Из дневника 2016 года – Сквозь свечек сияющий лес…

Екатерина Дедух Погружение. Стихи — 2017: СПб: 76 с.

В книгу Екатерины Дедух «Погружение» вошли стихотворения 2016 года. Такое пояснение в аннотации напоминает ремарку − «В основу фильма легли реальные события», − с целью повысить степень доверия зрителя. Авторы, вероятно, не без основания допускают в каждом зрителе существование виртуального Станиславского с сакраментальным «Не верю!» Относительно книги Е. Дедух, по крайней мере, доброй её половины, читатель вряд ли усомнится, что стихотворения написаны в один год, настолько однородны они по содержанию, созвучны в тональности.

Определённо, произведения в начале книги звучат в одной минорной гамме, определённо, объединены темой погружения в себя; лирическая героиня рассматривается в стадии одиночества, она один на один в столкновении с уникальными психологическими трудностями. Что это, состояние покинутости всеми и вся – типичное, неизжитое(?) подростковое, которое выражается подчёркнутой умудрённостью знаний о человеческой природе на фоне некоторой небрежности высказываний этой умудрённости? Отчасти возникает и это впечатление. Оно, правда, не доминирует, ибо героиня прозревает и подлинную человеческую уникальность – сознаёт и говорит, что она в «ладони Бога». А Бог не выдаст. Это верно, это даёт силу, и она чувствуется в голосе Е. Дедух.

Однако стоит помнить, что в надежде на Него надлежит и самому не плошать. Кажется, она помнит:

Проработав над словом внимательно столько лет,
Очищая его от примесей, ото лжи,
Понимать начинаешь, что главного в слове нет,
И – хоть жизнь положи – в слово этого не вложить,

Даже если сумеешь до самых глубин дойти…

При этом в стихах нередко встречаются результаты невнимательного отношения к слову.

«Смысл вынула прочь – точно лампочку из ночника – / Из живого момента?» (С. 8) Прочь можно прогнать, смысл – извлечь; кроме того, вынуть прочь – тавтология, и здесь она не превращается в художественный элемент. Может быть – вынула напрочь?

«Стынет, точно смола, вечер жаркий и терпкий» (С. 11). Стынет – это о холодном, зябком. Здесь (сознательно ли, нет?) возникает оксюморон – стынет жаркий. А в стихотворении речь об остывании − затвердении, окаменении, что происходит со смолой в процессе превращения в прозрачный камень. Остывает смолою вечер жаркий и терпкий – возможно, так было бы точнее?

В стихотворении «Светлячок одиночества…» (С. 18) «Чтобы он (светлячок – А. М.), потревоженный, снова не канул вдали». Устойчивые сочетания – кануть в воду, кануть в Лету… То есть, не где, а в чём. Если для рифмы необходимо «вдали», тогда, может быть, Чтобы он, потревоженный, не погаснул вдали?

В стихотворении «Когда на душу мне находит глухота…» (С. 39) говорится: «…ведь в мелочах основа, / Вокруг которой вновь сомкнётся в горле ком…» Смыкается круг, ком – скатывается, слипается.

Скажете, навязчивый педантизм? Да-да, я знаю, что «ловить поэта в мелочах – византийский педантизм» (В. Ф. Одоевский). И всё же. «Ведь в мелочах основа» − не зря же это произносит Е. Дедух. К тому же, одни говорят: дьявол в деталях, другие, что в деталях Бог, в любом случае, мелочами не пренебречь. Неточность ведёт к замутнению образа, возникают ненужные вопросы и досадные двусмысленности. В стихотворении «Слышишь ли нас?..» (С. 47) автор пишет: «Страшно, темно, вера даёт брешь, / Ну а Тебе − всё не поднять век». Прописная буква в слове «Тебе» указывает, что говорится о Боге, это, кажется, ясно. Но что поделать с гоголевским «Поднимите мне веки!», − которое поневоле выскакивает, словно из невесть откуда взявшейся табакерки?

Вышеизложенное (даже так, коротко) всё же следовало сказать, несмотря на согласие с Е. Ивановой, автором послесловия книги «Погружение». Она пишет: «Нематериальная подкладка жизни, которая и есть – жизнь, открываясь то в одном, то в другом стихотворении в тех или иных формах, задаёт очень высокий смысловой уровень, который Екатерине Дедух под силу выдерживать на протяжении всей книги». Следовало именно по причине собственного погружения, простите каламбур, в книгу Е. Дедух. Дело в том, что в авторе этой книги я нашёл единомышленника, более того, соратника, провозглашающего: «Я свой солнечный свет – пусть хоть самую малость – / Перелью в чей-то взгляд» («Солнце листьев так запросто втоптано в землю…», с. 35). В 2008 г. в издательстве «Петрополис» у меня вышла книга «Солнечный взгляд». В ней я предлагаю посмотреть на то, как и для чего в литературе и искусстве используется Свет и Слово и каковы последствия этих действий. С некоторых пор Слово равноценно разделилось на тайный смысл, проявляемый в некоем потоке сознания, на чистый звук и самодостаточную букву. Таким образом, произошли колоссальные сдвиги, в результате которых речь может и должна идти о поиске новых точек пересечения Света и Слова. Для меня совершенно очевидно, что по-своему и небезуспешно этим поиском занята Е. Дедух.

Если человек создан по образу и подобию Божьему, то в нём должен теплиться отблеск Слова, ведь по Иоанну Богослову «…Слово было Бог». Откровенно об этом заявлено и во многих стихотворениях новой книги Е. Дедух. Так она утверждает: «Но человек – не глина, не кувшин, / А диалог меж глиной и Творцом» («Одни сосуды лепятся быстрей…», с. 49).

Отрадно у довольно молодого ещё автора находить светлые, не на прокат взятые образы, когда своей строкой она пытается коснуться темы Божественного, разлитого в мире, в том числе и в глубинах души. Вызывает изумление, с каким проникновением Е. Дедух «воссоздаёт» необыкновенную по трагизму борьбу между человеческой и Божественной ипостасью Иисуса Христа, разыгравшуюся в ночном Гефсиманском саду («Удалились. Сад замер и сделался пуст», с. 56). А после слов «Человечек ложится на крест и становится птицей» («С непонятным упорством, с каким повторяются сны…», с. 62) просто вновь убеждаешься, что вера делает человека всемогущим.

Но… почему же вера в автора «Погружения» или проще – неподдельный интерес к его творчеству – безоговорочно возникает лишь где-то на сороковых страницах? Почему самые, на мой взгляд, сильные стихотворения не помещены в начало книги? Чем руководствовались автор и редактор – согласием с календарём 2016 г., то есть, очерёдностью создания; тематической глубиной погружения – вели читателя от душевного к духовному? Впрочем, сейчас такое время – «медийное», – если не напоминать о себе с определённой частотностью, то вроде бы и нет тебя, год прошёл – и где же твоя новая книжка, выставка, фильм, спектакль?.. Тут вопросы композиции оказываются не первостепенными?

По этому поводу скажу следующее. «Погружение» свидетельствует о Е. Дедух как о серьёзном мыслящем поэте, который, не переставая убеждать читателя, что он пишет о реальных событиях, вполне имеет право вопросить: «Какое нынче тысячелетье на дворе»?

Александр Медведев