Круглый стол «Русский язык  и безопасность Отечества»

В последних числах сентября в Петербурге, в Доме писателя, состоялся Круглый стол творческой и научной интеллигенции, посвященный взаимосвязи языковой и национальной безопасности Отечества. Его ведущими выступили член Санкт-Петербургского регионального штаба Общероссийского Народного Фронта (ОНФ) капитан Ι ранга в отставке поэт Борис Орлов и кандидат юридических наук, сотрудник Центра политпросвещения «Честная политика» партии «Великое Отечество» (ПВО) Георгий Зазулин.
В круглом столе приняли активное участие члены губернаторского совета по русскому языку.
Было отмечено, что культурная и духовная языковая среда в городе на Неве невыгодно, притом в разительной степени, отличается от положения в целом по стране, хотя нигде в России не назовёшь её благополучной.
Начался разговор с очевидного: говорилось о недопустимом обилии вывесок на английском языке или просто коверкающих русские слова латинскими буквами; о безграмотности журналистов, о необходимости законодательно обеспечить приоритет русского языка в системе образования и строго следить за его исполнением; наконец, неоднократно подчеркивалось, что утрата народом языка означает исчезновение самого народа. «Неужели власти этого не понимают?» – звучал риторический вопрос. Но он потому и риторический, что власти понимают.
Преподаватели рассказывали, что молодёжь не владеет русской речью – ни устной, ни письменной, неспособна логически мыслить и выражать свои мысли; что неправомерный перенос тяжести на ЕГЭ вместо полноценного преподавания ведёт к деградации не только обучаемых, но и самих педагогов. А ведь сам по себе ЕГЭ изначально предназначен для умственно отсталых, а не для всех.
Приводили пример Китая, который не боится английского языка, – напротив, официально приветствует его изучение китайцами как скорейший путь к обретению страной мирового лидерства.
003
Был приведён пример, когда посетитель питерского кафе, будучи единственным клиентом, удивился – или, скорее, возмутился, что в заведении звучали песенки сплошь на английском. В ответ на просьбу поставить русскую песню служащая кафе сказала, что если она эту просьбу выполнит, то будет уволена. Поднялся ропот участников круглого стола, но тут поднялся-объявился юрист, который простым не-юристам взялся растолковать суть вопроса. Дело в том, сказал юрист, что кафе связано законом о защите авторских прав на музыку, которую используют, они-де обязаны перечислять авторское вознаграждение, и служащая нарушившая авторские права англосаксов, была бы действительно уволена.
Однако нашелся некто находчивый (простите тавтологию), кто возразил юристу: одно дело перечислять вознаграждение за использованную музыку и совсем другое – брать на себя обязательство использовать исключительно какую-то одну, запрещая всякую другую. Это уже явная дискриминация.
Представитель учащейся молодёжи попытался перечислить психологические мотивы для молодёжного жаргона, отметив при этом, что очень многое зависит от преподавателя: умному и уважаемому педагогу, его правильной красивой речи невольно хочется подражать.
   ____
Звучали предложения создать рабочую группу для подготовки законодательных предложений депутатам-единомышленникам.  Однако призыв, прозвучавший по окончании круглого стола к желающим записаться в эту рабочую группу, дал лишь одну-две фамилии.
   ____
Конечно, китайский пример отношения к английскому языку – для нас наука, но примером быть не может. Как подчеркивал выступавший, «китайцы чётко знают, для чего им нужен английский язык»: им это объяснило собственное правительство. И это не связано с ущемлением или подавлением родного китайского.
В чём же разница? Посмотрим на российскую рекламу: «Английский – язык твоего будущего!» или «English First! Английский – прежде всего!»  А эскалаторы и вестибюли метро периодически украшаются портретами юных петербуржцев: «С английским – я всюду дома!»
В Китае цензура есть, а в России – нет. В Китае есть идеология: ханьский шовинизм и смесь конфуцианства с коммунизмом, зато нет во власти пятой колонны. У нас положение обратное.
   _____
Единичными судебными исками отдельных активистов к англоманящим радиостанциям или хозяевам кафе мы катастрофу не отдалим. Нужно принципиальное изменение культурной политики государства. Если будет нарастать массовое давление снизу на местные и центральные власти в пользу патриотической языковой политики, с устранением саботажников – тогда спасётся Россия.
   ______
Османская империя предоставила порабощённым грекам выбор: сохраняется либо их вера, либо язык. Хитрые турки понимали, что большая цель достигается постепенно: отберём одну святыню – потом и другие посыплются. Греки отстояли веру, выбрали якобы турецкий язык, а дома говорили на родном. Но при этом хорошо понимали (может быть, лучше, чем это мы понимаем сейчас), что бытового разговорного языка недостаточно. По всей Греции возникли ночные классы для эллинских детей, и Эллада спаслась для будущего.
А будущие босняки будущей Югославии отреклись от веры, сохранив язык, но приняли ислам и теперь их потомки (к счастью, не все) воюют за ИГИЛ, а ещё недавно босняки вырезали сербов. Будущие хорваты отреклись от веры, подчинились латинской ереси и на протяжении веков резали одноязычных с ними сербов, а теперь ещё стали обособляться не одним алфавитом, как прежде, но и всё больше произношением и словарём. (Аналогичное обособление произошло на (Западной) Украине и сейчас творится в Белоруссии под отеческим оком «батьки» Лукашэнки.)
Врагам России понятны значение языка для существования народа и важность литературной традиции – даже более понятны им, чем некоторым из нас. В литературе они осуществляют грандиозную подмену смыслов, имен и качества – при неусыпной руководящей заботе сеславинских гершковичей, академий «Большой книги» и при содействии  «институтов перевода», обучающих «липок», липовых «мастер-классов» и т.п.  Параллельно – пусть не теми же руками, но теми же лицами – решается задача освобождения территории России от языка (народа): этой задаче подчинены периодические «обновления правил», повседневная ломка языка журналистами эфира и бумаги, искажение падежей с целью сокращения их числа (превращения русского языка в деревянное подобие английского). Чтобы оправдать полный отказ от склонения существительных, рекламщики и журналисты прибегают к их написанию латынью или в кавычках:  Крушение Boeing…  Проведи лето с «Мегафон»!  Подарок от Samsung! Не существует правил, которые оправдали бы это, но… Не мытьём, так катаньем! А через несколько лет, уже ссылаясь на «речевую практику», изменят и правила! Только это будет не русский язык!
Такая перспектива отнюдь не пугает кандидата филологических наук и хозяина сайта gramota.ru господина Пахомова, оптимистично заявлявшего в радиоинтервью, что рано или поздно русский язык утратит падежные окончания и станет как языки английский, французский или эсперанто, – в той или иной степени, но все похожие на конструктор LEGO.
(В Китае точно нет такой проблемы! Там есть цензура и почти нет пятой колонны. Даже коррупции, по российским понятиям, недостаточно. А конструктивно китайский и сам достаточно близок к английскому.)
Самая свежая радость от президента «Российской академии образования» г-жи Вербицкой: она предлагает удалить из школьных программ «Войну и мир» Л.Толстого, «Преступление и наказание» Достоевского, зато ввести «изучение Библии». Ведь надо же было что-то сделать в пику новому министру образования  О.Ю. Васильевой!
Зная биографию Л.Вербицкой, которая президент ещё многого там чего, легко читать её мысли («Лиха беда начало!») и понимать нарочито расплывчатое слово «Библия» как Ветхий Завет – а поскольку школа школе не чета, то и Талмуд.
Политика глобалистов в том, чтобы разщеплять всякую общность, народ, человечество на мелкие щепки: на клубы и секты, на рокеров, байкеров, стритрейсеров, гомиков, фэнтези-райтеров, бардов, разномастных активистов, «художников», инсталляторов (почти каждое слово враждебно русскому духу и букве!) – предписывая при этом взаимную «толерантность», то бишь терпимость к порочным обычаям соседей. Нация, народ – исчезает, а цель глобалистов в том и состоит: утешайтесь, мол, в кругу себе подобных, собственными порочными убеждениями, лишь бы ваши убеждения оставались ничтожными, стремящимися к нулю.
Но покрывало глобализма не может погасить природу человека. В мире нарастает радикализация общества. Западный мiр уже затрещал. Так и подавление русской культуры неминуемо вызывает радикализацию общественной мысли – даже в большей, гораздо большей степени, чем общее снижение уровня жизни.
   _____
Упоминали добрые люди и указ президента РФ о национальной стратегии, где тоже речь идёт о государственном языке. Активисты даже разсказали, что в ряде учреждений и организаций руководы всерьёз пугались, когда их уличали «в нарушении указа Президента о национальной стратегии» – руководам вовсе неизвестного.
Администрации президента недосуг довести содержание указа если не до народа, то хотя бы до руководов… Так ведь и сам Президент – между Глазьевым и Кудриным, между нефтегазом, спортом, оборонэкспортом, и языку там тесно.
А указ – кому он указ? Лишь патриотам в утешение.
Юрiй Сербъ (Георгiй Александровичъ Лебедевъ) - филологъ, прозаикъ, публицистъ, поэтъ, членъ СП Россiи cъ 1996 г. Первый лауреатъ премiи им. А.К.Толстого въ номинацiи Проза (2012). Авторъ семи изданныхъ книгъ. Делегатъ ΧΙV и XV съездовъ СП Россiи. Ведётъ блогъ въ «Живомъ Журналѣ»: ru-metaproza.livejournal.com , присутствуетъ въ Twitter’ѣ - @YuriSerbe Контактъ: metaproza@ya.ru