О книге Ивана Сабило «Сберечь язык – сберечь народ»

22 декабря 2022 состоялось обсуждение книги И.И. Сабило «Сберечь язык – сберечь народ» на Секции критики и литературоведения Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России. Предлагаем вашему вниманию рецензию А.И. Белинского.

Зная литературный путь Ивана Ивановича Сабило на протяжении полувека, не могу не  сказать хотя бы несколько слов о его книге, недавно вышедшей из печати. Иван Сабило активно работает в литературе, пишет художественную прозу, а теперь пришел к читателю с публицистикой. Я приветствую его нынешнее обращение к публицистике, памятуя о том, что даже Лев Толстой в преклонном возрасте отказался писать художественную прозу – исключение составил «Хаджи-Мурат».

Новая книга Ивана Сабило вызвала у меня в целом положительную оценку. Она содержит в себе высказывания автора  по большому кругу вопросов, захватывает значительные  литературные имена и события. Но скажу сразу, что мне кажется, автор был недостаточно требователен к отбору материала при составлении этой книги, а поступал по принципу: «чтобы написанное добро  зря не пропадало». Может быть, следовало бы несколько сократить ее состав, сделать более строгой, не рассыпаться на плохо совместимые части. В книге есть и мемуарные отрывки, и элементы автобиографии, и литературные портреты классиков, и рецензии на книги современных ему писателей, и даже  несколько неожиданное отклонение от темы, указанной в заглавии книги, в вопросы религии. Останавливаясь на этом последнем, как я называю, отклонении, лишь только потому, что мне кажется, что рассуждения о том, кто и что является Антихристом, изложены довольно путано, и вызывают  ощущение, что автор впервые попытался самому себе объяснить этот богословский термин. Вряд ли попытка И. Сабило  объяснения Антихриста станет понятной читателю: гораздо проще обратиться к энциклопедическому словарю «Христианство» (1993 г.) под редакцией профессора С. С. Аверинцева. Кстати говоря, в этом научном труде указывается: приходится признать , что уже с древних времен, «где больше было образованности, тем менее сказывалось желание рисовать запугивающие образы Антихриста».

Повторю, что, в силу большой разнородности материала, название книги  Ивана Сабило «Сберечь язык – сберечь народ» не согласуется с ее составом. О языке в ней говорится очень мало и как бы походя, поэтому выдвигать такие монументальные понятия, как «язык – народ», в название довольно пестрого по составу сборника, мне кажется, излишне претенциозно. Между тем, согласовать содержание книги с ее названием можно было бы, если бы в ней больше шло речи о русском языке. Уместно это было бы в биографическом очерке о П. П. Ершове. Прелестная сказка «Конек-Горбунок» Ершова, открывает не только ребенку , но и взрослому человеку, такие кладези русского языка, которые не часто найдешь даже в классических произведениях русской литературы: буерак, вдругорядь, глашатай, клепать ( в смысле – клеветать), мешкотно, плошка, ражий, рядиться… Можно было бы долго приводить примеры таких слов, которые ныне мало употребляются, но составляют основу русского языка, отражают жизнь русского человека и связь времен. Попутно скажу, что, на мой взгляд, эта сказка, наряду со сказками Пушкина, должна быть хорошо знакома каждому ребенку с малых лет, входить в состав его любимых книг.

Если говорить о частях, составляющих книгу И. И. Сабило, то скажу еще, что мне не совсем  нравится способ написания автором рецензий  на произведение товарищей по цеху. Рецензии эти не то чтобы вызывают несогласие  с оценками, даже наоборот, оценки почти всегда совпадают. Но думается, что в рецензиях всегда следует  рассматривать любое литературное произведение не только как повод к похвале или порицанию, сколько для того, чтобы указать место данного произведения в литературном ряду подобных книг. Только так можно дать более или менее верную оценку отдельно рецензируемой книги и, при необходимости поставленной себе задачи, всего творчества рецензируемого автора.

Но книга И. Сабило мне понравилась прежде всего тем, что он еще раз возвращается к истории развала ленинградского писательского сообщества в конце прошлого века. Причем употребляет для этой цели не столько эмоциональные возгласы и оценки, сколько документы. Иван Сабило, активный защитник писательского сообщества: он представил весомые документы свидетельства произошедшего раскола, и называет авторов его, с которыми Иван Иванович вел в то время непримиримую борьбу за сохранение нашей писательской организации.

Что касается других частей книги, то считаю, что значительным вкладом в освещение литературного процесса в нашей стране, являются биографические очерки о П. П. Ершове, В. В. Вересаеве и, особенно, Антоне Семеновиче Макаренко. Очерки, написанные с добрым авторским пристрастием, с должной обстоятельностью, надо отнести к большой удаче Ивана Сабило. Скажу лишь, что если к произведениям Вересаева в наши дни еще хотя бы изредка обращаются читатели, то книги Макаренко практически вычеркнуты из списка, которые должен хорошо знать не только литератор, но и всякий молодой читатель. Между тем, из своего опыта работы с молодыми авторами, я вынес убеждение, что это имя для них практически неизвестно. А ведь «Педагогическая поэма» и «Книга для родителей» были переизданы много раз в нашей стране и во многих других странах, причем не как педагогическая литература, а как произведения с высокими художественными достоинствами. Вот и выходит, что «нет пророка в своем отечестве»! Тем значительнее является рассказ Ивана Сабило о жизни и творчестве этого писателя. В его освещении  Макаренко выглядит борцом за воспитание нового человека, активного строителя социалистического общества.

Но не могу не отметить некоторые неточности в рассказе о А. С. Макаренко.  Неоднократно упоминая об оценке работы Макаренко, И. Сабило пишет, что по протекции Горького Макаренко переехал на жительство в Москву в 1937 году, хотя М. Горький умер годом ранее. Неясно также, на какие источники опирается автор, когда утверждает, что Сталин называл книги Макаренко «сказкой», но в то же время «подсказал Верховному Совету СССР» наградить писателя орденом Трудового Красного Знамени. Оперировать такими сведениями следовало бы лишь в том случае, когда ссылаешься на конкретные документы. И, по-моему, И. Сабило также излишне поднимает  образ жены А.С. Макаренко, которая не была соавтором своего мужа и не приехала на его похороны отнюдь не из-за болезни, а принципиально, о чем рассказывали воспитанники Антона Семеновича. Непонятным  также является утверждение И. Сабило, что Галина Стахиевна бы цензором (?) его книг, но это оставляю на совести автора.

Попутно замечу, что хотя это и происходит очень редко, И. Сабило  любит давать оценку явлению или человеку одной категорической фразой, ничем не подкрепляя ее. Так, он в одном месте автор утверждает, что «Ленин и Троцкий ввергли страну в Гражданскую войну». Утверждение это выглядит странным не только потому, что его высказывает бывший коммунист и секретарь партийной организации. Утверждать, что социальные процессы, в которых участвуют миллионные массы людей, сталкиваются разнородные социальные, экономические, моральные и политические причины, может вызвать один конкретный человек, значит совершенно не понять природы названного катаклизма.

Точно так же, походя, И. Сабило говорит, что М. Горький был связан с ЧК и потому спас А. С. Макаренка от ареста. Это утверждение можно понятьтак, что М. Горький был едва ли не работником  ЧК. И это говорится о писателе с мировым именем, который дружил с Лениным и  Сталиным, общался с ними напрямую, и которому вовсе не требовалось «связываться» с ЧК. Скажу более: секретарь М. Горького, П. Крючков – тот действительно был чекистом и, собственно, был приставлен к писателю (по всей видимости, по распоряжению Сталина) с целью недопущения встреч Горького  с любыми посетителями.

Заканчивая  свой отзыв о книге Ивана Сабило  «Спасти язык – спасти народ», хочу еще сказать несколько слов про очерк о философе А. А. Зиновьеве. Поскольку И. И. Сабило является лауреатом литературной премии Зиновьева, то ему сам бог велел сочинить панегирик этому отщепенцу (как сам назвал себя А. А. Зиновьев в своей «Исповеди отщепенца»). Причем для Сабило, роман Зиновьева «Зияющие высоты» является образцом высокой литературы. Если бы сейчас, в этом зале, кто-нибудь прочитал хоты бы несколько отрывков из этого романа, то я убежден, что сидящим  было бы стыдно слушать это издевательство философа над глупыми ибанцами, как называл Зиновьев советских людей. Человек умный и остроумный, Зиновьев ерничает на протяжении всей книги на грани непристойности и за ее гранью. Конечно, это может быть фактом литературы, как является таким фактором пресловутый Лука Мудищев, но восторгаться подобным творением – увольте.

Я не оцениваю, какое место в науке занимают философские произведении А. А. Зиновьева, я не философ и меня это никогда не занимало. Крестьянский сын, выходец из многочисленной семьи братьев и сестер, Зиновьев вместе со своим родственниками получил при советской власти высшее образование. Они занимали немалые должности в служебной иерархии, как и сам А. А. Зиновьев. Но он с юношеских лет видимо считал себя особой личностью и, наверное, в потаенных мыслях считал себя равным мировым гениям. Именно в  этой ипостаси он и начал бороться с советским строем, вследствие чего был лишен советского гражданства и выслан из страны. Долгие годы, проживая за границей, Зиновьев по радио и телевиденьи изливал свою желчь на Советский Союз. Но вот в нашей стране произошла перестройка, которую Зиновьев, присмотревшись внимательно, тут же окрести «катастройкой». Он вернулся в Россию, стал активно выступать в патриотических изданиях, клеймить капиталистический Запад и вынужден был признать: «Мы целили в Советский Союз, а попали в Россию». Вот тут хотелось бы уточнить: не безымянные «мы», а именно Александр Александрович Зиновьев целился в Россию. И вред, который он причинил России, во сто крат больше того, чем он старался  замолить к концу своей жизни. Таково мое мнение об этом человеке,  хотя я охотно признаю, что это сугубо лично мое мнение.

И совсем уж заканчивая, скажу, что в этой книге посторонним мне кажется рассказ о  взаимоотношениях автора с Б. А. Орловым, который был избран председателем Санкт-Петербургской писательской организации по настоянию самого И. И. Сабило, но не оправдал его ожиданий. Рассказ о личном несогласии и антипатии двух писателей (явление довольно частое в писательской среде), никак не украшает эту книгу и вряд ли сможет изменить эти  взаимоотношения. Такая публицистическая реплика более уместна в периодической печати, чем в итоговой книге о полувека работы автора в литературе.

А.И. Белинский
22 декабря 2022 г..