Семейство Аксаковых в культурно-историческом наследии России

Посвящается светлой памяти С.Т. Аксакова

Издавна Россия удивляет мир своей непредсказуемостью и многогранностью талантов и их сплочённостью перед историческими бедами. Видимо, в этом и кроется способность быстрого восстановления и развития России после бед подобно Фениксу из пепла. Жизнетворные силы выносливости России – в генетической «исторической памяти» и сплоченности народа, в незыблемости его духовного культурного наследия, не рушимого никакими стараниями извне. Сегодня наши противники считают, что праславянскую мощь России нельзя «одолеть в лоб», но можно расшатать её устои изнутри, искажая в умах и сердцах неопытных молодых поколений целостность восприятия духовного наследия через «ущербы исторической памяти».Много раз враги «пробовали Россию на зуб», испытывая её прочность войнами и столкновениями, но Русь жива сплочённостью и верой в победу, ибо быстрота её восстановления после бед – в жизнетворных силах трудовой и моральной выносливости России, в генетике «исторической памяти» её народа и незыблемости духовного наследия её предков.  Противники надеются, что наши устои «праславянской мощи» можно разом деформировать и извне и изнутри, искажая в умах и сердцах поздних неопытных поколений цельное восприятие эстафеты раннего духовного наследия – «генетической памяти опыта побед предков». После этого было бы легко расколоть её «тело на части» и стравить эти части (управляя «развалом извне и изнутри» по схеме развала Российской империи и СССР)…Поэтому нам нельзя обольщаться собственной мощью: «Попытки внешнего вмешательства в наше управление» не исключены даже при ничтожных ослаблениях нашей Духовности и Образованности, при нарушениях традиционных культурных связей (через «внешние кризисы и потуги внутренних эмигрантов»). Щитом на страже нашей Духовности, Веры и Мощи стоят не только наши политики, военные, церковники, ученые, рабочие и домохозяйки, но и классики школьной истории и литературы…

Наша мощь борьбы не в силе, а – в идее единения правды морального и материального в обществе!.. К радости литклассиков, наш человек, не особо веря ни в Бога, ни в Чёрта, ни в Разум, всё же верит в Высшее творящее мировое добро и мыслит себя «Героем творения справедливости и добра».Щитом духовной защиты нашей державности  в ХII-ХХ веках служили «праславянская вера и прааксаковская правда жизни», защитившие интересы развития русской культуры в смутные времена. Творческая деятельность «активных семейств России типа Аксаковых» стала «славянским приоритетом духовного мироустройства» – щитом борьбы добра с бессилием  вне духовности» в душах русских людей при решении вечных насущных задач укрепления корней нашей праславянской правдивой истории и духовной культуры в воинственном мире. Эта особенность нашего бытия «пролегает красной нитью» в многолетних литературных спорах семьи Аксаковых с «западниками и иными активистами англосакской и мусульманской внутренней эмиграции» (типа Печорина, мартинистов и др.).

Истоки Мироздания -это тайны, в которых мифы древней веры исторически опережают факты юной науки, а «мифы белых пятен истории» -это оружие пиара у врагов против нашей государственности в «гибридных войнах».

«Выдержка воли» нашего руководства сегодня удерживает хрупкий мир от «провокационной ошибки ХIХ века» – войны между славянскими и иными народами, о которой остерегали ещё царя П.А.Столыпин и классики. Сегодня однополярные западные интересы и «либерально-демократические инициативы» не убавили прыти на постсоветском и мировом пространстве. А причины этого – зависть к опыту наших побед, умаляемых враждебной западной пропагандой, а также реальный рост экономики, образования, патриотизма и любви к Родине, поддерживаемый изнутри духовными классиками России и извне – правдивыми миролюбивыми политиками. Этот опыт не блажь русского шовинизма или дань нашему славянофильству, это не мистика, а сердечная благодать, дарованная нам Богом-Природой за терпеливый немстительный и созидательный нрав. Наша сила в вере в правоту длительного успешного славянского развития. Касательно врагов, не зря Бог не дал свинье рогов, чтобы она мир не перекопала!

Семейство Аксаковых, как оплот духовности и веры, взрастало многодетным, сплоченным, талантливым –благодаря отцу Сергею Тимофеевичу-просветителю душ(1791-1859гг).Его сыновья – Григорий, уфимский тайный советник и самарский губернатор (1820-91 гг.), Иван и Константин, литераторы-славянофилы (1823-86 и  1817-60 гг.), дочь Вера и внучка Ольга – архивисты (1819-64 гг.) унаследовали эти качества, став влиятельной плеядой для современников в разных сферах культурной и общественной жизни. Сын Иван-публицист, член Контрольной Госкомиссии МВД, слыл борцом за освоение и объединение послевоенного Крыма, Малороссии и Аджарии без коррупционного их ограбления. Иван был женат на дочери поэта Тютчева — влиятельной придворной фрейлине Анне, что облегчало его деятельность в коллективе Контрольной комиссии. Его  брат Григорий – тайный советник двора, женатый на Софье Шишковой, выступал помощником Ивана в «деле праведного освоения Русского Крыма».

Династические связи отца и сыновей добавляли корней Веры и Власти на новых землях России, отвоёванных у османов и иных противников вопреки «противодействию западников и внутренних эмигрантов». После переезда Аксаковых в Москву и их переселения в Абрамцево (с 1826 и 1843 г.г.)-вплоть до последнего года жизни отца (1859 г) глава семейства С.Т.Аксаков не прерывал занятий литературной и театральной критикой и разумной публицистической цензурой. Через «общение с видными деятелями культуры» он и его сыновья быстро завоевали внимание сторонников и пылких противников идеи славянства. В деле гуманизации российской жизни влияние Аксаковых заметно и в салонах и в публикациях больших журналов- «Вестник Европы»,«Московский Вестник»,«Молва»…В Москве С.Т.Аксаков слывёт активным деятелем в общественно-социальной, литературной и  музыкально-театральной среде творческой интеллигенции Центра и Юга России. Здесь он блистает прозой, поэзией, сатирой, сказками, авторитетной критикой  и «разумной цензурой», порой поддерживая рискованные идеи и примиряя споры горячих молодых талантов. Он публикует труды Белинского, Герцена и Бакунина, переводит европейских классиков – Шиллера, Мольера и др. Это сближает его с русскими классиками – Глинкой и Тургеневым, Гоголем, Белинским, Толстыми и братьями Жемчужниковыми-соавторами «Козьмы Пруткова». Даже теряя зрение  после 1840-х годов, Аксаков почти не меняет динамику, тональность и тематику своего творчества (см. «Хроники» и проч.). Последними критическими публикациями мэтра в1857-58 годов были заметки «В стороне от большого света», «Семейные хроники» и острая подцензурная полемика с масонами-мартинистами, но вначале была сказка «Аленький цветочек»…«Аксаковские субботы» охотно посещали видные театралы и литераторы – Погодин М.П., Шевырёв С.В., Щепкин М.С., Загоскин М.И., Толстой А.К. Здесь же бывали и Панаев, и Бакунин, и Герцен. «Аксаковский Кружок» пополнялся  и маститыми мэтрами и молодыми друзьями его детей (Хомяков, Самарин, др.). Здесь, на презентациях новых произведений царила доверительность разнополярных мнений у разномаститых авторов -атмосфера веротерпимости к инородным взглядам (вне откликов критики и цензуры). Несмотря на общественную занятость, С.Т.Аксаков всегда проявлял интерес к рациональному природопользованию и землеустройству родных и новых мест России. Его увлечение природой, лесоводством, рыбной ловлей и охотой отразилось в творческом социальном служении отечеству (см. «Записки  об ужении рыбы», «Записки ружейного охотника…», Записки о бабочках и птицах…». «Семейные хроники…» и «Биографии»…). Знакомство Аксакова с Гоголем стало переломным в его творчестве, но увы, оно длилось лишь до 1846 г. Гоголь даже писал тогда Аксакову, что хотел бы видеть героев второго тома «Мёртвых душ» такими же  «живыми, как его птицы»…Позднее мэтры разошлись на «кризисе  соцвзглядов»… С конца 1820-х годов гостеприимный дом Аксаковых слывёт «Славянофильским зрелым центром единения противоречивых течений общественной жизни центра и севера России» (а позднее –жизни Петербурга и осваиваемых южных регионов Новороссии и Крыма;РИС.3-8). Члены «Аксаковского Кружка» чувствовали «нервный пульс времени»;но слухи о спорных моментах уже готовых его «Семейных хроник» (читаемых, но опубликованных лишь в 1855-57г.г.) всё же дошли до властей, приведя автора к трениям с цензурой. Это вынуждает автора изменять имена и даты описываемых им событий (но и эта «уловка» не помогает делу)…С 1827по 1832 г.г.Аксаков С.Т. служил цензором Московского Литкомитета. В 1832 г.он был уволен с должности за допущенные вольности в опубликовании несанкционированных сборников типа «ХIХ век» и «крамольных творений неблагонадёжных авторов» (типа Елистрата Фитюлькина и др.). После увольнения из Цензурного комитета С.Т.Аксаков «перебивается статьями», но не прерывает госслужбы. Он становится реорганизатором Константиновского землемерного училища (с 1833 по 1835 гг.), а позднее – организатором и первым директором Российского Межевого института – третьего по значимости ВУЗа  среди трех главных университетских ВУЗов России (от Елизаветы до Екатерины II и Александра II). Используя служебное положение, С.Т.Аксаков «пристраивает у себя» малообеспеченных опальных мыслителей-  Белинского, Герцена и Бакунина- преподавателями словесности в вверенном ему Межевом институте (ныне ГУЗ). Его встречи-дискуссии с радикальными деятелями русской социокультуры отражены в его «Очерках зимнего дня» «Хрониках» и «Встречах с русскими мартинистами (масонами)»,опубликованных из осторожности лишь к концу жизни (после1857г.). В них С.Т.Аксаков и сыновья Иван и Константин критикуют русских масонов «с позиций славянофилов-любителей  русского ясного взгляда и стиля жизни» (РИС.2,3).Война в Крыму, поддержанная в 1853-56г.г. англо-французской эскадрой стальных паровых судов, привела к затоплению устаревших русских парусников в Графской бухте для затруднения прорыва врагов к береговым коммуникациям и базовым бухтам Севастополя после ослабления огня береговых батарей (т.е. после гибели лидера обороны бастионов -адмирала Корнилова). Неудачи и потери защитников Русского Крыма из-за «коррупционных недопоставок вооружений» замедляли освобождение и культурное освоение Крыма, но эти трудности лишь укрепляли Дух стойкости защитников. В итоге защитники Русского Черноморья отбили у врагов Одессу и Балаклаву, а казаки по мере сил оградили районы Аджарии от широкого вторжения турок между Кавказским и Крымским флангами Русского Чёрного моря. По инициативе И.С. Аксакова в Батуми формируется Казачье ополчение – будущий оплот против турок в Абиссинии. Казачьи разведывательные отряды-«пластуны» участвуют в дерзком похищении англо-французских орудийных расчётов (с пушками- РИС.8) прямо с позиций обстрела крымских бастионов от Севастополя до Керчи. Курирует ополчение генерал Ермолов. Победы русского оружия на землях Крыма подкрепляются мирными стараниями прогрессивных  деятелей культуры в мире\1.3\. По редким письмам С.Т. Аксаков и сыновья – Иван и Константин посещали «культурообразующие гнезда Крыма», полезно контактируя с Толстыми, Жемчужниковыми и др. «Культцентры» появляются на Южном Берегу Крыма вблизи «царских мест Ялты» (в Мелласе, Форосе и Алупке) сразу после Крымских военных побед ХIХ столетия. После войны И.С. Аксаков -созидатель народного ополчения служит инспектором Госкомиссии МВД России по делам  коррупционных злоупотреблений в Русском Черноморье (от Фороса и Мелласа до Кавказа). Аксаковы дружат с боевыми генералами и «пишущими штрафниками армии» Юга России. Это помогает «древу Аксаковых» в укреплении корней  духовного общения и связей с народами Юга, Севера и Центра Державы в военных и мирных условиях.

По соображениям цензуры острые стихи, басни и мемуарно-публицистические воспоминания С.Т. Аксакова и его сыновей были опубликованы преимущественно в конце жизни главы семейства (после 1857г.) В них развёртывается яркая картина бытовой, литературной и социально-политической жизни  центральных и периферийных областей России, лишённых сплошной инфраструктуры (медленно освоенной даже после побед России в  поздних Крымской, Мировой и Гражданской войнах).В прозе Аксаковых пророчески звучит тема воспитания патриотизма. Поэт-дипломат Федор Тютчев, умирая на руках своего зятя Ивана Аксакова, успевает поблагодарить отца и братьев Аксаковых от себя и от имени канцлера Горчакова за их активную деятельность у ополченцев и казаков при обороне–обоих флангов русского Черного моря – от Севастополя до Аджарии (важных для нужд флота  в будущих баталиях ХIХ-ХХ и ХХIстолетий).

Активная гражданская позиция сыновей Аксаковых в антикоррупционных

мероприятиях Госкомиссии МВД высветила неблаговидную роль российских властных, но бездеятельных групп коррупционеров, превративших Крымско-Турецкую компанию ХIХ века в «кормушку разворовывания казны – базу ослабления военной мощи России». Последствия этих потерь проявлялись и в будущих революционных бедах и военных поражениях Державы ХХ столетия. Державная совестливая позиция семейства Аксаковых активизировала ответные интриги противников, обостряя жизненные трудности членов семьи. В итоге умирает отец Сергей Тимофеевич и теряет своё влияние сын Иван. По его мнению «начальными расхитителями России» были Апраксин и Меньшиков

Поражение в Крымской войне вынудило Россию форсировать реформы власти и Крепостного права и продажу Аляски США в 1861-68 годах. Позднее член Госсовета России К.П.Победоносцев, используя своё влияние на царя Александра (осторожного в земельной реформе Крепостного права), оттеснил «группу славянофилов Игнатьева» от структур власти  и ликвидировал

«автономию Университетских ВУЗов России». Тем самым, в угоду масонству был нарушен «баланс взаимовлияния славянофилов и западников в Социуме России» после 19 века (после побед Балканско-Турецкой компании 1877-78гг).

Ущербы России от ранних крымско-турецких баталий не восполнились её победами в «Балкано-турецком гамбите 1877-78г.г.»,а её поражения в Русско-Японской, Мировой и Гражданских  войнах и революциях ХХ века ещё больше усугубили потери. Но всё же жертвы были не напрасны: Кучук-Кайнарджийский, Версальский и Рапальский мирные договоры окончательно лишили Турцию притязаний на Русский Крым и Русское Чёрное море. При всех горестях Крымской баталии 1853-56г.г. не  обходилось и без курьёзов…

На балу по случаю завершения Компании произошёл улыбчивый конфуз: бездарный командующий Меньшиков-младший («корыстный переговорщик», уступивший туркам флотоводную часть Дунайской Бессарабии и Русского Чёрного моря) встретил на балу генерала-ополченца Ермолова словами «Сколько лет и зим!..Сколько воды утекло после нашей встречи!..»  На что патриот Ермолов язвительно заметил: «Да, генерал. Много воды утекло – треть Чёрного моря и целый Дунай, доставшиеся нам от побед Суворова!»…«Шрамы былых военных потерь» обрастали «байками» и в новейшей истории. Перед смертью Царь Александр III, беседуя в Ялте с сыном – будущим защитником славян Европы НиколаемII, заметил: «Эх, Николаша, по состоянию нашей казны понятно, что лишь только  мы с тобой в России и не воруем!»…Царь Николай II, как и друзья Аксаковых, слыли образованными людьми. И царю нравились «тонкие рассказы» А. Аверченко, а кругу друзей Аксаковых–«тонкие басни» И.Крылова о смешных «жизненных наказаниях расхитителям ценностей»…

По мнению Щедрина и Добролюбова, события «Очерка Воспоминаний» С.Т. Аксакова, охватывают период его учёбы  и взросления в Казанской гимназии и Университете (1801-1807гг.). «Детские же годы Багрова внука»- это поздние взгляды возмужавшего автора на «эру упадка крепостничества» после Крымских войн. В последних автобиографических очерках типа «Бурана», «Семейных хрониках» и «Заметках об охоте и ужении рыбы…» (написанных в 1847-1854г.г., несмотря на усталость) чувствуется тяга к живописным полотнам Природы, с любовью воспевающим её эстетику, экологию и целительную силу жизни (как «инструменты обновления» осваиваемых районов единой России)…Тонкие наблюдения российского психолога-литературоведа и театрала отражены в произведениях «Исповедь моего знакомства с Гоголем» и в «Биографии М.И.Загоскина», а также – в воспоминаниях любимой внучки Ольги и дочери – «тургеневской девушки Веры» (хранительниц архива семейства).К сожалению, нам мало известно о взаимодействии отца и братьев Аксаковых с писателями «из глубинки Черноморья» и масонскими деятелями Одессы- типа Де Рибаса и Лонжерона, а также с молодыми писателями-ровесниками сыновей(из круга А.К.Толстого и его соавторов по «Сатирическим раздумьям Козьмы Пруткова). Авторы могли встречаться в Мелласе, Форосе, Севастополе, Старом Крыме и знаковых местах Новороссии. Природа этих мест хранит память о знатных хозяевах и гостях архитектурно-парковых ансамблей Алупки, Мелласа и Фороса, заботившихся о полезных творческих встречах гостей и хозяев Крыма. В салонах этих «местных оазисов», удалённых от столицы, прослушивались новые неопубликованные произведения в исполнении знаменитостей того времени. Именно здесь, «в канун Крымской войны» для Аксаковых могли звучать новые неопубликованные «Раздумины Козьмы Пруткова» и варианты  известных романсов А.К.Толстого на музыку М.Глинки(типа пьес «Средь шумного бала случайно…» и иных, например -посвященных возлюбленной Миллер).

Х1Х столетие – век становления науки и техники. Поэтому к обсуждаемым темам общения творческой интеллигенции (наряду с историческими и литературными)всё чаще прибавляются проблемы Социума и Мироздания и темы Творца и Архитектора мира -из религий и масонства…

По Шекспиру:«Весь мир–театр!».Но что есть этот Евротеатр -Храм Веры или Дом Греха?.. Вопрос… С древних времён интеллектуалы ответственны за судьбы мира, но Наука отстаёт от Религии в Обществе, «раздираемом Богами религий и Сверхчеловеками масонства». Наука уже почти догоняет и пытается даже обогнать религию в гуманистическом общественном  развитии, но на этом пути  она, сама рискует впасть то в «мистику атеизма, то в невежество позитивизма, то в  агрессивное масонство…Сегодня «модные мифологемы  веры попеременно преобладают над фактами науки в умах людей», переживающих два этапа полового и духовного взросления в жизни- от«сказок о рождении детей в капусте до мифов о подчинении судеб воле небесных и земных богов». Поколения людей попеременно переживают в умах «оба этапа этих сказок детства и мифов зрелости». …Но наша культура–не какая-то там пёстрая бабочка-однодневка на  ржавеющей булавке пыльного западного музейного хранилища, а «генетическая скрепка воли хранителей добра» в мире, и её сила «корректируется» знаниями. По Сент Экзепюри;«в мире злого рацио зряче лишь одно сердце»… По С.Т.Аксакову в этом сердце пульсирует ещё и природный ум, и нерв интуиции и добрая воля народа…А.П.Чехов точно определил способ обретения духовности в литературно-театральном творчестве как «путь борьбы с бессилием добра в душе среднего человека». О роли «Веры сердца и Науки ума» Чехов шутил: «Когда хочется  пить, то казалось бы, выпил  целое море: и это – ВЕРА; но лишь начнёшь пить, то выпьешь лишь стаканчика два, и – всё, и это–НАУКА»…Видимо, по этой «мерке» люди делятся на «постигающих мир умом фактов и сердцем мифов», первых – меньше как шахматистов по сравнению с «лотошниками»…Не поэтому ли Вера, Религия и Наука – не одно и то же в обществе: за Веру умирают, за Религию убивают, а за Науку сжигают на кострах инквизиции?.. Но всё же кто-то скажет:«А Она вертится!» А кто-нибудь и поднимет Пёрышко крыла погибшего Икара и вставит его в своё самодельное крыло и полетит в небо…

В головах людей попеременно то усиливается, то угасает «паритет влияния мифов веры над фактами науки». При этом формы «сказок жизни» меняются  в умах во времени – от детских«мифологем о рождении детей в капусте»до взрослых «идеологем об управлении людскими судьбами из особых  центров небесного управления земной жизнью и властью» в мире (вплоть до «конспирологической теории заговоров»). Малообразованных людей хлебом не корми лишь дай придумать миф и поверить в него!.. Не за этой ли «мифоширмой сказок о двухцентровом мироздании» маскируются реальные «рычаги единовластного масонского управления толпой»? Не на этой ли основе «западные центры идеологов однополярного мира» пытаются руководить реальным миром через «ересь идей демократическо-либерального глобализма и бескорыстность вольнодумного масонства»?.. Но мир не безвольный кастрат, подчинённый чужой воле (как этого хотелось бы «либералам-западникам»);мир многополярен и един, а его части сильны своей Духовностью (по принципу стойкого многообразия особей в единстве). Агрессоры ищут «бреши в идее многополярности мира» через «либеральные псевдотеории мироздания»\1,2,3\… Способность самоорганизации разных форм жизни Земли и ближнего Космоса издавна потрясает воображение людей, приводя их то к Вере в Небесных богов, то к вере в чудеса Природы под властью Земных царей и иных «наместников Небесного Архитектора мироздания».Даже атеист Дарвин дрогнул, объясняя идею Начала жизни как «первое звено цепи эволюции, прикованное к Трону Всевышнего».И это взволновало умы верующих, атеистов и экстремистов, приводя к сектанству..

Музей в Башкортостане(бывший дом Зубова –деда Аксакова в Уфе) и усадьба «Аксаково» хранят в себе малоизвестные «питерские и  южнобережные отголоски творческой биографии» членов семейства Аксаковых – следы посещения ими «периферийных литературных гнёзд России». В этом плане уникальны новоявленные их следы в «жемчужинах Крыма» – местах пребывания братьев в Симеизе, Понизовке, Мелласе и Форосе… Не случайно эти места со «следами древнеримских дорог и древнегреческих руин, акведуков, факторий и многих тавридских артефактов» приманивают к себе красотами все поколения любителей Природы, старины и живописи на трассе от Ялты и Алупки до бухт Ласпи, Балаклавы и Севастополя. Именно они и становились «первыми центрами культурного освоения Русского Крыма» после изгнания турок и их «заморских опекунов» с Черноморья (по Кучук-Кайнарджийскому и другим мирным договорам). «Украинизация Крыма на стыке 19-20 веков» нарушила плавное развитие старых и завоёванных культурно-заповедных центров «наскоками националистов Киева» на русскоязычность и уникальность культуры заповедных зон Крыма. Потребуются усилия для их восстановления

К сожалению, горные и водные ландшафты Мелласа, Фороса, Сарыча и «Провала у Байдарских ворот» (Мемориала славы побед русского оружия) сильно нарушены поздними землетрясениями и «политреформациями». После Русско-турецких войн эпохи Аксаковых вид этих «гнёзд Крыма» изменялся с перепланировкой горных храмов и дворцово-парковых ансамблей знати, возводимых банкирами и фабрикантами сахара и фарфора (пример «Форосский храм на скале Кузнецова» в честь спасения дочери от шторма). Эти места, переживая потрясения времени, всё же остались «знаковыми центрами культуры обновленной России». Не случайно, Максим Горький легко выманил на юг России «капризного гурмана природных красот» Фёдора Шаляпина (к обновленным жемчужинам Русского Черноморья – с живописных мест его проживания на острове Капри)…И это- не мудрено!.. Ибо поётся в песне: «Ну, к чему мне ваши Капри и Анталии, если есть на свете Симеиз?!..Форос?!»…Здесь в Крыму, среди чудных дворцов и плантаций персиков и Мускатного Шампанского на фоне живописных скал и бухт Симеиза, Мухалатки, Сарыча, Нового Света, Фиолента и Балаклавы (в переводе- «Рыбьего гнезда»)легко пелось бы любому душевному ценителю Морской и Горной Природы, Охоты и Рыбалки. И эти сокровенные места уединения высоко ценились в кругу друзей Аксакова; особые стёкла зала «Меллас» изготовлены Менделеевым . По гуманистическим воззрениям дневников друзей, «бескровная рыбалка у Форосских и Балаклавских бухт и Меласских скал, омываемых ветром и морем, считалась ими всё же более предпочтительной, чем кровавая охота». Эти откровения из уст истых любителей морской и горной Природы возвышают деятельность Аксаковых в глазах современников до ритуала поклонения, что вдохновляет и автора этих строк на «лирические посвящения бескровному житию Аксаковых».

* * *

Эйфория души Крыма
Когда вплываешь в крымский край
И окунаешь сердце в май,
И в Голубой залив ныряешь в ниглеже,.. Уже!..
Тогда к пол-царству рыбьих стай
Тебе дворцом – любой сарай
Под деревцом – с любимой рай и в шалаше !..
Когда «Шампань» в твоей руке
Остудит палец на курке,
Упрячь двухстволку в рюкзаке к запаске шин…спеши!.
И сам от тёщи вдалеке спеши к запруженной реке
Замылить глаз на поплавке в речной глуши…
Спеши от дичи вдалеке к речной запруде налегке
Замылить глаз на поплавке в лесной глуши !..

БИБЛИОГРАФИЯ:
1)Лобанов М.П. «С.Т.Аксаков-ЖЗЛ»,М.Молодая Гв.,1987.
2) Durkin A.R. Sergei Aksakov –Russion Pastoral, 1988, New Brunswick.
3) Плахотнюк В.Н. Символика религий и культов, М.Риполл-Классик, 2009.

В.Н. Плахотнюк,
член Союза писателей России,
член-корреспондент РАЕН,
участник исследований физики моря и электромагнитного поля в Крыму