота Русской зимы: «хрусталь берёзы», «кленовый вертолёт», и другие явления природы:

Представьте как в узоре синем,
Что тонко связан не спеша,
Висят два листика осины,
Как рукавички малыша.

Второе стихотворение называлось «Торпедоноска». Сразу представлялся какой-то катер с боевыми торпедами, но оказалось, что торпедоноска – это курица, которая несла удивительные яйца, но, к сожалению, была растерзана лисой.

Третье стихотворение о заброшенном доме и саде, хотя к нему было много замечаний, показалось мне выразительным: «Из сада вышли груша и калина, / Затем жасмин и нежная ирга. / Остались лишь от прежнего помина / Старинных яблонь майская пурга. <…> Да у веранды винограда вена / Пульсирует чуть слышно о былом, / О жизни прометнувшейся мгновенно, / О счастье на крылечке голубом».

Следующее повествовало о нищей старухе, уличной певице, равнодушии прохожих: «И был ей залом двор-колодец, / И звёзды публика её»

Пятое стихотворение – сон полный осенней грусти.

В шестом упоминается ресторан, пентакль и слова «Я – глубокая лига  / Под смычком скрипача».

Седьмое стихотворение – печальная история любви: «Обещай, что забудешь к утру».

В восьмом, по моему мнению, красиво изображено кладбище весной во время празднования Пасхи:

Когда подземные ручьи
Звенят в рояли гробовые,
Встают внезапны и ничьи
Цветы из снега голубые.

В девятом снова появляется заброшенный дом. В десятом представлены размышления о смерти.

Как я уже заметила выше, обсуждение прошло активно. Участники высказали довольно много замечаний, которые, очевидно, пойдут автору на пользу. Студентка Литературного института, Александра Пашкевич, заранее написала и прочла для всех небольшую доброжелательную рецензию на обсуждаемые стихотворения.

Алексей Дмитриевич подвёл итог обсуждения. Он заметил, что метафоры – украшение текста, они не должны быть самоцелью. А большое количество инверсий, замеченное в разобранных произведениях, затрудняет чтение и понимание.

Присутствовал ли на собрании автор и захотел ли открыться?

Да, оказалось, что свои стихотворения для разбора предоставила Марианна Соломко. Она храбро выслушала все замечания, сказала своё заключительное слово, и была награждена аплодисментами присутствующих.

Также Алексей Дмитриевич пригласил всех на церемонию вручения премии «Молодого Петербурга», которая произойдёт 25 декабря в помещении студии «Конёк», на Итальянской улице, во дворе дома 12.

На этом собрание закончилось. До новых встреч, друзья!

Светлана Хромичева