Дворы и игры нашего детства

(О книге Г.Кропотова «Игры нашего двора» СПб: Реноме,2021)

Ах, эти старые дворы!
Вы – как забытые колодцы,
На вашем дне таится солнце
И не восходит до поры….
Храните вы мои надежды
И догоревшие костры…
О, эти вечные дворы…
Наталья Осипова

Всегда интересно прочесть воспоминания, мысленно окунуться в минувшее, сопоставить «личное прошлое» автора со своим. У каждого человека – своя уникальная история становления, взросления, но все мы родом из детства…

«Родился я на Васильевском острове, в Ленинграде»….так нарочито суховато, в документальном стиле начинает повествование Григорий Иванович Кропотов. Он кратко, но ёмко описывает свой первый дом на пересечении Гаванской улицы и Большого проспекта, куда его привезли прямо из роддома. В 50-е-60-е годы прошлого века этот недавно построенный дом по преимуществу был заселён морскими офицерами и их семьями. А у меня сразу же по прочтении начальных строк книги появилось приятное чувство – пишет земляк, василеостровец! Ведь и мои детские годы, хоть и «случились» десятилетием позже, да и прошли в другом дворе – но тоже на Васильевском острове. Правда, мой отец был сугубо гражданским человеком, хотя и участником Великой Отечественной войны, зато дядя служил на Тихоокеанском флоте и вышел в отставку в чине контр-адмирала. А начинается моя родимая 11-я линия с набережной Невы и памятника знаменитому мореплавателю Ивану Фёдоровичу Крузенштерну…

Григорий Кропотов пишет о советском послевоенном детстве, «в котором всё свободное время дети проводили ВО ДВОРЕ», а коллективные игры, которые автор тщательно и любовно реконструирует, были основным их занятием вне семьи и школы….Надо добавить, что в те годы родители почти не опасались за жизнь и здоровье ребят, позволяя им играть в ленинградских дворах до темноты. Вот такая была вольница! Ведь иной была и общественная атмосфера, меньше встречалось поведенческих девиаций, да и уровень бытовой культуры большинства ленинградцев был повыше нынешнего…Мат, ставший, увы, питерской унылой повседневностью, тогда ещё не разносился окрест, как зараза1. В мальчишеской среде, кстати, использование нецензурной брани не считалось ни доблестью, ни маркером возмужания, особенно если в играх принимали участие девочки. Мне памятны, например, и прятки, и жмурки, и «войнушка» ( дети нашего двора принципиально играли не в «войну», а исключительно в «войнушку!») – эмоций и радости хватало с лихвой. А мата не было. Что совсем не препятствовало ни общению, ни дружбе, ни взрослению. Надо ли говорить об отсутствии во дворах и в детских компаниях наркотиков и наркоманов?

С удовольствием прочла, что «во дворах», где рос Г.Кропотов, не романтизировались шпана, блатные повадки и уголовщина. Были очерчены чёткие границы дозволенного (тут, безусловно, поклон школе и родителям), переступать которые ни автора, ни его товарищей и не тянуло. Разумеется, бывало и иначе. В детской среде послевоенного времени существовали самые разные уродства и безобразия, которые шли как от конкретной натуры иных падких на сомнительные приключения подростков, так и от сумрачных условий их жизни, больше похожей на безрадостное существование – назовём хотя бы такое зло, как массовая безотцовщина. Но важно понимать, что житейские непотребства и нездоровые отношения, густо замешанные на уголовной «романтике», не царили в каждом дворе и в каждой ребячьей душе. Увы, порой при чтении книг «про советское детство» создаётся именно такое впечатление – выпячивается всякая мерзость: рвань, дрянь, пьянь, и местные «короли»-урки, которыми детвора якобы искренне восхищается и старательно копирует их убогие манеры – от придурковато-жалостливого «шансона» под «три аккорда» расстроенной гитары2 до блатного жаргона. А это – неправда. Сужу и по двору моего детства.

Григорий Кропотов подробнейшим образом описывает разные виды игр – с мячом, без мяча, с ножичками, фантиками, зимние игры…Даже считалки вспоминает! Тут уж у меня самая настоящая ностальгия пробудилась, ведь многие из этих незамысловатых рифмованных строк памятны и мне – к примеру, «Али-баба! – О чём, слуга? – Пятого-десятого… вышли нам сюда!» и т.п. Интересно было бы изучить, как и когда возникли эти милые заклинания, и каким образом передавались из поколения в поколение, знаменуя начало той или иной дворовой потехи. Мы знаем, что восклицание «Чур меня!» восходит ещё к дохристианским временам и означает не что иное, как обращение к предку (чуру или щуру, пращуру), чтоб он защитил, охранил от зла и неудачи своего потомка. Вероятно, можно проследить и исторические «корни» считалок – а может, этнографы детства уже изучают их…Печально только, что в XXI веке старинная традиция прервалась, дворы опустели, не слышно больше дружного ребячьего хора или, скорее, речитатива, азартно исполняющего ту или иную считалку – коллективный зачин игры. Да и игры дворовые, в основном, отошли в область преданий и воспоминаний…Что поделаешь! Нынешние дети «зависают», «залипают» в мессенджерах и на платформах – таково знамение времени, таков «тренд». Но как сказал поэт (по другому поводу) – «и всё-таки жаль…»

Автор оговаривается, что он писал книгу, исходя из сугубо личного опыта, не ставя своей целью создать энциклопедию детских игр во дворе. Понятна и невозможность объять необъятное. Но всё-таки, на мой взгляд, стоило бы хоть несколько слов уделить ролевым играм, а также дворовым разновидностям футбола и хоккея. Ролевыми играми я считаю как игры в «войнушку»,так и в «мушкетеров», «индейцев», «рыцарей», «пиратов» и т.п. В начале 70-х гг.прошлого века в нашем дворе и мальчишки, и девчонки «многосерийно»,много дней подряд изображали, с той или иной степенью достоверности, индейцев и ковбоев – видимо, под влиянием вестернов киностудии «Дефа» из ГДР. Соседний же двор временно заселили юные мушкетёры обоих полов, которые старательно высматривали на улице гвардейцев кардинала и затевали с ними поединки «по всем правилам искусства», высмотренным в кинозале, да на собственноручно изготовленных деревянных, а то и металлических шпагах! Но, возможно, автор в таких своеобразных реконструкциях участия не принимал…Хотя, по-моему, в «войнушку» играли все! Мальчишки – тем более!

Что же касается хоккея…. Сейчас трудно даже представить себе степень популярности игры с шайбой и клюшкой лет так…40-50 назад. Чемпионаты мира и олимпийские хоккейные турниры смотрели все, кто мог; у телевизоров собирались семьями, в радостный процесс общего семейного «боления» включались даже мамы и бабушки! Хоккеисты были народными любимцами, а фамилии «ледовых рыцарей» в одночасье становились общеизвестными.

И вот у нас во дворе в середине 70-х гг. стихийно образовалась команда разновозрастных мальчишек, радостно и ежевечерне гонявших детскими деревянными клюшками сначала теннисный мячик, затем полновесный резиновый диск. И я с ними. Ни льда, ни коньков, ни защиты, кроме детских пластмассовых шлемов, у нас не было, только азарт и желание играть, изо всех силёнок подражая своим кумирам…До сих пор благодарна парням, что взяли меня в свою компанию. Слова дурного и тем паче – грубого – от них не слышала. Конечно, мы не ставили целью отобраться на «Золотую шайбу» или заявиться на иной серьёзный турнир. Играли для себя. Но ведь до сих пор нам, людям уже немолодым, вспоминаются эти немудрёные матчи – 3 на 3,2 на 2…с сердечной теплотой и тихой радостью.

Г.Кропотов пишет: «Я сосредоточился именно на тех играх, которые, как считаю, приносили мне и моим товарищам по двору пользу. Они были интересны, динамичны, развивали реакцию, точность, ловкость, скорость, укрепляли характер». А кроме того, добавлю, все участники дворовых игр по сути дела проходили социализацию, попутно усваивая «кодекс чести»: дал слово – держи его. Учись отвечать за свои слова и дела. Умей жить в коллективе и отстаивать свои границы. Цени дружбу… Собственно говоря, двор, наряду с семьёй и школой, ежедневно и ненавязчиво, через игры и общение,формировал личность.

Для нынешних мальчишек и девчонок книга о детских забавах середины прошлого века будет интересна как содержанием, так и стилем изложения – фактологическим, сугубо документальным. Автор уважает читателя, в том числе – юного, не заигрывает с ним, не сюсюкает, не «воспитывает» почём зря. Он по-товарищески протягивает ему руку «сквозь годы» и просто рассказывает о своём детском игровом опыте. Так вот было…

Хотелось бы, чтоб честное свидетельство о дворовых играх детворы прошлого века привлекло не только историков повседневности, фольклористов, этнографов или современников автора…Вот если бы современные наглухо закрытые на кодовые замки дворы вновь ожили, наполнились детскими звонкими голосами и весёлым смехом, если бы современные мальчишки, да и девчонки тоже, отрывали время от времени свои буйны головушки от виртуальных «стрелялок» и прочих компьютерных занятий, заинтересовались бы и старыми добрыми играми бабушек и дедушек…Как это было бы замечательно! Думается, и сам Григорий Иванович Кропотов, когда работал над книгой о дворовых играх своего детства, тоже проникся этой мечтой и надеждой. Не одна только ностальгия по невозвратным детским годам водила его рукой. Ведь проверенные временем традиции, в том числе – и детская игровая культура – залог ментального здоровья народа.

А ещё хотелось бы верить, что интересная и полезная книга Г.И.Кропотова «Игры нашего двора» будет востребована библиотеками, детскими и подростковыми клубами, станет настольной во многих семьях – там, где не забывают лучшее из прошлого и предметно задумываются о будущем…


1 Интересно, что, часто бывая в Великом Новгороде или в Вологде, я на улицах почти не слышу матерной ругани. Но в «культурной столице» за годы «демократии и гласности» матерщина укоренилась, увы. Самое печальное – на массовый словесный понос никто уже и внимания не обращает. А вот в советское время за нецензурную брань на улицах, как правильно напоминает автор, полагался (и накладывался! ) штраф…

2 Почему подобное псевдоискусство в наши дни заполоняет эфир главного телевизионного канала страны, да ещё в «детское время» – вопрос любопытный…По моему мнению, наши самозваные эстрадные «звёзды» выросли в других дворах и увлекались несколько иными «играми». А книг хороших или фильмов и в глаза не видели.

Ирина Катченкова