Гиперболы в «Антипедагогических этюдах» Ларисы Ратич

Закончились писательские каникулы, и начался учебный год. При первых встречах с коллегами я получила в дар уже несколько книг.

В нашем коллективе есть действующие преподаватели школ и вузов, среди них — и член Союза писателей России Лариса Анатольевна Ратич.

Получила и от неё книгу «Антипедагогические этюды». Предлагаю и коллегам, и читателям свой отзыв.

Гиперболы — и в названиях её рассказов, и в созданных образах главных героев — очевидны. Воспользовалась Лариса Анатольевна этим литературным приёмом с целью усиления выразительности и подчёркивания сказанной мысли. На самом деле и, к сожалению, она привела примеры из реальной жизни: те, что «выше нормы», при этом говоря о гиперболе и «ниже нормы», дозволенной педагогической этикой.

Неэтично сравнивать одного писателя с другим, но, читая её «Этюды», я вдруг вспомнила Теффи и Зощенко, которые писали в основном о том, что «выше нормы», и это было чаще всего смешно. А Лариса Анатольевна пишет о том, что «ниже нормы», от чего становиться очень грустно – ведь эти «педагоги» и родители растят и воспитывают будущее поколение и, к сожалению, рассказы Ларисы Ратич — не «лирическая сатира».

А моё «вдруг» относится к мастерству писательницы Ларисы Ратич, к её умению в коротком рассказе показать глубокие пороки социальной жизни нашего общества, проникшие в святую святых – школу.

Ведь не случайно Екатерина II создала первое закрытое учебное заведение для девиц, куда не могла бы проникнуть такая ретивая родительница-активистка, как Зинаида Михайловна Шевченко из рассказа «Правая рука» классного руководителя», а обучению на уроках домоводства своей дочери – не мог бы помешать такой отец, какой был у Лили Петровой в рассказе «Если бы вы знали, Валентина Михайловна».

Правда, и Валентина Михайловна не является в этом рассказе учительницей внимательной и чуткой:

«… – Что, Петрова, опять?! – голос «трудовички» (она же – учительница черчения) вибрировал от возмущения. – И что ты за девочка?! Ведь я предупреждала, что буду ставить годовые! Девочки, было?!

– Да, да! – согласно закивали семиклассницы.

– Ну вот! Как говорится, теперь не обижайся. «Два» я тебе с бо-о-ольшим удовольствием закатила бы, но… Себе дороже. «Тройка тебе», Петрова, и то скажи «спасибо». Слов нет!»

Дидактическая, но не навязчивая назидательность учительницы и писательницы внимательному читателю и, желательно, в первую очередь — коллеге-педагогу, показывает, что Валентина Михайловна должна была догадаться,  в чём дело, непременно встретиться с отцом Лили и убедить его, что уроки домоводства очень пригодятся девочке в жизни. И писательница показала в этом рассказе, что характер отца и его отношение к предмету (при достаточном педагогическом такте!) вполне корректируем; и не пожалел бы он тогда денег ни на нитки «ирис» и спицы, ни на полтора метра ситца на платье.

Рассказ заканчивается так:

« – Ну, я ей покажу в восьмом классе! Жалко, домоводства уже не будет. Но ничего, зато попадётся мне на черчении!!!

Однако показывать ей ничего не пришлось. По черчению у Петровой получались сплошные «пятёрки». Этот предмет отец уважал и не считал блажью ни бумагу, ни дефицитные карандаши «Конструктор», ни даже домашний кульман…».

Из художественных произведений и публицистики начала и середины XX века мы знаем, каким уважением пользовались учителя в семьях учащихся. Учителя нередко вникали в проблемы семьи и оказывали помощь в решении проблем, но не переступали черту дозволенного. Много об этом писал великий педагог Василий Александрович Сухомлинский. Его книга «Разговор с молодым директором школы» у большинства учителей была настольной.  Взаимодействие семьи и школы давало хорошие результаты. В целом общество было тактичнее, что ли?..

А вот учительница Вера Макаровна из рассказа «Голос общественности»  уж больно слепо считается с мнением этой самой общественности – так ей удобнее:

«… её мудрый голос (общественности – Н.П.) – это было из арсенала  Веры Макаровны, это было «белое». «Люди всегда правы!» – твёрдо верила учительница, и ни разу не ошиблась.

Так и сейчас она решила, что голос общественности – это именно то, что нужно. Надо поставить Сакурко на место, открыть ей глаза на неё же саму!

Потом ещё и спасибо скажет!

Посудите сами, люди добрые: Сакурко Людмила Григорьевна, имеющая взрослую дочь (Ингу, ученицу девятого класса; кстати, любимую ученицу Веры Макаровны), ведёт себя просто возмутительно! Какой пример она подаёт дочери?! Собралась, видите ли, замуж в третий раз, да ещё – представляете?! – за человека, который младше её на целых семь лет!!!»

Потрясает рассказ «Звёзды с неба». Он в середине книги, но советую именно с него и начать чтение сборника:

«Ученики не любили Тамару Ивановну, причём совершенно этого не скрывали. <…> Ничего, Тамара Ивановна знала, как заставить их подчиниться. Не любят? – ну и не надо. Есть другое, не менее сильное чувство: страх. Тут Тамаре Ивановне не было равных».

И завела она «стукалочек»! – девочек по фамилиям «Стукова» и «Алова», которым противостояла Маша Нехтина, она же и клички такие им дала.  В этом рассказе, как и в других, господствует зло. Зло, скрывающееся за обманчивым благополучием, красивыми умными словами в арсенале опытного, изощрённого манипулятора, — к сожалению, учителя, наделённого властью. И не всегда «один в поле воин» побеждает. Несмотря на то, что силы неравные: Маша Нехтина (на последнем классном часе, в противовес всему классу) на вопрос Тамары Ивановны:  «Скажите, дорогие мои, а что вы, лично для себя, возьмёте в большую жизнь из вашего школьного опыта?», говорит:

« – Я унесу с собой ненависть к доносчикам и прилипалам. Ненависть к страху и рабству. Ведь  именно благодаря Вам, Тамара Ивановна, я убедилась, что это — главная мерзость на свете. Спасибо».

Но опытная в словоблудии классная дама так обыграла эту ситуацию!.. И вышла сухой из воды. И в новом учебном году она вновь возьмёт  на воспитание очередных пятиклассников:

«… начинать всё сначала. Хлопотное дело, кто понимает. Да ничего, через годик – будут не хуже этих. И всегда найдутся новые стукалочки».

Невольно вспомнились «Очерки бурсы» Помяловского…

А вот так начинается рассказ «Свой в доску»:

«Пошёл уже третий месяц, как Геннадий Геннадьевич (он же – «Ген Геныч») работает в этой школе, будь оно всё неладно…»

Ну, разве не захочешь прочитать?  Не захочешь узнать об этом «неладно»? «В чём дело-то?» – разве не спросишь? Ведь как мало мужчин в школе! Беречь их тонкую психику надо. Ситуация редкая, может, даже выдуманная, но, безусловно, опять поучительная.

Кто как выживает в современной школе: Геннадий Геннадьевич – так, а Тамара Ивановна – эдак! «А как надо?!» – хочет или не хочет, а невольно задаётся этим вопросом каждый учитель. А там уж –  как у кого получится. Во все времена и школе, и учителям почему-то приходится выживать.

Школа всегда не поспевает за развитием событий в государстве: её постоянно реформируют и, так и недореформировав в прошлый раз, вновь реформируют! И спасает её всё-таки здравый консерватизм и устоявшиеся полезные догмы. И порой — антипедагогические устоявшиеся приёмы, как ни странно.

А как получается работать в школе у самой Ларисы Анатольевны Ратич, у меня и сомнений нет: отлично! По-другому и не может быть.

Незримо в своей книге она является главным действующим лицом, выражающим разные точки зрения: и точку зрения персонажей, и точку зрения внешнего наблюдателя (рассказчика, зрителя, читателя), исподволь формируя отношение к происходящему – или готовность встать на точку зрения того, о ком идёт речь, или полностью её отринуть, или хотя бы понять, посочувствовать, оправдать, войти в положение.

В своих «Антиипедагогических этюдах» Лариса Анатольевна Ратич вскрывает людские слабости, фантастическую заскорузлость школьного каждодневного бытия. Но, читая эти рассказы-этюды, нельзя отделаться от чувства сострадания, потому что всё, о чём она пишет, овеяно её добрым, тёплым и снисходительным отношением к людям, попавшим в самые разные, порой, как им кажется, безвыходные ситуации.

В сборнике  — тридцать четыре «Антипедагогических этюда», а ещё есть и маленькая главка «Предисловие», и глава «Вместо эпилога» – большое «ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО К МОЛОДЫМ УЧИТЕЛЯМ».

Это «Открытое письмо» – исповедь счастливой в профессии учительницы, а счастье это она заслужила упорным, вдумчивым трудом и добрым, любящим сердцем. Этим ощущением счастья она делится с каждой юной коллегой (но касается оно, конечно, и юноши). И Лариса Анатольевна Ратич имеет на это право. Она зрелый педагог и зрелый писатель. Судите сами:

Лариса Анатольевна — учитель русского языка и литературы, закончила филологический факультет Николаевского государственного педагогического института им. В.Г. Белинского в 1981 году.

И ещё она поэт, прозаик, драматург — член Союза писателей России и член Конгресса литераторов Украины.

Лариса Ратич — автор шести изданных книг:

«Трава по пояс» (стихи и проза, 2008); «Мы пришли из Ниоткуда» (проза, 2010); «Оставаясь жить» (проза, 2011); «А сердце сказало» (стихи, 2011); «Солнечная улыбка» (стихи для детей, 2014); «Антипедагогические этюды» (проза, 2016).

Последнее время публиковалась в журналах: «Дальний Восток», «Союз писателей», «Педагогическая мастерская», «Север», «Наша молодёжь» (Москва), «Испанский перелёт» (Мадрид),  «Za-za» (Германия),  в сборнике поэзии и прозы «Спасовый август» (Смоленск,2017), в интернет-журналах «ПРИЧАЛ» и «ЭФРОЛЬГ» и многих других коллективных сборниках и альманахах, например, в «Антологии любовной лирики» (сборник отделения СПР Санкт-Петербурга).

Перечислить все её победы в значимых литературных конкурсах различной тематики — в данном отзыве-эссе просто не представляется возможным. Обращу лишь внимание, согласно с затронутой педагогической темой, на следующие:

— обладатель титула «Лучший автор журнала «ПАНИ ВЧИТЕЛЬКА» за 2007 год (г.Харьков);

— призёр Международного конкурса детско-юношеской литературы «ДЕСЯТАЯ ПЛАНЕТА», в номинации «Школьные годы чудесные» (2012);

— дипломант конкурса детско-юношеской литературы «Большой финал» (2016-2017), в номинации «Первая любовь»;

— призёр Международного конкурса «Весёлая азбука» (2014) – член творческого авторского коллектива, по чьим стихотворениям создан одноимённый мультфильм;

— лауреат III Петербургского читательского форума, в номинации «Школьные истории» (2016);

— победитель (1-ое место) Всероссийского конкурса «Педагогика XX век», в номинации «Быть педагогом – это искусство» (2016);

— победитель (1-ое место) Международного конкурса «Педагогика» в номинации «Хобби педагога» за цикл стихотворений для детей (2016г.);

— финалист конкурса (литература для детей) «Корнейчуковская премия» (2016);

И!..

— дипломант Всероссийской премии имени А.К. Толстого, в номинации «Художественная проза», за книгу «Антипедагогические этюды» (2016).

Своё педагогическое кредо Лариса Ратич неоднократно выразила и в стихотворной форме в одной из своих предыдущих книг — в поэтическом сборнике «А сердце сказало»: это такие стихотворения, как «Урок по Куприну», «Молодому историку», «Учительское», «Проклятая профессия моя…», «Странная наука педагогика…»,  «Коллегам», « Пожалейте детей, пожалейте!», «Я – учитель. Случай иль судьба?».

Полностью приведу одно из её стихотворений-обращений:

МОЕМУ ЧИТАТЕЛЮ

«Что ты за автор?» – думает читатель.
«А ну-ка, ну-ка, есть о чём сказать?
Выкладывай: писака иль писатель?
И стоит ли вообще тебя читать?»
… Знакомство это не зову заочным:
я спаяна с читателем, творя.
«Спасибо» если скажет хоть за строчку,
поверю: это сделано не зря.

СПАСИБО, Лариса Анатольевна, за мудрые, добрые книги! Я тоже — одна из Ваших благодарных читательниц.

Надежда Перова, член Союза писателей России