Художественная деталь в переводе поэтического текста

Non verbum de verbo, sed sensum de sensu exprimere.
Передавать не слово в слово, а смысл в смысл (лат.).
Святой Иероним, покровитель переводчиков

Семантическое поле – это окружение для художественной детали. Это её флора и фауна. То, чем она дышит и питается, её фундамент, на котором она зиждется. Семантическое поле — крупное смысловое единство образов, соподчинённых одной идее, объединяющей различные части речи по смежному семантическому признаку. Например: зигзаги морского безумья, зазубрив небосклоны зубрилами волн. Можно сказать, что семантическое поле – это ряд, набор, коллекция, образно говоря, «галерея» тех слов (образов, эпитетов, метафор, сравнений), которые создают особую атмосферу стихотворения, фон главного чувства. Семантическое поле структурируется и упорядочивается смысловой доминантой. Доминанта —  нечто, именующее и определяющее поле. «Каждое семантическое поле имеет семантическое ядро — определенное понятие, выраженное словом, называемым “архилексемой поля”, вокруг которого группируется лексика, формирующая центр и периферию поля» [Шмелев Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики. М., 1973]. Семантическое поле призвано создавать определённый эмоциональный эффект в читателе с помощью наличествующих в нём языковых единиц, подобранных с одним качеством, экстралингвистическим признаком, психологической характеристикой.

Принципиальна роль семантического поля в зарождении художественной детали. Это – «облако», в котором обитают молекулы-слова, которые, сгущаясь, образуют дождь – главную мысль – центральный метафорический образ, художественную деталь. «Семантическое поле обладает сдвоенной структурой: на первичное поле (денотативное, исходное), отражающее реальные связи и зависимости между элементами действительности (течет вода, всплеск воды, утонуть в воде, капля жидкости, кипит вода, плывет лодка), налагается поле вторичное (метафорич.), отражающее метафорические связи и социальные, интеллектуальные и духовные сферы (течет толпа, мысль, всплеск огня, негодования, утонуть в делах, плывут воспоминания, море радости, кипит работа, капля жалости)» [Скляревская Г. Н. Языковая метафора как объект лексикологии и лексикографии: Автореф. Дисс… д-ра филол. наук. Л., 1989].

Инструментарий переводчика проходит проверку при работе с семантическим полем. При переводе происходит стирание лингвистических единиц одного языка и рождение новых на другом. Остаются лишь образы. Образный ряд семантического поля помогает воссоздать  художественный мир стихотворения на другом языке, передавая краски оригинала. Среди прочих образов переводчику удаётся трансформировать и главный штрих поэтического текста – художественную деталь.

Как целое относится к частному, так семантическое поле к художественной детали. Частное без целого осуществить свои функции не может, и невозможно выскоблить контекст поэтического произведения  при трансформации художественной детали на другой язык. Сопутствующие образы призваны сопровождать главный мотив, цепочка событий с главным звеном не может быть разорвана. Художественная деталь – «кирпичик» всего строения художественного мира текста, «минимальная единица» его измерения. «Художественная деталь (от франц. detail – подробность, мелочь, частность) – одно из средств создания образа: выделенный автором элемент художественного образа, несущий значительную смысловую и эмоциональную нагрузку в произведении» [Словарь литературоведческих терминов. С.П. Белокурова. 2005]. Художественная деталь может быть психологической характеристикой героя, которую автор выделил среди всего остального, она может управлять всей сюжетной линией произведения, придавать особенную интонацию.

Художественная деталь – составная часть образа, в этом её сложность передачи на другой язык, она может восприниматься по-разному и важно найти её первостепенное значение в контексте определённого произведения. Антон Павлович Чехов выступал за минимизацию подробностей, но за умелое использование небольшого количества деталей. Чехов сказал: «Без детали вещь не живёт» [Добин Е. Герой. Сюжет. Деталь. — М.: Советский писатель, 1962].

Поговорим о том, как может выражаться художественная деталь. Предметы,  которые принадлежат героям стихотворения, могут быть инструментом раскрытия характера (Дождевик героя стихотворения Жака Превера «Утренний завтрак») и средством психологической характеристики героя (Глагол mettre, передающий однообразность и механизм движений, в целом создающий антиэмоциональное пространство стихотворения Жака Превера «Утренний завтрак»).  Художественные детали могут сопутствовать герою,  иметь с ним соответствие (Поль Верлен «Chanson d’automne», где «сухой лист» («feuille morte») и лирический герой, по сути, одно и то же).  Художественные детали могут находиться в аппозиции лирическому герою, как, например, это происходит в стихотворении Поля Верлена «L’angoisse» («Тоска»), где герой говорит, что «Природа, ничто меня в тебе не волнует…». Приведём первые четыре строчки: Nature, rien de toi ne m’émeut, ni les champs / Nourriciers, ni l’écho vermeil des pastorales / Siciliennes, ni les pompes aurorales, / Ni la solennité dolente des couchants. На протяжении всего стихотворения автор отрицает красоту природы с помощью перечисления её явлений, которые все противопоставлены лирическому герою.

Иногда через уменьшенное употребление предметных деталей, автор акцентирует внимание читателя на внутреннем мире стихотворения, на подтексте ситуации. В стихотворении «Утренний завтрак» Жак Превер преднамеренно злоупотребляет глаголом «mettre» и через отсутствие эмоциональной детализации состояния героев драма стихотворения становится ещё глубже. Нехватка глаголов описания и скупость речи усиливают жёсткость поступка лирического героя, безысходность ситуации.

Художественная деталь принадлежит к внеязыковой действительности, которая на сегодняшний день является малоизученной.  Искажения при переводах художественной детали встречаются часто, непосредственной причиной тому – всем известная языковая межкультурная ассиметрия, т.е. отсутствие тех или иных явлений, понятий и концептов в языке на который осуществляется перевод.  Проблема перевода  художественной детали – проблема психологического восприятия её переводчиком и ориентации на психологию восприятия адресата. Сорокин Ю.А. подводит нас к психологии проблемы перевода. В работе «Психолингвистические аспекты изучения текста» он пишет, что «слово, фраза, книга суть не передатчики, а возбудители психических переживаний в каждой отдельной мнеме» [Сорокин Ю.А. «Психолингвистические аспекты изучения текста», М., 1985, с. 136].  Каждый переводчик, пропуская содержание художественного текста через себя, строит облик текста и художественных деталей, что-либо искажая и прибавляя, обязательно пуская в ход личные переживания, выстраивая из них свою проекцию художественного текста.

Проблема передачи какого-либо художественного образа или детали заставляет переводчика задавать себе ряд вопросов: что это за образ, в результате чего он создаётся, каковы его составные элементы, предпосылки его возникновения?  В чём авторская логика, почему именно эта художественная деталь именно здесь, в этой строчке этого стихотворения? Переводчик проводит каждый художественный образ (деталь) через мотивацию, чтобы обозначить себе путь его трансформации на другой язык. Хаотичность мышления, на которую имеет право поэт, но не имеет права переводчик, формирует фактор трудного преодоления беспорядка мыслей, с которым можно бороться только систематизацией знаний о художественном мире стихотворения.

Художественная деталь в процессе коммуникации является посредником между читателем и психологическо-этическими и эстетическими установками автора. Сознание поэта ведёт диалог с культурным пространством посредством художественных деталей, мыслей-образов. Переводчик, взявшийся за поэтический текст, психолог и культуролог одновременно. Если можно так выразиться, переводчик является «психотерапевтом» поэта, который поверяет ему все сложности и проблемы его художественного текста. И переводчик начинает заниматься расшифровкой всех этих проблем перевода, декодированием художественных деталей, символов и перекодированием на другую знаковую систему без потери образного колорита. Переводчика можно также сравнить с толкователем снов, который даёт их туманному предопределению и предсказанию чёткие границы реального назначения в другой семиотической системе, в системе поступков и событий. Переводчик имеет способности архитектора, который, руководствуясь вручённым ему авторским планом со всеми предписанными подробностями, возводит величественное или обыкновенное здание поэтического перевода.

Перевод художественной детали – объект изучения психосемантики, психолингвистики, лингвистики, культурологии, стилистики, текстологии, литературоведения и эстетики. Только совмещая опыт и научные достижения всех перечисленных дисциплин, переводчику удастся решить проблему перевода в конкретном тексте на практике, выбрав приоритетные образы и художественные детали, поняв специфику их формирования, составные части и семантику, предпочтя какую-либо технику перевода и  определив эмоциональное впечатление, которое должен будет производить текст на читателя.