Незримое в зримом

В апреле 2016 года вышла в свет поэтическая книга А.Л. Генералова – члена Союза писателей России и Союза писателей-переводчиков, обладателя ордена «Золотая осень» им. С.А. Есенина, медалей им. А.П. Чехова и А.С. Грибоедова, Анатолия Лукьяновича Генералова. Это итоговая книга, – «Избранное», – составленное из произведений, написанных в последние годы и входивших в различные поэтические авторские сборники: «Белый ветер», «Вечер купается в красном закате», «Миражи», «Тихий свет». Важно, что произведения эти написаны в разное время, и, таким образом, отслеживают творческий путь автора.
Книга Анатолия Генералова будет интересна читателю, который видит мир глазами художника, так же ярко и живописно. Стоит отметить, что это не просто живопись в привычном смысле слова, не «литературное рисование», а умение увидеть мир, окружающую нас жизнь – как произведение искусства. В этом и заключается особенность творческого почерка А.Л. Генералова. Понятие «художник слова» применимо к автору в буквальном смысле. Это умение не столько изображать, сколько – видеть. Видеть вещи, которые не способны увидеть другие, творить из жизненного пространства – пространство художественное.
Своё творческое кредо поэт сформулировал так:

Я люблю стихи читать и слушать.
Но, дивясь на строчки-кружева,
Хочется сначала видеть душу,
А потом – осмысливать слова.

Важно, что душу автор этого стихотворения собирается не «слышать», «слушать» или «ощущать», «понимать», а именно – «видеть». Это «овеществление», живописное изображение души, её образа.
Душа мира – и человека – проступает в результате постижения отдельных пространств, отдельных моментов бытия. Практически каждое произведение А.Л. Генералова начинается с картины или этюда, или мгновенной зарисовки, которые помогают понять основную мысль автора, приводят к философскому заключению стихотворения. Но при этом остаётся понятным, что цвет – основной ключ к миропониманию поэта.
Большинство эпитетов – цветовые. Чёткие названия чистых цветов – символические – порою смешиваются в полутона и дают неожиданные оттенки. Но цвета эти – изначально не символические, а скорее изобразительные: «Желтеющее утро», «Порыжел и дождик серый»; «Серебряный туман сошёл с отрогов красных»; «Костерок из красных листьев / Запылал – и согревает / Золотым теплом округу…»; «Поздние красные птицы / Вмиг обожгли небосвод…»
Поражает своеобразие и многообразие эпитетов. Дымка – «сиреневая», месяц – «оснеженный», вечер – «хрустальный».
Автор действительно наслаждается красотой изображённого им мира:

На солнце воздух серебрится.
Снежинок синих кутерьма…
Подводит инеем ресницы,
Как перед зеркалом, зима.

Иногда для изображения поэтического мгновения достаточно лишь искусствоведческих терминов:

Крыло заката осветило
Пространство россыпью цветной,
Убавив яркость светосилы.
Прибавив свежести ночной.

А иногда простой пейзаж создаёт ощущение полноты жизни, её гармонии:
И вот опять легко
На старте лета
Летят в поля внезапные дожди.
Клубничная гряда под шапкой света
На земляной румянится груди.
Лысеют одуванчики… Седые
Их зонтики пушистым грезят сном.
И яблони стоят, как часовые,
И шепчутся о чём-то под окном.
Взрослеет день…
Торопятся рассветы
Надеждами печали отвести.
И луч весны расцвечивает лето,
И розы обещают зацвести.
(«На старте лета»)

Очень важна пластика – именно она диктует сравнения. Снежинки напоминают рыбок, сам снег – розы («снежные розы»). Или: «… И в зимнюю пору мой взгляд / Увидит природы движенье…»

Попытка перекинуть от изображения – к философии видения, зачастую – удачная. Зримое автор видит в незримом. В стихах – не избыток изобразительности, а скорее – её необходимость, характеризующая индивидуальность автора. Увидеть для поэта – значит «понять», но не умом, а чувствами.
Показательно стихотворение «Три лилии». Это не просто словесное изображение букета, это авторская философия «цвета», его восприятия:

Три лилии в объятьях синевы
На фоне отцветающего лета,
Как три невесты – юны и чисты –
Они цветут нездешним белым цветом.
… Замри, душа – вне музыки и слов –
Позволь мне этим цветом насладиться!
А лилии вот-вот смежат ресницы,
И дай мне Бог – увидеть чудо вновь!

Довольно часто авторы, наскоро обучившиеся технике стихосложения, создают множество гладко-правильных стихов, в которых изложение мотивов правильного поступка заменяет образность, вырастающую из чуткой изобразительности. Но стихи Анатолия Генералова, напротив, хороши именно живописностью образов. В большинстве своём они не дидактичны, их автор чурается публицистики в плохом, прямолинейном смысле этого слова. С моей точки зрения, стихи Анатолия Генералова, посвящённые общественным проблемам, несколько проигрывают стихам лирическим. Но это не значит, что они не должны были быть написаны. Любой автор (поэт, прозаик), если он не равнодушен к судьбе своей страны, к своему времени, в котором он живёт, так или иначе может высказать своё мнение в литературной форме. Другое дело, что очень трудно вдохнуть в стихотворную публицистику лирическое начало, совместить своё мироощущение с актуальностью, с современностью.
Впрочем, и в этой области в стихах А.Л. Генералова есть свои находки. Не могу не процитировать стихотворение «Страна поэтов»:

Страна поэтов – Родина моя…
Лукавых слов она не принимает.
Ей по душе бескрайние края,
Её струна не для врага играет.
Певучий голос слушают поля.
Берёзы подпевают в многолесье.
И внемлет зову Матушка-земля,
Когда из чащи
Льются грустно песни.
Качнётся боль в надломленном лесу –
Невольно сердцу сердце отзовётся:
Спеши спасти печальную красу,
Подай воды из чистого колодца.
Страна напевов – это ты и я –
Нас слышат травы
Севера и Юга…
Когда мы все – единая семья,
Когда слова, как братья,
Друг за друга…

Это стихотворение говорит о том, что автор его обращается к читателю, способному глубоко мыслить и задаваться философскими вопросами, но при этом мыслить не абстрактно, а образно, поэтично. Самое главное – сквозь зримое, понятное – увидеть и постичь незримое, смысл событий и судеб.
Одно из стихотворений А.Л. Генералова так и называется «Незримое».

Уймутся метания дня
И в сердце тревоги приглушат.
Незримое манит меня –
Далёкие дали и души.

Я раньше их где-то встречал,
А может, придумал когда-то.
Ведь в сердце начало начал
Надеждой на счастье богато.

Когда от потерь загрустим,
В незримом сойдёмся мы ближе.
И я не останусь один,
Доколе незримое вижу.

Стихи Анатолия Генералова подразумевают постижение Бога, Божьего мира, природы – и своего места в этом мире, мире любви и света. Один из разделов книги называется «Тихий свет» – таково восприятие поэта: он прежде всего видит вокруг себя прекрасное, доброе и светлое – то, чему можно радоваться в жизни: всем временам года, их краскам, их разнообразию, солнцу, дождю и ветру, звёздам и луне, многократно варьируя картины природных явлений, меняя палитру, пробуя самые разные пастельные оттенки. Но всё это – ради постижения красоты Божьего мира, природы – и своего места в этом мире, мире любви и света:
И тогда ты отыщешь вначале,
На очаянно-белом холсте –
Время снов, и любви, и печали,
Удивишься его красоте.

Елизавета ДАНИЛОВА,
член Союза писателей России

 

.