Под тяжестью погон

Поэт и в прошлом морской офицер Игорь Кравченко относится к плеяде поэтов шестидесятников.

Игорь Георгиевич Кравченко принят в Союз писателей СССР в 1968 году по рекомендации поэта Павла Григорьевича Антокольского – одного из основоположников советской поэзии.

Эту публикацию я приурочила ко Дню защитника Отечества и решила представить в ней два стихотворения Игоря Кравченко из раздела «Под тяжестью погон» его сборника «Пространство света» ( Избранные стихи и поэмы. – СПб. Издательство писателей «Дума». 2016. – 608 с.). В этих двух стихотворения поэт рассказал как не просто ему было осваивать азы военной подготовки.

Вот если бы эти два стихотворения приложить к Уставу для новобранцев и курсантов военных училищ…

Игорь Кравченко, вспоминая, пишет: «Я к службе привыкал не просто, / я к службе трудно привыкал». Он даже спрашивал: «К чему марш-бросок докторам?»

Мастер стихотворного рассказа с первых строк стихотворения завладевает вниманием читающего его:

В ЛАГЕРЕ

Палатки откинутый полог,
холодная россыпь росы…
Как короток был и как долог
подъём в зоревые часы.

Луч солнца касался украдкой
лица и на соснах рябил.
На плечи ложилась укладка –
шинель, вещмешок, карабин.

Потом через поле, траншеи,
пригорки, овраги, кусты
бежали мы, вытянув шеи,
открыв воспалённые рты.

А поезд далёкое эхо,
как вызов, протяжно бросал.
Мы падали в травы с разбега,
споткнувшись о голос: «Привал!»

Над нами трава трепетала,
как будто сочувствуя нам.
Мы тихо вздыхали устало:
к чему марш-бросок докторам?

А где-то и книги, и школа,
родители, девушки, дом…
Спряженье любого глагола
казалось теперь пустяком.

И мнились тревоги, наряды
как высший предел бытия,
а снились морские парады…
Наивная юность моя!
1967 – 1980

СТИХИ О КОМАНДИРЕ ВЗВОДА

В шинели, сшитой не по росту –
нам баталер не потакал,–
я к службе привыкал не просто,
я к службе трудно привыкал.

Погоны мне давили плечи,
во мне сидел строптивый дух,
начальству, взводному переча,
я спорить мог один за двух.

Я там где надо и не надо
порою громче всех кричал
и, соответственно, наряды
в два раза чаще получал.

Меня учили терпеливо,
и суть уставную, без слов,
я постигал неторопливо
посредством мытия полов.

Но сквозь недели, постепенно,
врастал я в распорядок дня.
Мои привычки, словно пена,
сходили медленно с меня.

И невооружённым глазом
во мне наш взводный различал
черты, которые ни разу
во мне никто не замечал.

Смещались розовые дали,
и так, без лишней суеты,
они неспешно проступали,
вполне военные черты.

Я становился аккуратен,
немногословен, твёрд и строг.
Наш старшина следов от пятен
на форме отыскать не мог.

И наконец, настало время –
теперь сказать о нём хочу.
Я ощутил, что службы бремя
мне, как и прочим, по плечу.

И вот тогда в иной окраске
явился мне тот самый мир,
где перед взводом в низкой каске
стоял мой первый командир.
1971

В этих стихах Игоря Кравченко, как в рассказах, есть: экспозиция, завязка, и развитие действия, кульминация и ожидаемая развязка. В них присутствуют все литературные элементы сюжета художественного произведения – поэтического художественного произведения, написанного мастерски. Естественная интонация в сочетании с метафорическим разнообразием поэтического языка обогащают стихи. Стихи читаются легко, без напряжения, что обеспечивают ритмичность и точность рифмы. Как призывает Игорь Волгин:
«Читайте и перечитывайте классику!».

Я поздравляю всех мужчин, носивших и носящих погоны, и женщин- военнослужащих, и курсантов, и курсанток с Днём защитника Отечества!

Надежда Перова,
член Союза писателей России