Волховский поэт

(О книге Владимира Меньшикова «Избранное»)

Владимир Меньшиков, формировался как поэт, прежде всего в районном городе Волхове, из которого давно переехал в Петербург, где плодотворно продолжил свою литературную деятельность. Но, сменив место жительства, он не изменил любви к родному пролетарскому городку. Помнит о нем постоянно, ведь это важно для писателя  ̶  не забывать свои истоки, свою реку Волхов, на которой стоят такие индустриальные и культурно-исторические глыбы как первая столица России  ̶ Старая Ладога и Волховская ГЭС, стихам о которых отведены в «Избранном» целые циклы.

Я какое-то время тоже работал в этом «электрическом городе», частенько бывал на экскурсиях в Старой Ладоге, поэтому интересуюсь творчеством Меньшикова, и поэт не обманывает мои ожидания, особенно в сочинении лирических произведений.

Вот, к примеру, три строфы из стиха «Инстинкт коммунизма» о строительстве первенца ГОЭЛРО:

С тополиного обрыва
Вижу Волховскую ГЭС
Продвижения-прорыва
В исторический прогресс:

Не на подиум во время
Мировых показов мод…
Получил не слабо в темя
Партучебником народ.

Вбито столько матерьяла
В эту стройку на века.
ГЭС, как юбку, примеряла
В мыслях всякая река…

Владимир Меньшиков постоянно откликается на темы историко-революционного характера, к которым большинство читателей заметно охладело. Поэтому и стихи у него получаются содержательными, актуальными, созвучными с временем, а явный поэтический дар, владение мастерством, насыщенность образами позволяют говорить о несомненной художественной ценности произведений, например, такого как «Призы»:

Без меня здесь сирень отцвела,
Без меня краснокрылки носились,
Но при мне гармонисты села
За призы губернатора бились.

Нет бы выставил он «Мерседес»,
А не то сапоги да с причмоком –
На обширный осенний замес
В бездорожье российском, глубоком,
Чтоб выдавливать нам из грязи
Звуки траура, песни печали,
Чтобы слушать нас – в виде разинь –
Журавли из-за рек прилетали…

Или стихотворение «Электромедаль», в котором автор совместно с читателем, пытаясь преодолеть пессимистическое настроение, ищет и находит реалистический источник энергии, которая способствует уверенному продвижению по жизни:

Прекрасен край! Но как он слаб и хил,
Что не устроить даже перебранку…
Я над розеткой круглой закрепил
Сегодня выключатель, словно планку.

Образовалась электромедаль
Названия «За русскую победу»?
Вот от медали заряжусь и в даль!…
Да никуда я больше не поеду.

Затратны путешествия в Москву,
Где нынче дорогущие буфеты,
Где с голодухи ожидать «главу»
Большой патриотической газеты.

Электровилка… Ел бы я, как лорд,
Культурно, а не лаптем (варвар-грешник).
Настенная медаль. Включил «Пинкфлойд».
Альбом «Стена». Заигранный «рокешник».

……….

По рок-танцулькам сдам экзамен я,
Воспитанный на Марксе и «металле»…
А что село, деревня для меня?
Поболее, чем всякие медали.

По этому стихотворению можно судить, что география творчества Владимира Меньшикова не ограничивается Приволховьем, поэт написал о поездке в Москву, но тема Волховской ГЭС и энергии, вообще, и человеческой энергии, в частности, постоянна с ним, поэтому и такое название – «Электромедаль». Да, темы энергозаряженности, сильной крови, частое обращение к язычеству, а конкретно к лесным зверям, которые могли бы стать примером бесстрашия для современного русского человека – все они отражены в «Избранном» вполне широко и талантливо.

Весной сирень с черемухой по долу
Красиво и любовно зацвели,
Но я попал в языческую школу
Змее-медвежьих Леса и Земли!

Бродил в полях, искал взаимосвязи
Энергий змей, машин и тракторов.
Вот ими села из буржуйской грязи
И вытащить бы, выказав норов…

Для Меньшикова превыше Москвы и Петербурга – Русская Деревня. Для него деревни и сёла – это всё. Крестьянско-полевая поэзия для него главное, это его кредо, его знамя:

Земельный раздор между нами
Усилили власти опять,
Но кто-то крестьянское знамя
Обязан высоко поднять!

или:
Вот вышел ты из передряг,
Не как другие, – уцелевшим.
Но разворачивал ли стяг
За пострадавших, потерпевших?

Владимир Меньшиков – поэт весьма своеобразный. Новизной в подаче материала в его книгах и, конечно, в «Избранном» является то, что он соориентирован совершенно на другую (употребляя лексику Меньшикова) сигнально-знакомую систему, чем обычно пользуются авторы. Для своего длительного, «правильного» и темного продвижения автор выбирает важные именно для него даты и вехи, определенные идеологические, религиозные и небесно-земные знаки.

Взяв в свое время за отправную точку не округлую и очень красивую дату-цифру 2000, а последующую (2001г.), он начал планомерное и размеренное продвижение по змеино-звериному, животно-астрологическому 12- знаковому циклу (кругу) к другой вехе (маячку) – 2013 году. В принципе это схематизм, хотя он как раз и является важной стороной творчества Меньшикова. Работая в системе почвенно-небесных знаков, в пространстве реальных и астрологических координат, автор кроме основополагающей сюжетной линии четко обозначил так же рабоче-крестьянскую, столичную (Москва-Петербург-Старая Ладога), Кировскую (заводы имени Кирова в Питере и Волхове) и другие линии…

Вот, к примеру, отрывок о работе современного Кировского завода:

Увольненья, невыплаты денег
По заводам, где выцветший стяг,
Так что лучший поэт деревенек
Пожелал поддержать работяг.

На себе цеховые тельняшки
Рвать боялся приморский завод.
Даже фабрики голые ляжки
Не прикрыли в разгуле свобод…

У опытного поэта, помимо «сухих» заводских или полевых стихотворений есть любовные. Одно из них так и называется: «Волховская любовь»:

На жлобизм буржуйской желтой нови
Жалостно взрыдаю в стиле ив?
Но юнецкой волховской любови
И теперь на площади – разлив.

Есть на небесах такая бочка,
Что ее немного наклонив,
Выплеснет на площадь городочка
Чувства и ласкающий мотив.

В глубине любовных половодий
Все-таки – пугливость, холодок.
Помнит время вальсовых мелодий
Волхов-пролетарский городок.

Помнит провожания в обнимку
Девушки фабричным пареньком.
Вслед фотографическому снимку
Улыбнешься и вздохнешь тайком.

Славные, отрадные картины,
Как за ручку с девушкой своей
Направлялся на огни плотины
И к гирлянде ВАЗовских* огней…

*ВАЗ – Волховский алюминиевый завод

Немного любви, немного города, и опять у Меньшикова – деревня, село, причем проблемное, политизированное, но художественно и поэтически расписанное:

Вдаль гребу. В небесах – синева,
Облаков белых – бабочки, банты.
Намоталась на весла трава,
Словно уличные транспаранты.
Будто шествие, ход под водой..,

Или еще одно стихотворение «Размышления», написанное, скорей всего, на берегу реки Волхов:

Думаю о всём, о всероссийском,
Даже о советском – про горком…
Чайка пронеслась над речкой с писком,
Катер – с матерком и ветерком.

Русь моя! Красива ты, душевна,
Хоть порою материмся всласть.
Небом и рекой любуюсь, сев на
Синюю скамью, где слово «Власть».

Что ж, чуток поерзаю по «Власти»,
Чтоб поглаже стала, потеплей.
Только бы не прогорланил «слазьте»
Из «родной полиции» старлей.

Размышляю на скамейке-лавке,
Глядя на собор, где праотцы,
Ну а здесь валяются – на травке –
Войны в ОЗК, как огурцы.

Ну и урожай, ну и пьянчуги!
С кузовом машину подгоняй…
Осмотрел поля, леса округи:
Это все равно любимый край!

Что ж, если имеются любимый край, любимое занятие, любимая женщина, дети, тогда и жить веселее, насыщеннее. Тогда можно вершить большие дела. Создавать существенное в большой литературе. Это Владимир Меньшиков и старается хорошо делать, о чем свидетельствует его «Избранное».

Владимир Васильев,
член Союза писателей России