«Надо помянуть, непременно надо…»

В феврале текущего года исполнилось 225 лет со дня рождения самого веселого русского поэта  Ивана Петровича Мятлева (1796-1844)

Иван Петрович Мятлев в свое время был очень популярным стихотворцем. На его вечера стремилась попасть вся литературная богема. Где бы он не появлялся его окружала веселая компания, шутки, смех, женщины. После бокала он начинал целыми часами просто «беседовать» стихами, виртуозно и беззаботно импровизировать.

Особенно его вдохновляли три грации салонов: Софья Карамзина, Наталья Пушкина и Александра Смирнова-Россет. Именно Александра, с которой он дружил, подвигла его к написанию поэмы «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею – дан л’этранже». Однажды она рассказала об одной провинциальной барыне, побывавшей в Европе, при этом артистично изобразила ее. И Мятлев вспоминал ее ужимки, гримасы, нашептывания, когда писал поэму.

«Вы – истинная мать Курдюковой», ‑ говорил он Александре.

Поэт создал комический образ провинциальной помещицы, которая совершила поездку по городам и курортам Германии, Швейцарии, Италии.

Современники вспоминали: «Мятлев прочел нам, визит г-жи Курдюковой к принцессе Монфор и ее восхищение Матильдой… прочел нам наизусть три эпизода из своей очаровательной бурлескной поэмы: Путешествие г-жи Курдюковой, очень комично перемешанное с французским языком; о ее отъезде во Франкфурт и Рим. При описании Колизея он поднимается до тона, подобного одическому, — прекрасные мысли и хорошо выражены».

Поэт П.А. Вяземский называл его «Гомером курдюковской Одиссеи».

Иван Петрович спокойно относился к своему поэтическому таланту, не считал его серьезным занятием, не обращал особого внимания на резкие выпады литературных критиков, легко шел по жизни, стараясь избежать одного – скуки. От родителей ему досталось большое наследство. Он владел домом на Исаакиевской площади. Нередко устраивал шикарные обеды, на которые мечтали попасть многие. Ибо обеды сопровождались ярким фейерверком метких острот, пародий, водоворотом розыгрышей, шутливыми шаржами рукописных номеров домашней газеты «Пудель-исследователь».

Тексты поэмы Мятлева, его стихи, романсы заучивали и декламировали в салонах и гостиных. Многие находили в образе героини поэмы реальный персонаж. Одна читательница прислала поэту письмо, в котором отмечала, что да, верно, русские за границей, особенно на курортах быстро знакомятся друг с другом, что довольно редко делают у себя на родине: ««На во­дах меж­ду мно­же­ством по­се­ти­те­лей до­воль­но и рус­ских – по­чти со все­ми по­зна­ко­ми­лась. На чуж­би­не зна­ко­мят­ся ско­ро, ра­душ­но … под зву­ки му­зы­ки пи­ли шам­пан­ское за здо­ро­вье доб­рой им­пе­ра­три­цы. Тан­це­ва­ли, шу­ти­ли. Ве­че­ром освя­ти­ли квар­ти­ры».

Потешая публику своеобразными стихами Мятлев, между прочим, оставил нам оригинальные поэтические строки, которые живут и сегодня: «Как хороши, как свежи были розы…», которые использовали в своем творчестве  Иван Тургенев и Игорь Северянин.

Страсть к шуткам, иронии, граничащих с дурачеством объединяла таких разных поэтом как Мятлев, Батюшков, Пушкин. Именно им принадлежит коллективное, абсурдное, смешное, выхваченное из разных жизненных ситуаций сочинение: «Надо помянуть, непременно надо…», которое можно бесконечно повторять, меняя интонацию рефренов: «Надо помянуть, помянуть непременно надо…».

Многие его городские романсы живут и сегодня. Живут пародии и шутки:

Фонарики-сударики,
Скажите-ка вы мне,
Что видели, что слышали
В ночной вы тишине…
Фонарики-сударики
Горят себе, горят,
А видели ль, не видели ль –
Того не говорят.

В творчестве поэта, всю жизнь проведшем в Петербурге и за границей, удивительным образом сохранилась и передалась в его творчестве жилка народности и любви к Отечеству.

Альберт Измайлов