Международный Новисадский Литературный Фестиваль

В конце августа — начале сентября в сербском автономном крае, Воеводине прошел примечательный во многих отношениях литературный фестиваль «Международный Новисадский Литературный Фестиваль».

Организовал его, в 11-й раз, союз писателей Воеводины, пригласил на него, как и прежде, блестящий международный состав, обеспечил тот всем необходимым для свободных презентации и обмена творческими достижениями и сумел привлечь к этому, казалось бы столь «узко-интересному» мероприятию приличное число зрителей и слушателей. Все это достойно удивления и восхищения.

003Воеводина, небольшой, но крайне интересный край Сербии встретил наперсников Эвтерпы по-курортному жаркими днями и благоухающими вечерами. Нови Сад – административный центр, распахнул двери для гостей со всего света величественным разворотом Дуная, под навершием грандиозной фортификационной системы – Петроварадинской крепостью, узкими ветвями улочек в обрамлении пестрых малоэтажных образчиков милейшей европейской архитектуры поздней готики, неоренессанса, барокко, классицизма, не забыв ни о строго традиционных костеле, ратуше, синагоге, ни о современных торговых центрах, «барных галереях» и культурном пляже.

Организаторы предоставили каждому участнику равное количество выступлений, на балконе декадентского, в лучшем смысле, клуба над шумной улицей, которую так и тянет назвать бульваром, Змай Йовина, культового сербского детского писателя и на площади Молодоженов, посреди уютного городского квартала, включающего торжественную  синагогу и презентабельный национальный театр. Вместе с тем, были запланированы выездные мероприятия, такие как вручение 56-й премии Бранко Радичевича юному таланту, за первую книгу, в Сремских Карловцах, городке для человека российского историческим значимом – штаб-квартира Врангеля и белой иммиграции и Архиерейский Синод РПЦЗ, посещение знаменитого ансамбля Фрушкогорских монастырей и интернациональное застолье на коневодстве под горой. Языковые преграды скоро пали – каждого автора в «живом» режиме переводили на сербский, сами авторы нашли для себя выход в английском. Так и нашим соотечественникам стали доступны мысли и переживания широко известных в своих кругах датчан, англичан, немцев, французов, испанцев, поляков, мексиканцев и сербов.

002

Каждый год фестиваль представляет страну – «лауреата». В этом году ей стала Дания, основные дискуссионные мероприятия были посвящены ей. Особое внимание в связи с тем было уделено Томасу Бобергу, Кристел Винблад, Глену Кристиану, Пие Юул и Камиле Лефстрем. Изданная по этому случаю «Антология современной датской поэзии» демонстрирует русскоязычному читателю обыкновенное для современности засилье лирики и особую приверженность западного писателя свободным формам стихосложения. Однако, это отдельная тема, которую мы еще затронем. Помимо внушительной делегации из Скандинавии Новисадский праздник поэзии собрал в одном месте джентльмена Мэтью Келли, преподавателей западноевропейской литературы Михаэля Шпейера (Германия) и Педро Серрано (Мексика), испанцев Хавьера Вела и Марию Алкантарилья, издателя Жерара Нуаре из прекрасной Франции и многих других (Ян Кшиштоф Пьясецки (Польша), Габриэль Кифу (Румыния), Золтан Сичджи (Венгрия), Румяна Эберг (Германия), Мирослав Цера Михайлович (Сербия)). Россию представили Игорь Лазунин и Николай Наливайко.

005

С первого и до последнего дня звучали стихи, звучали аплодисменты. Сербский читатель с вниманием и уважением отнесся к разноплановым произведениям разноязычных служителей пера – европейский автор удивлял и завораживал легким отношением к форме, когда нужна, пожалуйста, в иных случаях верлибр всех мастей услаждал слух собравшихся, отечественный остался верен столь дорогой ему силлабо-тонике. Не раз возникал вопрос – неужто вся поэзия старого света обратилась лицом к поискам нового пути стихосложения? Да. Образцы перед искушенным читателем не оставляют сомнений.

Отразилось это интересное обстоятельство также и в декламации. Публичные чтения позволили познакомиться с представлениями зарубежных товарищей о подаче стихотворного произведения в живой речи. Отсутствие четкой акцентуации и относительное использования возможностей голосовых модуляций могут быть связаны как с необязательностью для поэта быть помимо того чтецом, так и с частой  «невыразительностью» свободных размеров, но могут являться и отличительной чертой, что важнее. В произнесении сказывается сдержанность или горячность самого содержания произносимого, из чего мы можем сделать смелый вывод о сохранении в российской поэзии «лирического напряжения». Помимо верности ясной и ритмически-определенной «скандовке», так нарочито подчеркивающей страсть к заветам Ломоносова-Тредиаковского, виршей.

Справа налево- Томас Боберг, Михаэль Шпейер, Игорь Лазунин, Николай Наливайко, Румяна Эберг, Мэтью Кели, Ян Кшиштоф Пьясецки, Владимир Гвозден, Золтан Сичджи, Драгана В. Тодаресков, Мирослав Цера Михайлович.
Справа налево- Томас Боберг, Михаэль Шпейер, Игорь Лазунин, Николай Наливайко, Румяна Эберг, Мэтью Кели, Ян Кшиштоф Пьясецки, Владимир Гвозден, Золтан Сичджи, Драгана В. Тодаресков, Мирослав Цера Михайлович.

Так или иначе, но встреча произошла, весьма плодотворно для обеих сторон и более чем для стороны принимающей. Возможно больший резонанс был бы «еще замечательнее», но и так не заметить теперь наличие упорствующей в своем благородном консерватизме литературной жизни сложно. Стихи пишут, читают и слушают. Чего еще пожелать!

Новых столкновений и сближений на этой почве.

Фото автора.

Ксения Савина

Родилась в Санкт-Петербурге, в 1992 г. Училась на переводчика, художника, филолога. Выпускница литературного клуба «Дерзание». Закончила философский факультет СПбГУ и одноименный факультет РХГА. Религиовед, человек неравнодушный к литературе, пишущий и анализирующий. Автор трех сборников, изданных издательством «Лема» - «Лета» в 2010 г., «Признание. I» в 2015 г., «Признание. II» в 2016 г. Начинала как прозаик, в данный период времени работает в жанре «верлибр».