Бегущая по Неве

К 137- годовщине со дня рождения Александра Грина

В названии романа А.С. Грина «Бегущая по волнам» явственно слышится плеск волн Черного моря, разбивающихся на тысячи бриллиантовых брызг о берега Крыма, где было написано произведение. По тем же черноморским волнам, но уже у берегов Болгарии полвека назад, в 1967-м прибежала кинематографическая Фрэзи Грант в исполнении Маргариты Тереховой, дабы скрасить одиночество болгарского актера Саввы Хашимова, сыгравшего роль Томаса Гарвея. Однако есть в этих волнах и доля балтийско-невской водички: ведь по версии Леонида Борисова, написавшего о Грине повесть «Волшебник из Гель-Гью», замысел романа появился у автора еще в Петербурге, до переезда в Крым.

Если верить Л.Борисову, прообраз «Бегущей» встретился Грину в Летнем саду в августе 1913 года. «Грин вошел в Летний сад, отыскал незанятую скамью вблизи Петровского дворца, сел. Ему было 33 года, жизнь изрядно помолотила его, но он любил ее и верил в невозможное…». Ему страшно хочется курить, и вот рядом на скамейке оказывается прекрасная дама в темном платье, с огромными колдовскими глазами. «Она шла, подавшись грудью вперед, шаг ее был легок и скользящ, словно под ногами ее блестел лед, а к ботинкам были привинчены коньки», — эта и скользящая походка, и таинственное молчание дамы станут штрихами к портрету Фрэзи Грант.

У бегущей по воображаемым волнам вполне реальный адрес в Петербурге: Миллионная ул., 12, кв. 7. Есть у нее и профессия: она артистка цирка «Модерн», который в действительности находился за Троицким мостом на Кронверкском пр., 11. Этот цирк раньше, до 1909 года, назывался «Новым цирком» — кстати, точно с таким названием у Грина в 1913-м вышел рассказ, в котором цирк был уничтожен пожаром. Любопытное совпадение или нечаянное пророчество? Деревянный «Модерн» также сгорит, только произойдет это позднее, в 1919-м.

Молчаливость же Веры Суходольской — так звали циркачку — объяснялась тем, что она была глухонемой. В Первую Мировую она поступает в сестры милосердия и уже в сентябре 1914 года погибает на Восточном фронте, о чем «волшебник» Грин, как назвала она его в письме, узнает случайно. Эта загадочная история побудила писателя взяться за роман, где он намеревался «смешать реальное с фантастическим».

«Глухонемая трижды подчеркнула давно найденное название, бытие цирковой артистки связалось с бытием писателя, замысел, подобно яблоне, стал расти в стороны, его плоть стала менее по-гриновски условной, а чудеса и тайны переходили в роман без усилий со стороны сюжетных дел мастера», — так описывает Борисов сотворение романа «Бегущая по волнам».

Вымысел это, или тут есть доля правды? Сам Борисов предлагал считать свою повесть литературной фантазией, а вдова Александра Грина, Нина Николаевна и вовсе упрекала автора «Волшебника из Гель-Гью» в «отсебятине».

Дэзи — так называл свою жену Александр Степанович — рассказывала, что у «Бегущей по волнам» было около 40 начал, из которых уцелели шесть. В первоначальном варианте на берегу залива Ламмерик находят статую Венеры со сложенными руками, с телом, устремленным вперед. И назвали ее «Бегущая Венера».

Случайное совпадение это или в самом деле борисовская версия косвенно подтверждается, только статуя Венеры когда-то и вправду стояла в Летнем саду у спуска к Неве, как раз недалеко от дворца Петра. Статую купающейся Венеры царь получил в дар от Папы Римского. Затем она украшала Таврический сад, после чего античная богиня, которую стали называть Венерой Таврической, была передана Эрмитажу. Таким образом на скамейке возле Летнего дворца Петра в самом деле мог родиться замысел истории о бегущей по волнам в образе богини любви.

Но вот Грин в конце концов отказывается от «венерического», как он выразился, варианта романа. Писатель бросил рукопись в печь и предложил теще, Ольге Алексеевне Мироновой, пожарить «на этом топливе яишенку».

Автор сохраняет другое начало — о Несбывшемся, которое манит человека. «Рано или поздно, под старость или в расцвете лет, Несбывшееся зовет нас… Тогда, очнувшись среди своего мира, тягостно спохватясь и дорожа каждым днем, всматриваемся мы в жизнь, всем существом стараясь разглядеть, не начинает ли сбываться Несбывшееся? Не ясен ли его образ? Не нужно ли теперь только протянуть руку, чтобы схватить и удержать его слабо мелькающие черты?» — читал он своей жене, и, видя ее реакцию на прочитанное, сделал вывод: «Твои слезы — лучший ответ».

Нина Николаевна призналась, что во время чтения ей казалось, будто «с души сходит грубая кожа» — оттого и слезы.

У романа была непростая судьба: он был написан в 1926 году в Крыму, а вышел в свет лишь через два года, после изнурительных судебных тяжб с издательствами. Кстати, в связи с этим затруднениями Гринам пришлось пожить некоторое время в городе на Неве. «Бегущая по волнам» вернулась туда, откуда, по легенде, и начала свой феерический путь…

Светлана Бардина