Пространство сердца

(Заметки о книге Николая Пидласко «Зыбкие вёрсты». —
Спб.: «АураИнфо», 2021. — 108 с.)

Знакомясь с новой книгой стихов члена Союза писателей России, автора литературного объединения «Тосненская сторонка» Николая Пидласко «Зыбкие вёрсты», вышедшей в Санкт-Петербурге в 2021 году, невольно вспоминаешь слова А. Блока: «Первым и главным признаком того, что данный писатель не есть величина случайная и внешняя, является чувство пути». «Чувство пути»… Оно обозначено в самом названии книги, лирический герой которой несёт в себе пульсирующий ток времени и ощущение человека, который всегда твёрдо стоял на земле, но теперь начинает чувствовать, что почва под ногами становится «зыбкой».

Особенно это ощутимо, когда мы попадаем вместе с лирическим героем в опустевшие сёла, где «птичий гам в вороньих гнёздах на засохших тополях», где «и в часовне тихо-тихо; паутина, полусвет»:

Здесь никто меня не встретит.
Лишь поёт в кустах щегол
Всё о том, как солнце светит,
Как хорош заветный дол…
(«В опустелом селе». С. 85)

Книга «Зыбкие вёрсты» отражает внутренний мир автора, тонко чувствующего, как посерел и сгустился воздух вокруг человека, как постепенно сужается духовное поле цивилизации, потому что духовные приоритеты жизни всё больше меняются на материальные, как национальные духовные традиции, помогающие укреплять единство духовного поля, постепенно рушатся.

Николаю Пидласко, который родовыми корнями связан с Украиной, больно сознавать, что единство украинского и русского народа может быть окончательно уничтожено по чьей-то злой воле. Противостоять этому – особенно важно для поэта, сердце которого охвачено желанием сохранить всё то, что свято для любого народа на земле.

Чем же заполнено «пространство сердца» лирического героя книги «Зыбкие вёрсты»?
Прежде всего, глубоким уважением к людям труда, которые из поколения в поколение передавали свой духовный опыт, преобразовывали природу, то есть создавали ту духовную крепь, без которой человек не может твёрдо стоять на земле.

Преодоление «зыбких вёрст», возвращение к родным долам помогают поэту глубоко понять и почувствовать душу деревенских жителей, которая отнюдь не измельчала, а только стала более отрешённой:

Старик с клюкой по нашей улице
Идёт под звон весенних лир,
И на плечах несёт ссутуленных
Весь свой видавший виды мир.
(«Лошадка во дворе чубарая». С. 95)

Главное – не почувствовать себя лишним там, где находится исток поэтической души, не забыть «целебные запахи милой земли», а услышать прощальную песнь журавлей, увидеть грусть тополя, «безлиственного и угрюмого», среди родных просторов, где «ширь теряется во взоре», «блестит далёко гладь реки», где так высоки небеса. Внутренняя сосредоточенность лирического героя Николая Пидласко поразительна в стихах: каждая строчка высвечивает его нравственную и духовную глубину, желание познать самого себя и осознать частицей мироздания.

В его поэзии нет банальных философских рассуждений о смысле жизни, о добре и зле, о красоте. Стихи наполнены внутренней мудростью автора, молитвенным отношением к миру, которые передаются неуловимо через сокрытые думы матери-природы, через личный внутренний опыт, переживания. Иногда кажется, что думы природы ему ближе, чем идеи человеческие:

И теснятся возле поля
Клёны звонкие гурьбой,
И кричат на косогоре
Петухи наперебой.

И витает дух гречишный.
У родной стою межи.
Я здесь – дома.
Я не лишний.
Здесь исток моей души.
(«На околице». С. 64)

Особенность поэтики автора состоит в том, что он передаёт атмосферу народной жизни не прямо, а опосредованно: через пейзажные зарисовки, которые дробятся на многочисленные грани, а они создают реальный объём, пространство. Достигается это через богатство деталей пейзажа, благодаря лексическому богатству поэзии автора: «полюшко хлебное», «пшеничная межа», «душистая копна», «убегающее в голубой окоём жнивьё», «овса нескошенного грусть», «в хлеву звон пустого бидоцна». Неслучайно сам себя автор называет «непогибшим побегом» своей малой родины:

Кунычье.
Душа здесь давно поселилась.
Бревенчатый храм здесь.
Задумчивый пруд.
Здесь в детстве я жил –ничего не забылось,
Здесь каждой тропинки знаком мне маршрут.

Черёмухи помню — все в платьицах белых,
Их запах душистый по долам плывёт.
Деревья, тыночки покрашены мелом.
И тих,
И высок,
И глубок небосвод.
(«Кунычье». С. 20)

Чувствуется, что лучшие строки стихотворений Николая Пидласко рождались в пути, вбирали в себя встречи с жителями окрестных деревень, сельские виды, и вызывали душевный подъём у поэта от красоты окружающего мира, от ощущения внутренней свободы, вольной воли.

Сборник стихов Николая Пидласко «Зыбкие вёрсты» погружает нас в такую стихию, которая становится для автора не только олицетворением правды жизни, но и своеобразным Китеж-градом, который своей твердыней и незыблемой красотой помогает увидеть родину под особым углом зрения, преодолеть «зыбкие вёрсты» и потрясения судьбы, и заговорить об этом певучими устами самой природы:

Во мгле октябри
растворятся над ширью рябинной.
И жизнь пролетит.
Но всегда, но всегда молодым
Останется в сердце
мелькающий клин журавлиный,
Останется в небе,
как облака белого дым.
(«Во мгле октябри…». С. 87)

Одна из главных тем сборника «Зыбкие вёрсты» – жизнь деревни, которая «доживает свой век». Она и становится для поэта тем самым Китеж-градом, дающим духовную крепь, где душа живёт по-особому, чувствуя свою «нетленную суть», где на пыльной дороге можно почувствовать «грусть ковыльных курганов» и остановиться у самого заветного. Но вовсе не оплакивать пришёл поэт деревню, пройдя сквозь «зыбкие вёрсты», а поклониться этим священным местам. Весной – перед цветущей стихией садов и долин, летом — перед «выжженной тропой», «пыльным сухоцветом», «золотом нив», «васильковыми сугробами ополья» и бездонной глубиной небес, перед «грустью седых вековых тополей» и прибрежных ракит. Зимой, накануне Крещенья лирического героя пьянит «студёный зимний запах клубящейся в степи морозной мглы», «стойко-горьковатый дух смолы», «в сумраке вечерний пар» «над прорубью недвижимой реки», горящие «в окошках церкви огоньки».

Всё в стихах Николая Пидласко освещено отчим, всеочищающим светом, поэтому так дороги автору рассвет над селом, купол церквушки, крестьянский дом, где бабушка молится у божницы, среди скромного убранства украинской хаты:

Топчан. Комод.
Вазон на табурете,
Ромашек в кухне сушатся пучки.
И ярко солнышко в окошко светит,
Цветут плетёные половички.

И снимки на стене детей и внуков,
В углу киот, икона в рушнике.
Мне бабушка пирог готовит с луком
И варит борщ вкуснейший в чугунке.
(«В гостях у бабушки». С. 80)

Но отдельная, личная родина никогда в стихах поэта не была отделена от Родины большой, великой. Стихи Николая Пидласко высвечивают самые главные нравственные ценности рядом с красотой родных мест, которые оставили глубокий след в душе. Они связаны с жизнью поэта и на Украине, и в России.

Заветы автора присутствуют в каждом лирическом описании, являясь скрытой пружиной всего повествования и основой его нравственно – эстетического кодекса — кодекса гражданина Земли. Пространство сердца поэта наполнено воспоминаниями об историческом прошлом своей Родины. В стихах: «В день Победы» (с.25), «Ветеран» (с. 22), «Верю» (с. 24), «Где муж-солдат – она не знает» (с.53) – Николай Пидласко передаёт свою печаль, своё волнение не через рассуждения, а через зримую наглядность, прислушиваясь к душевному движению, к душевному раскату гроз людей, испытавших на себе потрясения от реальной войны, реальных бедствий, опустошивших деревни, оставивших после себя слёзы и горе. Следует отметить, что проникновенность в чужую боль, в чужие страдания – это особая черта лирического героя стихов Николая Пидласко, который сквозь «зыбкие вёрсты» своей судьбы смог пронести неистраченную нежность, трепетность в пространстве своего сердца, стремясь соединить людей разных поколений перед лицом общей беды – войны:

К могилке братской ветеран идёт
в парадном пиджаке,
Пустые рукава в изломах треплет ветер.
И музыка звучит военных лет.
И солнце светит.
И правнук рядышком с тюльпанами в руке…
(«В День Победы». С. 25)

Автор понимает, что без усилий предшественников невозможно было бы что-то построить в настоящем, что, человек, прошедший войну, побывавший «у жизни и смерти на краю», несёт в себе огромные нравственные ценности для будущих поколений. Не может равнодушно пройти старушка мимо кладбища в березняке над рекой, где лежат безымянные солдаты:

Душа её боли и горя полна.
Склонилась. Наверное, молится.
В войну здесь солдат хоронила она,
Погибших в бою на околице.

И губы дрожат,
И блестит седина,
В том дальнем,
В том грозном,
В той роздыми.
Ведь были у всех сыновей имена,
Остались — надгробья со звёздами.
(«На кладбище в березняке за рекой». С. 28)

Следует отметить богатство в сборнике Николая Пидласко «Зыбкие вёрсты» поэтического ритма, какие-то особые индивидуально-авторские интонации в каждом стихотворении, которые помогают автору углублять и расширять восприятие глубинного смысла текста. Порой кажется, что он чувствует мир не только как поэт, но одновременно как музыкант и художник. Особенно ярко это видно в стихах: «Вечерняя дымка в преддверии ночи» (с. 33), «Эти красноталы над рекою» (с.32), «На околице» (с. 64) и других стихотворениях:

Эти красноталы над рекою,
Эти камыши и этот сад
Со щемящей русскою тоскою
На степном ветру поют, шумят.

И когда бы вдруг меня спросили,
Вправду ль мне те песни по душе,
Я сказал бы: в них душа России,
На какой бы ни был я меже…
(«Эти красноталы за рекою…». С. 32)

Сборник стихов Николая Пидласко «Зыбкие вёрсты» — это новая веха его творчества, его поэзии, наполненной любовью к Родине, исповедальными строками поэта, который отстаивает право каждого человека быть самим собой, преодолеть «зыбкие вёрсты» судьбы, приблизиться к матери — природе, поклониться земным поклоном своим корням, своим истокам, чтобы освободиться от сомнений, от тягостных вопросов времени и открыть тайники своего сердца и сердец односельчан, земляков, чтобы переплавить эти тайники души в один сердечный слав, в одно «пространство сердца», о котором писал Преподобный Марк Подвижник, ученик святителя Иоанна Златоуста. Они оба дарами своего таланта (углубляться в тайны духовной жизни) щедро делились со своими учениками и сподвижниками. Этой же мудрости следует и Николай Пидласко, который своим поэтическим словом открывает путь к обновлению души и «пространства сердца» своим современникам.

Любовь Петровна Федунова – член Союза писателей России, руководитель Рубцовского центра Санкт- Петербурга. Жизненное кредо («За всё добро расплатимся добром. За всю любовь расплатимся любовью...» – Николай Рубцов)