Греческая Голгофа

Вот уже одиннадцатый раз в Михайловском манеже проводится международный книжный салон. С каждым годом он становится всё интереснее и содержательнее. Там не только можно приобрести понравившиеся книги — а выбор там богатейший, на любой вкус, — но и посетить интереснейшие творческие встречи с отечественными и зарубежными писателями, а также участвовать в работе круглых столов.

Панос Беглитис
Панос Беглитис

Пишущему эти строки довелось стать участником круглого стола «Греция и Россия — две великие европейские литературы». Дело в том, что нынешний год объявлен в нашей стране годом Греции. Это довел до сведения собравшихся директор Санкт-Петербургского дома писателя Владимир Малышев.

002

Его от души поблагодарил Генеральный консул Греции в Санкт-Петербурге, коринфянин по рождению Панос Беглитис, сказавший много добрых слов в наш адрес и подчеркнувший, что для него большая честь, что греческая литература представлена на нашем салоне. Он поведал, что вырос на русской литературе, любовь к которой ему привили родители (отец был заключен в тюрьму по политическому обвинению). Консул перечислил Гоголя, Достоевского, Толстого, Чехова, Шолохова, Пастернака, Маяковского, Ахматову и, конечно, Пушкина — ведь уже в начале ХХ в. в греческих периодических изданиях стали появляться переводы русских писателей. Произведения советского периода, по его словам, сильно повлияло на современную греческую литературу, но отрицательным явлением стала политическая конъюнктура в период диктаторского режима. Бальзамом на наши раны послужили слова П. Беглитиса: «Будь наша воля, мы бы отменили санкции и визы для РФ». Кстати, в конце прошлого года П. Беглитис встречался с Владыкой Варсонофием, митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским.

На великолепном русском языке, проявив широчайшую эрудицию, выступила Теодора Янници, писательница и директор Греческого культурного центра в Москве. Прежде всего она подчеркнула, что наши народы близки в первую очередь потому, что единоверны. Подробно и интересно рассказала она о пути из варяг в греки, о замужестве Софьи Палеолог, о введении в России двуглавого орла, об основании Славяно-греко-латинской академии, о созданной адмиралом Ушаковым, о свержении османского ига с помощью России, о впечатлениях о Греции русских путешественников… С горечью констатировала Т. Янници, что после Крымской войны греки стали больше тяготеть к Западу — ну, да не всегда отношения наших народов были безоблачными…

002
Теодора Янници

Следующим взял слово киевлянин Олег Цыбенко — доктор исторических наук, переводчик греческой литературы, член Союза писателей Греции и Союза писателей Москвы. Он поведал собравшимся, что самый читаемый русский писатель в Греции — Достоевский; что касается Лермонтова, практически неизвестного на Западе, то вышло пять вариантов «Героя нашего времени» в переводе на греческий, а недавно греческим читателям стал доступен купринский «Гранатовый браслет». Говоря о связи России с греческим

миром, который, как известно, не ограничен Балканским полуостровом, О. Цыбенко рассказал о видном дипломате и литераторе, российском греке Константине Базили, учившемся в Нежинской гимназии вместе с Гоголем. Во время Крымской войны, подчеркнул докладчик, на нашей стороне воевал греческий батальон. Зашла речь и о византийской идее К. Леонтьева.

После перерыва выступил другой российский грек — Иосиф Захариадис. Представивший его В. Малышев рассказал, что что назвал его так в честь Сталина отец — бывший генеральный секретарь греческой компартии, который, попав в СССР, был сослан в Сургут и повесился. Иосиф сравнительно недавно переехал в Грецию. Перед этим он тщетно пытался узнать о судьбе отца, предшествовавшей самоубийству, но тщетно: в соответствующие архивы его не допустили. И. Захариадис подчеркнул, что судьба понтийских (крымских) греков не менее драматична, чем участь крымских татар, что вспоминать об этом почему-то не любят.

Иосиф Захариадис
Иосиф Захариадис

Проживший в России тринадцать лет поэт, драматург и прозаик Алексис Парнис, переводчик русских поэтов, от Пушкина до наших современников, автор книг «Остров Афродиты», «К советской земле», «Бульвар Пастернака» и др., трижды исключавшийся из Коммунистической партии Греции, в силу здоровья и возраста (85 лет) приехать не смог, но прислал видеоинтервью. По его словам, Захариадис был одним из немногих иностранных коммунистов, с которым считался сам Сталин.

002
Алексис Парнис

Интересно, что в сатирическом романе «Корректор» А. Парнис, хоть и критиковал советскую действительность, но сора из избы не выносил, противопоставляя себя Солженицыну. Близко знающие А. Парниса люди утверждают, что у него неуступчивость и несговорчивость сочетаются с органической неспособностью предать. О переводах этого автора на русский язык рассказал главный редактор издательства «Алетейя» Игорь Савкин.

002
Харис Циркинидис

Заключительным аккордом нашей встречи прозвучало эмоциональное выступление Хариса Циркинидиса, автора беллетризованного исторического исследования «Красная река» (нетрудно догадаться, что это метафора пролитой крови). Излагать историю своего отечества автор начинает с глубокой древности — античные мифы, расцвет эллинской культуры, империя Александра Македонского, — и завершает османским игом. Красочно, но исключительно правдиво, строго опираясь на факты, — зачастую, малоизвестные за пределами Эллады, — описывает Х. Циркинидис бесчинства турок по отношению к грекам и вообще к христианам, что сравнимо разве что с аналогичными описаниями у Достоевского. Особенно выразительно описана резня в Измире (по-гречески — в Смирне) — да и вообще вся книга написана, как говорится, кровью сердца. «Я ничего не сочиняю — просто описываю факты», — подчеркнул Х. Циркинидис. Отрывок из его книги с выражением прочел уже упоминавшийся И. Савкин. «Греческая Голгофа!» — сказал он.

Широко известен факт геноцида армян в Турции во время Первой мировой войны. Но почему-то мало говорят о геноциде греков — а их в это же время было вырезано столько же, сколько армян — полтора миллиона, а также триста тысяч ассирийцев. Сказано в книге и том, что весь ХХ век был очень трудным и трагическим для Греции.

«Турки никогда не изменятся! — воскликнул под конец Х. Циркинидис. — Я не призываю к мести туркам. Но пролитая ими кровь — их грех, и пусть их грехи победят это зло. Есть одна надежда — если пробудится великий русский медведь».

Сие и буди, буди!

Андрей Родосский