Испанское каприччио Сергея Раца

В филиале Государственного Музея Политической Истории России (на Гороховой, 2) 10 октября 2017 года состоялась презентация книги члена Союза писателей России Сергея Васильевича Раца «Секретные службы СССР в Испании. 1936- 1939»  (С.В.Рац; отв.ред. Н.И.Милютенко.  – Спб.:Лики России, 2017. – 464с., 30 c. илл.), приуроченной к 100-летию ВЧК – НКВД – КГБ – ФСБ.

Музыкальный термин «capriccio» (каприз) я заменяю на «интерес» – особый интерес. Термин употребим не только в лёгком, свободном жанре музыки.

Например, Стиви Смит написала «Каприччио для женского голоса и печатной машинки» (стихотворения), художник Франциско Гойя написал известную серию офортов, которую назвал «Капричос» – «Бедствия войны», Гарсиа Лорка написал «Шесть каприччо».

Писательские пристрастия не вырастают из ничего, что я и попытаюсь обосновать через творчество писателя Сергея Раца.

Войны, революции, несмотря порой на героические посылы, оборачиваются народными бедствиями, смертями, трагедиями и такими превратностями судеб человеческих – только руки разведёшь!..

Книг о гражданской войне в Испании много, но у Сергея Васильевича Раца

своя специфическая тема, вытекающая из профессии и романтизма свойственного его яркой личности.

Молодого офицера, окончившего Высшую Краснознамённую школу КГБ в Москве, направляют служить в Якутию и, конечно, перед ним были поставлены чисто профессиональные задачи. Какие? Мы о них, возможно, никогда и не узнаем – он об этом открыто ещё не писал. Но известно, что именно в Якутии проявился его давний интерес к литературе.

Широко образованный и общительный, он вошёл в круг творческой интеллигенции. Любознательного, готового получать новые знания Сергея Раца поразил своей необычностью местный фольклор. Его первыми литературными произведениями стали сказки. В 1985году республиканская газета «Молодёжь Якутии» предложила молодому автору вести рубрику «У камелька». Вёл он её три года. Читатели познакомились с удивительными сказками: «Шаман дерево», «Малютка Чолбан и Байонай», «Чёртёнок Рыжик и Туйарима», «Уголёк Иччите друг Бергена» и многими другими. И в 1988 году за сборник фольклорных сказок Сергею Рацу было присвоено звание Лауреата Ленинской премии комсомола Якутской АССР. В этом же году во всероссийском журнале «Полярная звезда» был опубликован его рассказ «Холодный Аян», в 1990-м — «Волшебные крылья», в 1993-м «Человек-комета». Сказка «Шаман-дерево», опубликованная в 1991 году в журнале «Советская литература на иностранных языках», была переведена на испанский и тюркский языки.

Романтика подвига и приключений в его фантастической повести «Волшебный перстень Шань-Шара» очень характеризует, как мне кажется, самого автора:

« Когда бергут почувствовал, что рана в плече полностью затянулась и крыло стало таким же сильным и гибким, как прежде, он обнял Айю и, глядя ей в глаза, промолвил: «Прощай, Айя, я не могу здесь больше оставаться, моя жизнь в стремительных полётах, приключениях, битвах. Без этого бергут погибает, превращается в камень».

В 1988 году по якутскому республиканскому радио прозвучала его пьеса «Конец Чёрного Ворона», написанная по архивным материалам КГБ Якутской АССР. Драматургический талант Сергея Васильевича, думаю, ещё не раз даст о себе знать. Яркая образность произведений Сергея Раца заинтересовала театры. По мотивам сказки «Волшебные крылья» Эль-Васё (С. Раца) был создан балет и поставлен на сцене Государственного театра оперы и балета в городе Якутске.

А 24 декабря 2016 года по мотивам сказки «Волшебные крылья» прошёл спектакль в Москве в центре  «ГРАНД БАЛЕТ».

Думаю, пора остановиться. И того, что сказано выше, более чем достаточно.

Оставлю сказочный мир романтика-сказочника и коснусь другого жанра литературы, которым владеет писатель Сергей Рац – художественно-документальным и в какой-то степени приключенческим, основанном во многом на личном опыте и опыте своих «боевых товарищей», как принято в кругах чекистов называться, среди которых «бывших» не бывает. Окончательно сформировавшимся писателем он говорит в беседе с корреспондентом Верой Свиридовой: «Я стремлюсь к тому, чтобы мои книги, мои герои несли добро. И совершенно неважно, кто они: это может быть и сказочный герой или, например, Феликс Вакутин – бывший спецназовец. Такие герои формируют веру и надежду на то, что жизнь не исчерпана, что у общества есть будущее. Наверное, именно поэтому в своих сказочных работах я являюсь продолжателем Антона Погорельского, в детективах – Конан Дойля, а в целом – традиций Ивана Бунина и Александра Куприна» («Общество ещё находится в эмбриональном состоянии», «Деловой Петербург», от 23 марта,2008г.)

Сергей Васильевич — автор трёх увлекательных книг: «Пикник над пропастью» (2006, 2009), «Третий кандидат» (2007), «Морская бездна» (2015).

На роман я написала отзыв в «Моих писательских каникулах «Лето – «2015». Привожу отрывок из отзыва: «Закончить я хочу свой отзыв-эссе акцентом на сверхзадаче, поставленной автором романа: это ведь ещё и роман-предупреждение. Кто, как не разведчики, первыми столкнулись с тем, что теперь перед многими государствами встало во весь рост. И он пишет: «Уже вскоре Бен-Гунн понял: для борьбы с мировым злом недостаточно слов – нужны большие деньги. Под имя пламенного, безупречного борца за справедливость пошли миллионы долларов, полученные за нефть, торговлю наркотиками, оружием. Бен-Гунна не интересовало происхождение денег – все средства хороши, чтобы обеспечить успех идеи. Те, кто вкладывал в дело свои капиталы, требовали действия. Так прогремели первые взрывы в разных точках мира. Бен-Гунн стал инициатором создания лагерей по подготовке исполнителей его акций. Сотни молодых людей, юношей и девушек, ушли в сады Эдема с поясами шахидов».

Это ещё и роман-предупреждение о том, как легко можно поменять сознание людей, сменить жизненные ориентиры».

И, наконец, как же он, сотрудник КГБ, мог не заинтересоваться судьбами предшественников? Он восхищается ими и так пишет в своей монографии «НКВД СССР в Испании 1936 – 1939 гг.» об одном из них: «В среде сотрудников государственной безопасности Г.С. Сыроежкин уже был легендой, считался ярчайшим представителем плеяды чекистов 20-х – 30-х гг. XX столетия. При работе с архивами 1930-х гг. КГБ Якутии в начале 1980-х гг. мне удалось обнаружить редкие материалы, связанные с операциями, проведёнными группой Г.С. Сыроежкина в северных районах Якутии по уничтожению бандформирований и американского разведчика Шмидта в 1928 г.».

Мог ли молодой пытливый офицер с явными наклонностями к писательской и научной деятельности не продолжить эту поисковую и исследовательскую работу? Г.С. Сыроежкин — один из героев, вышеуказанной монографии: в ней представлен и его исторический портрет, и его архивное дело № 5033.

Сергей Рац пишет, как формировался аппарат внешней разведки НКВД в Испании из самых опытных чекистов: «Назовём фамилии наиболее известных сотрудников: А.М. Орлов ( резидент, ст. майор в 1936г.), Г.С.Сыроежкин (заместитель майора, 1936г.), Н.И. Эйтингон (заместитель, майор, 1936г.), С.А. Ваупшасов (капитан, 1936г.), Л.П.Василевский (капитан,1936г.), Н.М. Белкин (ст. лейтенант, 1936г.)».

Когда Сергей Васильевич подарил мне эту книгу, в памяти всплыли: «Гренада», Дон Кихот, Дон Хуан, Гарсиа Лорка, Кармен, Севилья, тореадор, коррида, фламенко, испанская гитара – всё вперемешку, и ещё Кольцов. «А что Кольцов?» – спросила я себя. «Ничего конкретного», – ответила и загрустила. Думаю, ни у одной меня возникает чувство досады от обнаружения незнания или чего-то забытого. «А, ещё Долорес Ибаррури!», – обрадовалась я, вспомнив, что у меня есть двухтомник её воспоминаний. И первый том как раз о героической борьбе испанского народа за свободу, демократию и… коммунистические идеалы, с восторгом и искренне поддержанные всем советским народом и конкретно советскими добровольцами, отправившимися на поля сражений в далёкую страну Испанию.

Моё поколение воспитано в духе интернационализма, и эта страница мировой истории хоть и без конкретики, но в памяти моей ещё оставалась. И я с интересом начала читать монографию.

У политолога и писателя Сергея Раца сформировался устойчивый интерес к военно-политическому конфликту в Испании и организации помощи республиканской Испании в рамках операции «X», разработанной руководителями военной разведки РККА и внешней разведки НКВД СССР.

И его монография — всё-таки и художественно-документальное произведение. Художественность обеспечивается, хоть и писал её уже кандидат политических наук, доцент кафедры конфликтологии института философии СПбГУ, читающий курс лекций по теме «Национальная безопасность и конфликт», эмоциональной окраской научного текста. И он явным восхищением пишет:

«Господство советских лётчиков в небе Испании до августа 1937 г. было очевидным. Более 770 советских лётчиков получили закалку и отточили мастерство в небе Испании. Эти же слова можно сказать в адрес танкистов, артиллеристов, связистов, сапёров. Советники, представители разных родов вооружённых сил РККА, как правило, старшие офицеры получили уникальный опыт в подготовке и планировании крупных военных операций. Многие из них в годы Отечественной войны стали выдающимися военачальниками, например:  Н.Г. Кузнецов, К.А. Мерецков, Р.Я.Малиновский. <…>

Прагматичные коммунисты, стоявшие у власти в СССР в 1936 – 1939 гг., из военно-политического конфликта в Испании выжали максимально всё для укрепления его национальной безопасности и военной мощи. Это была разведка боем проверки уровня боевой подготовки фашистов и их техники в преддверии второй мировой войны». В то же время Сергей Васильевич пишет с явным осознанием и осуждением: «Нельзя не учитывать, что работа резидентуры НКВД в Испании с 1936 по 1939 год приходилась на период массовых репрессий в СССР, которые коснулись сотрудников аппарата внешней разведки и контрразведки».

К этому вопросу от биографии к биографии героев он возвращается и возвращается: «Трудно представить масштабы ущерба безопасности СССР, нанесённой политическими репрессиями». И его преклонение и восхищение поколением предшественников постоянно прорывается: «Сотрудники советской резидентуры в Испании, работая на переднем крае одного из самых острых и кровопролитных конфликтов XX-го века, зарекомендовали себя блестящими профессионалами, о которых можно смело сказать, что они представляли лучшую разведку того противоречивого и бурного времени».

И с явной болью Сергей Васильевич пишет о том, как закончилась жизнь легендарного чекиста, c личным делом которого молодой офицер Сергей Рац познакомился, ещё служа в Якутии: «В июне 1938 г. Г.Сыроежкина отозвали в Москву под предлогом вручения правительственной награды, а 8 февраля 1938 он был арестован по обвинению в шпионаже в пользу Польши и участии в контрреволюционной организации; 26 февраля приговорён Военной Коллегией Верховного суда к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян. Посмертно в 1958 г. реабилитирован».

Я пишу не биографический очерк, но всё-таки пополню отзыв-эссе сведениями об авторе: С.В Рац родился 13 марта 1951 года в семье лётчика-истребителя; окончил ещё и второе высшее военное учебное заведение — Краснознамённый институт КГБ СССР имени Феликса Дзержинского в Москве; более двадцати лет служил в оперативных подразделениях КГБ СССР, имеет звание подполковника запаса; принимал участие в уникальных малоизвестных операциях контрразведки КГБ СССР.

Зная эту работу чекистов изнутри, кто, как не он, ещё и писатель, должен был написать о подвиге добровольцев как из СССР, так и других стран, сражавшихся бок о бок с революционерами-испанцами в борьбе с франкистами и фашистами всех мастей. Но, анализируя неудачи, Сергей Рац пишет: «Негативной стороной помощи СССР республиканской Испании явилась попытка внедрить во всех сферах жизни республиканских испанцев коммунистический штамп – советский стиль жизни <…> Деятельность советников НКВД, направленная на борьбу с инакомыслием, давала противоположные результаты: сеяла недоверие в стане союзников, провоцировала конфликты, подчас перераставшие в военные столкновения между воинскими частями партий, входивших в блок противников фашистской диктатуры».

И вновь свидетельством устойчивого интереса к этой яркой и трагической странице мировой истории является третья книга Сергея Васильевича Раца.

Испанским каприччио в прозе я назвала его три книги, где переплелись судьбы испанских революционеров, и русских отважных чекистов разведчиков, и контр-разведчиков, и офицеров-добровольцев, и романтически настроенной молодёжи, среди которой были и девушки-переводчицы. Мне кажется, что, работая в третий раз над этой темой, Сергей Васильевич окончательно во многом сам утвердился. Даже те тезисы, которые он повторил, зазвучали увереннее. Я почувствовала твёрдую руку писателя-воина с широким взглядом, но без разброса мыслей. Всё узнанное глубоко проанализировано и сконцентрировано в утверждениях, вызывающих доверие. Испанское каприччио Сергея Раца набрало силу трагического, героического и романтического звучания.

«О, эта испанская гитара!..» – хочется воскликнуть. Послушайте «Испанское каприччио».

Жизнь человека сопровождается порой такой печалью в душе и болью в сердце, что кажется – не справиться с ними! Воин и писатель Сергей Васильевич Рац мужественно преодолевает непреодолимое: и через не могу, и вопреки… в течение нескольких месяцев написал книгу «Секретные службы СССР в Испании. 1936-1939.» и посвятил её своему сыну Василию Рацу, дерзкому и бесстрашному, безвременно ушедшему из жизни майору государственной безопасности, пошедшему по стопам отца.

Эта книга рассказывает об офицерах внешней разведки НКВД СССР и разведки РККА, их агентуре, ставшими участниками одного из острейших военно-политических конфликтов 30-х годов XX века. В ней впервые даны подробности специальных операций секретных служб СССР по вывозу золотого запаса Испании; ликвидации политических оппонентов демократического правительства Испании и СССР; показана роль советников в создании 14-го партизанского корпуса для борьбы с путчистами Франко и фашистской агрессией Германии и Италии против республиканской Испании; представлены довольно подробные биографии с фотографиями и списки участников Гражданской войны в Испании; документы и письма; статьи из газет; иллюстрации.

В «Заключении» Сергей Васильевич пишет: «Отечественные спецслужбы используют бесценный опыт, полученный в борьбе с фашизмом, милитаризмом, национализмом в военных конфликтах уже прошлого XX в. Они защищают Российскую Федерацию от внешних угроз, в том числе от растущего неофашизма, действуя строго в соответствии с введенной в закон «О федеральной службе безопасности» поправке «О применении групп специального назначения за рубежом».

Любой российский гражданин, согласно этой поправке, имеет право на свою защиту, где бы он ни находился, на территории ли Сирии или Анголы, В Германии или США».

В год 100-летия ВЧК – НКВД – КГБ – ФСБ России ещё раз хочется подчеркнуть, что чекистов бывших не бывает. Вся их жизнь верна данной Отечеству присяге.

Сергей Васильевич Рац — президент Фонда поддержки офицеров запаса государственной безопасности и председатель Лиги офицеров запаса госбезопасности. Этих офицеров хотя и называют «отставниками», но в случае чрезвычайной ситуации они в первых рядах встанут в строй. Да и сейчас у них много дел. В кабинете у Сергея Васильевича висит портрет Ф.Э.Дзержинского.

Мы знаем, как воспринимается отдельными членами нашего общества эта легендарная личность. Но чекисты не изменили памяти своего лидера. Владимир Маяковский в поэме «Хорошо» рекомендовал:

 

     Юноше,
            обдумывающему   
                                    житье,           
     решающему —
            сделать бы жизнь с кого,      
     скажу
           не задумываясь -  
                                   «Делай ее           
     с товарища
                     Дзержинского».     

 

Так и поступили Сергей Васильевич Рац и Василий Сергеевич Рац. Сергею Васильевичу мне хочется в заключение сказать строчками из моего стихотворения «Наш век»:

 

      Шагай, мой друг, насколько хватит сил.

      У века ты пощады не просил.

 

Надежда Перова, член Союза писателей России