О писателях, «пиратах книжных» и даже немного о пиратах бескавычных

Всемирный День книг и авторского права по инициативе ЮНЕСКО (1995) отмечается 23 апреля, в день смерти Сервантеса и Шекспира в 1616 году. Бесстрастные справочники называют эту дату – «Праздником», российские историки, авторы припоминают единственный аналог празднования, приуроченного к дате смерти: широко отмечавшееся в 1937 году 100-летие гибели Пушкина. Википедия говорит и о некоем балансе: 23 апреля и родились писатели — Мануэль Вальехо, Морис Дрюон, Халлдор Лакснесс.

Сравнения ценностей потерь/рождений совершенно неполиткорректны, но общая озабоченность уже накрепко связана с этим праздником, что могли заметить и участники традиционно проводимых в этот день в Петербурге международных конференций. (О прошлогодней «Год литературы» публиковал: https://godliteratury.ru/public-post/davayte-druzhit-godami ). Именно о «выживании», защите автора говорили: член Объединения русскоязычных литераторов Финляндии, главный редактор журнала «Иные берега Vieraat rannat» Ольга Пуссинен, директор издательства «Aleksandra», главный редактор журнала «Таллинн» Нэлли Мельц.

Российские докладчики в этот год были представлены только юристами. П.А.Катков, старший партнер юридической компании «Катков и партнеры», доклад: «Формы государственной поддержки развития рынка интеллектуальных прав. Федеральная и региональная практика».

Интересной казалась заявленная в Программе тема «Литературные агентства – развитие рынка услуг в России», но адвокат Станислав Корнилов касался только юридических сторон этой работы. А присутствовавшим писателям интереснее был бы «живой пример», предположим, рассказ коллеги-автора о его опыте взаимодействия с литагентами. Но писатели Евгений Лукин, Валентина Ефимовская выступали только «в прениях и кулуарах».

Тема доклада члена Адвокатской палаты СПб В.Е.Перекислова: «Авторское право — практика защиты писателей от незаконного использования продуктов их творчества»…

Потеряв здесь нить юридических силлогизмов, автор этих строк задумался о неожиданных связях, сопоставлениях главной темы (книжное «пиратство») — с судьбой великих предков, чьи синхронные кончины в 1616году и подтолкнули ЮНЕСКО сделать 23 апреля и т.д…

Мне доводилось писать об исследованиях поэта, шекспиролога Натальи Гранцевой. Есть пункт сближающий темы Шекспирова авторства и «пиратства». Доводы антистратфордианцев (не признающие авторства «Шекспира из Стратфорда»):
1) весьма практичный Шекспир, в подробном завещании не упомянул права на свои произведения. (Ведь на возражения, что гонорары были ничтожными, отвечают: пусть малы, но там он делил и предметы копеечной стоимости, мебель).
2) при жизни Шекспир издал только «Венеру и Адониса» (1593), «Лукрецию» (1594). Первое издание пьес, знаменитое in folio, выполнено в 1623-м актерами Юмингом и Конделем, друзьями скончавшегося в 1616-м Шекспира.

Я и заострял внимание: издания тогда были не просто малогонорарны – они несли большой убыток театральным компаниям. Братство «Слуг лорда-камергера» (труппа театра «Глобус») было спаяно и общим финансовым интересом. Как актер (не ведущий) Шекспир получал в год 130 фунтов («Стерлингов, Карл!»), как пайщик театра еще более 50 фунтов – очень большие суммы… Ключ к пониманию финансовой стороны жизни английских театров начала XVII века: наличие «артелей скорописцев» посещавших спектакли, записывая, порой со смехотворными ошибками свои «пиратские копии». Главный доход — спектакли («Глобус» вмещал 2000 человек!) и выступления перед королевой, вельможами (типа «корпоративы»). А «скорописцы» (их уподобим торрентам, пиратским сайтам) «скачивали» не для издателей – для конкурирующих театров! Печатать пьесу в таких условиях – прямой убыток.

Потому Шекспир и издал только «Венеру…», «Лукрецию», поэмы, не пьесы! А 1623 год — время окончания «коммерческой значимости» текстов, друзья, пайщики «Глобуса» сошли со сцены (в буквальном смысле).

Так что Шекспир-автор – был! Причем работал в условиях схожих с нашими. А второй из гениев, сделавших 23 апреля (грустным) праздником, Мигель Сервантес столкнулся с пиратами – самыми настоящими. В 1575г его галера была захвачена алжирскими корсарами, будущий автор «Дон Кихота» провёл в плену 5 лет, выкуплен за 2000дукатов…

Эти истории вспоминались «на полях конференции» — столь же грустным утешением авторам-современникам…

И отмеченная в выступлении одного коллеги-писателя — не на этой Конференции, а тоже весьма давно (Ф.М.Достоевский, «Пушкинская речь», 1880г.), знаменитая «русская всеотзывчивость» сказалась так, что присутствовавшие российские журналисты, писатели с бОльшим интересом слушали рассказы своих балтийских соседей, ибо у них кроме юридических тезисов мелькала информация и о тамошнем писательском бытии.

Нэлли Мельц рассказала о жизни-выживании русско и эстоно язычных писателей. Констатация главреда журнала «Таллинн»: «Финансовые компенсации даже при самых удачных процессах против незаконных перепечаток исчислялись бы на основе «упущенных выгод», т.е. реализации легальных тиражей, а они столь малы, что практически никто из авторов Эстонии с «пиратами» не борется, удовлетворяясь тем, что и незаконное копирование прибавляет популярности их произведениям».

Долгожданные «мажорные ноты» участники конференции услышали в речи Евгения Лукина. Известный поэт, многолетний главный редактор журнала «Северная Аврора» — еще и директор «Дома писателей» на Звенигородской улице, благополучно вмещающего обе писательские организации Петербурга, при всей сложности их отношений. Собственно и эту международную Конференцию принял «Дом писателей», и участники потратили все свои перерывы, кофе-брейки на осмотр креативно оформленных интерьеров. Галереи фото, карикатур, переполненные доски объявлений свидетельствовали о «живой писательской жизни» — так тавтологично, «не по-писательски» мы оценивали радующие глаз приметы. А сам директор добавил позитива, сообщив об успешном открытии в Крыму Книжной лавки Дома писателей Петербурга. В зале зашелестело «Волошин, Коктебель…», но и без малейшей иронии было понятно, что пустовать крымскому магазину не придется, что книги питерских писателей вырвутся на простор, что на курортах и пляжах, даже в наши малочитающие времена – все же читают почаще…

«А если там еще и хоть на время отключать Wi-Fi…» — мелькнуло у автора этих строк. Но это, конечно, из старого, еще «белинского» разряда «Литературных мечтаний».

 Игорь Шумейко