«Стихи его настигают душу внезапно…»

(К 85-летнему юбилею поэта Николая Рубцова)

Словесное мастерство, талант Николая Рубцова, раскрывающий его умение увидеть в русской жизни, в русской истории, в русской душе огромную глубину, его непростая человеческая жизнь, связанная с ранним сиротством, с загадочным и трагическим исходом судьбы, с его молитвенным отношением к миру и особым миропониманием Родины-отчизны, вызывает у каждого из нас желание приобщиться к его божественному дару творца и понять, от чего происходит в его творчестве насыщенность Россией. Над этими вопросами размышляют многие люди, И среди них — вологодские литераторы, такие, как

А.Романов ,В.Коротаев, С.Багров, А.Мартюков, В.Оботуров и другие. Особенно глубоко эту тему освещает в своих воспоминаниях о Николае Рубцове вологодский поэт А. Романов, хорошо знавший Николая Рубцова при жизни.. Встреча со стихами поэта — земляка вызвала у него «такое изумление, какого не испытываешь при встречах ни с одним поэтом». А.Романов пишет: « Я понял: Рубцов огромный, редкий поэт» Это открытие не отозвалось завистью в его душе, а «лишь глубоко — глубоко под сердцем шевельнулось что-то жаркое, похожее на Божие озарение, что всякому свой путь».

Стихи Николая Рубцова, по мысли А. Романова, «настигают душу внезапно», как будто сами по себе живут в этом мире. Я вспомнила, как рассказывал об этом феномене таланта Рубцова поэт Борис Орлов, испытавший в раннем детстве ту же самую боль, какую испытывает лирический герой в стихотворении Н.Рубцова «Ласточка», когда услышал его впервые .Именно с этого стихотворения и вошла навсегда в его сердце поэзия Николая Рубцова.

Ласточка носится с криком.
Выпал птенец из гнезда.
Дети окрестные мигом
Все прибежали сюда.

Взял я осколок металла,
Вырыл могилу птенцу,
Ласточка рядом летала,
Словно не веря концу.

Долго носилась, рыдая,
Под мезонином своим…
Ласточка! Что ж ты, родная,
Плохо смотрела за ним!

Так же неожиданно стихи Николая Рубцова настигли и того человека, о котором я хочу рассказать. Это человек — подвижник, который не был литератором, а был военным по своей профессии, но большую часть своей жизни посвятил сбору материалов о своём знаменитом земляке. Это Алексей Васильевич Антуфьев (1.09.1945 -23.02.2007 г).

В сентябре 2020 года ему бы исполнилось 75, но он ушёл из жизни рано, не успев многого из задуманного им осуществить . Похоронен Алексей Антуфьев там, где родился, -в тех краях, которые воспеты Николаем Рубцовым,- в родной Николе. Рубцовцы Санкт-Петербурга приходят всегда к его могиле, чтобы поклониться его памяти .Однажды и я, побывав у его могилы, написала стихи, где есть такие строки:

Идут в непогоду сюда земляки
И в ясный денёк поклониться
Тому, кто считал в Петербурге деньки,
На родину чтоб возвратиться
С автографом, с книгой, с вещицей такой,
Которая знала Рубцова..
А был человек он хороший, простой,
Любивший рубцовское слово…
Об этом расскажут цветы и вода,
Небес голубых отраженье…
Погасла земных его странствий звезда,
Но снова свершилось рожденье
Души, что осталась с любимой землёй,
И с небом родимой Николы,
С её родниковой прозрачной водой,
И с Музой поэта Рубцова.

В своём интервью руководителю ЛИТО «Балтийский парус» Людмиле Барановой , опубликованном в печати под названием «Поэт земли русской», Алексей Антуфьев рассказывал: «Я стал собирать материалы после гибели Николая Рубцова, с 1971 года, особенно активно в 1976 года не только потому, что он был моим односельчанином, но и потому, что в печати в то время появилось много искажённых фактов, всевозможных вымыслов о жизни поэта. Человек он был замечательный, тонкий лирик, его произведения глубоко проникают в душу. Многие стихи написаны в Николе. Они о родной природе, о знаменитых людях, о реальных событиях того времени».

Алексей Васильевич Антуфьев появился в 90-е годы в Рубцовском центре сразу, как только узнал о нём. Там собирались и начинающие поэты, и большие мастера, но чтение стихов, шумные споры, во время которых поэты перебивали друг друга, показались тогда ему «явлением довольно странным, даже каким-то ненормальным». Это проcходило в ДК «Гавань» на Большом проспекте Васильевского острова. Больший интерес А.Антуфьев проявлял тогда, когда приходил на заседание Рубцовского центра, к тем ленинградским поэтам, которые знали Н.Рубцова и сохранили документы, фотографии, свои воспоминания о встречах с ним (Г.Горбовский, И. Сергеева, С.Макаров, Д.Дадаев, В.Горшков, А.Домашёв). Но особенно плодотворным оказалось знакомство А.Антуфьева с Б.Тайгиным, о котором раньше он много слышал. Ему он представился как земляк Николая Рубцова, кратко рассказал, что родился в Николе, учился в той же школе, что и Николай Рубцов, что с 1963 был с ним хорошо знаком. Чаще всего встречался с ним на каникулах, когда Рубцов учился в Литературном институте, между сессиями. А.Антуфьев рассказал Б.Тайгину, что в селе Никольское Тотемского района Вологодской области, где поэт с 1943 по 1950 год провёл своё детство, открыт музей Николая Рубцова и что он занимается поиском материалов, связанных с его жизнью и творчеством. С этого знакомства и началась личная и творческая дружба двух подвижников, собирателей и хранителей наследия Николая Рубцова.

Борис Тайгин часто приглашал А.Антуфьева к себе домой , где большая часть квартиры была домашним музеем, архивом, библиотекой, где всё «было пропитано духом поэзии». Именно здесь Алексей Антуфьев услышит голос Николая Рубцова и других поэтов, читающих свои стихи (у Тайгина был старый магнитофон, куда вставлялись большие боббины, с лентопротяжным механизмом, с записью тридцатилетней давности). Когда речь зашла о музее в Никольском, Б.Тайгин, не задумываясь, согласился сделать копию записи для музея Н.Рубцова в Николе. Знакомство с Николаем Рубцовым позволило Борису Тайгину помочь поэту в издании первой книги стихов поэта (в самиздате) «Волны и скалы». А Антуфьев в своих воспоминаниях о Борисе Тайгине подробно рассказывает о процессе работы над этой книгой, как подарил он Никольскому музею авторучку Николая Рубцова, которой он пользовался при подготовке издания своей первой книги. С этой книгой Николай Рубцов и поступил в Литературный институт в Москве.
Среди вопросов, которые задавала во время интервью А.Антуфьеву Л.Баранова, был вопрос: «Алексей Васильевич, недавно вышла книга «Волны и скалы». Правда ли, что Вы издали её на свои деньги?» А.Антуфьев ответил : «Да, мы не могли найти спонсора. К 35-летию выхода этой книги решили с Борисом Тайгиным издать её повторно тиражом в двести экземпляров и разослали её по Рубцовским центрам и музеям.»

Алексей Васильевич Антуфьев активно также собирал материалы о жизни поэта для библиотеки им Н. Рубцова в Санкт- Петербурге, что высоко ценили сотрудники этой библиотеки и её заведующая Абрамова Татьяна Алексеевна. На всех мероприятиях, которые проводились в библиотеке, Алексей Антуфьев был всегда среди почётных гостей, хотя к славе он никогда не стремился, был очень скромным человеком, делающим сознательно и увлечённо своё дело. Мне удалось присутствововать и участвовать 23 марта 2003 года на круглом столе в библиотеке им.Николая Рубцова на тему : «Музей Николая Рубцова:аспекты деятельности», где выступал Алексей Антуфьев с докладом «От собирательной работы –к полноценной экспозиции». В это время он уже входил в Совет библиотеки и стал лауреатом премии Е.Р. Дашковой. Я помню, что он рассказывал о тех людях, с которыми встречался в Николе и Вологде, о новых находках, о Борисе Тайгине, как о хранителе большого архива, о его подарках в библиотеку (рукописи, рисунки Николая Рубцова, о его фонотеке), называя это явление «творческим подвигом Бориса Тайгина».
Выступал Алексей Антуфьев неоднократно и в Рубцовском центре Санкт –Петербурга, например, на шестых Рубцовских чтениях (12 и 15 января 2000 года), когда в Рубцовском центре были гости из Москвы: рубцововед М.А.Полетова, работавшая над книгой о Н.Рубцове «Пусть душа останется чиста» и Н.В.Переслегина, которая подарила портрет Николая Рубцова музею Н.Рубцова в Николе. Я выступала с докладом «Словообраз – душа в поэзии Н.Рубцова» в ДК «Гавань», а А. Антуфьев — с докладом «На родине Николая Рубцова». Я тогда только начинала погружаться в уникальное поэтическое наследие Николая Рубцова, поэтому очень внимательно слушала и выступление руководителя Рубцовского центра Сорокина С.А., и Антуфьева А.В., который на второй день чтений выступал в библиотеке им. Н.Рубцова. Тогда в библиотеке можно было приобрести первый сборник Николая Рубцова «Волны и скалы», который был издан в 1995 году по машинописному оригиналу, сделанный впервые типографским способом , где к тому же появился на левом форзаце фотопортрет Николая Рубцова в военно- морской форме. В этом проекте с Борисом Тайгиным сотрудничал Алексей Антуфьев, написавший статью «Вместо послесловия», где есть такие строки: «Что такое первая книга стихов для поэта? Это как первая любовь, первое свидание, рождение первого ребёнка. Можно только представить, что значила она для него тогда ! Да и впоследствии оставалась талисманом, той путеводной звездой, которая светила ему всю жизнь…..Для поэзии Николая Рубцова не существует границ, ей предстоит долгая жизнь.». А в конце статьи задает вопрос : «Мировой ли он поэт ? Да ! Но миру нужно дорасти до Рубцова,»- так сказал его друг, поэт Станислав Куняев. К этим словам добавить ничего нельзя».

Алексей Антуфьев, по своим человеческим качествам, принадлежит к числу людей, память о которых хочется хранить возле самого сердца. Об этом могли бы сказать многие, знавшие его люди, в том числе и дочь поэта Елена Николаевна Рубцова. Она помнит, как приезжал Алексей Васильевич со своей семьёй в Николу, приходил в местный клуб, в военной форме, красивый, молодой, всегда подтянутый .Проходил по селу всегда с доброй улыбкой, а по Николе, от одного двора к другому, шла весть: «Приехал Алексей Антуфьев из Германии!» Действительно , было кем гордиться семье Антуфьевых: старший сын, Алексей, — офицер, защитник Родины, а младший, Валентин, председатель колхоза ( кстати, мы смогли увидеть и Валентина, когда было торжество, связанное с открытием литературно- мемориального музея в Николе).
Село Никольское в те годы, когда воспитывался в детском доме Николай Рубцов, было небольшим, все друг друга знали с самого рождения. Но оно являлось центром Никольского сельского совета, на территории которого располагалось ещё четыре совхоза в составе 28 деревень, где жили, в основном, переселенцы из Поволжья и Украины. В селе были почта, больница, молокозавод, хлебопекарня, интернат, детский сад, МТС колхоза, лесничество, клуб и два магазина. В сельском клубе находились библиотека, комната для игр, киноустановка, где с 1962 по 1964 год работал киномехаником Алексей Антуфьев. А в свое время приходил сюда и Николай Рубцов, играл на гармошке и очень душевно пел свои песни (тогда он жил со своей семьёй — женой Генриеттой и дочкой Леной – на окраине деревни), дружил с местными ребятами, старыми друзьями по школе.

В конце 80- х Алексей Антуфьев со своей семьёй переехал жить в Ленинград. Общение с Еленой Николаевной Рубцовой не прерывал он до самой смерти. В Санкт-Петербурге они жили недалеко друг от друга, и часто Алексей Васильевич заходил в гости к Рубцовым. Как-то принес им книгу «Волны и скалы». Когда Алексей Васильевич Антуфьев тяжело заболел, Елена Николаевна навещала его, стараясь оказать ему моральную поддержку своим приветливым словом.
В последний раз мы, рубцовцы Санкт-Петербурга, увидели его в ноябре 2006 года в Доме кино, на премьере
фильма «Поэт Николай Рубцов», поставленный режиссёрами и постановщиками: Д. Черницовым, М. Барышевой и М.Макаровым. Он очень сильно похудел, осунулся из-за тяжёлой болезни, но шёл бодро, приветливо кивнул головой, поздоровался , ни в какие беседы с окружающими не вступал. Мы увидели перед собой человека мужественного , до последних минут жизни устремлённого к посмертной судьбе поэта Николая Рубцова, жизни и творчеству которого он посвятил свою жизнь.

Людмила Баранова, которая брала интервью у Алексея Васильевича Антуфьева, отмечает его постоянную общественную активность, чувство долга и ответственности за свои дела, которых было у него немало.. Она пишет: « Алексей Васильевич в то время работал в научно — исследовательском институте Министерства обороны. Он с удовольствием ходил с нами на встречи со школьниками, учащимися ПТУ, в библиотеки. Запомнилось мне его одно выступление на Съезжинской улице Петроградской стороны. К поэтическому вечеру дети подготовили стенд с фотографиями Николая Рубцова. А Антуфьев принёс много вырезок из газеты «Тотемские вести», редкие фотографии, копии рукописей стихов поэта, одно из которых было посвящено Глебу Горбовскому. Дети с интересом рассматривали фотографии и вырезки из газет, а затем слушали магнитофонную запись стихов и песен Николая Рубцова».
Имя Алексея Антуфьева постоянно присутствует в архивных документах Рубцовского центра :
о нём пишут рубцововеды многих регионов России. Я бережно храню письма Альбины Потаповой из библиотеки им А.С Пушкина города Дзержинска Нижегородской области. Она как-то сообщила нашему Рубцовскому центру об открытии новой экспозиции в этом музее, куда были приглашены гости из разных городов, в том числе и гости из северной столицы: Абрамова Т.А. и Антуфьев А.В. .А вот и строки из её письма: «Буквально вчера в гостях в нашем музее побывала наша бывшая землячка, ныне живущая в Вологде, передала свежие номера «Автографа».В этом номере на редкость удачная рубрика «В мире Рубцова», в том числе и статья А. В. Антуфьева . Всё — таки какой он молодец, как говорил М.Горький, «какой человечище!!!» : фотографии,СД -диск с песнями на стихи Рубцова. Поэтому сетовать, что год петуха плохо начинается, нам грешно».

В своей статье мне хотелось осмыслить судьбу лишь некоторых людей, которых «обожгло» поэтическое слово Николая Рубцова, но более всего- Алексея Васильевича Антуфьева, земляка Николая Рубцова, который вошёл в литературный мир Санкт- Петербурга по зову собственного сердца. Мир этот сложный, подчас непонятный сначала для него, оказался близким и родным. А иначе быть и не могло: в этом мире он нашёл для себя немало подлинных друзей поэзии Николая Рубцова, стихи которого по-прежнему «настигают душу внезапно». Об этом мне пишут письма, как руководителю Рубцовского центра, накануне 85-летнего юбилея Николая Рубцова из разных уголков России и Зарубежья, присылают свой «Венок Рубцову», как недавно прислали друг Н.Рубцова, вологодский писатель Сергей Багров, главный редактор альманаха «Аргамак» Николай Алешков, учёный- лингвист из Белоруссии, автор словарей по поэзии Николая Рубцова, Анатолий Бесперстых, автор книг о юности Николая Рубцова во время службы на траловом флоте в Архангельске ветеран флота Владимир Лупачев, а также многие поэты Санкт-Петербурга и Ленинградской области.
С большой радостью отмечаю, что один из лучших московских рубцововедов, кто стоял у истоков создания музейных экспозиций, книг о жизни и творчестве Николая Рубцова, член Союза писателей России, Майя Андреевна Полётова, возраст и болезни которой не позволяют уже покидать квартиру, выпустила в 2020 году новую книгу о поэте в дар музеям и библиотекам России и Зарубежья «Душа моя чиста..». Мы от всей души поздравляем эту замечательную женщину, посвятившую свою жизнь, как и Алексей Антуфьев, Борис Тайгин, Николай Коняев, Сергей Сорокин, Вячеслав Белков, Нинель Старичкова, Виктор Коротаев, Валентин Лукошников, Андрей Смолин, Леонид Вересов, Андрей Грунтовский и многие другие авторы, творческой судьбе поэта Николая Рубцова. Глубоко и искренне благодарю дочь поэта Елену Николаевну Рубцову, членов Союза писателей России: Бориса Орлова, Людмилу Баранову – за предоставленные к статье материалы.

Один из друзей- поэтов ,Валентин Сафонов, оставил о Николае Рубцове замечательные, по содержанию и эмоциональному звучанию , воспоминания и назвал их «Николай Рубцов. Повесть памяти», в которых глубоко осмысливает, «как трудно было жить в этом временном, построенном из острых углов пространстве легко ранимому, ничем не защищённому поэту», не отнимая и собственной вины, и вины многих современников Николая Рубцова за преждевременный уход поэта из жизни. Многие из них в трагическом исходе его судьбы извлекли «горький, непоправимый урок». Статья заканчивается словами: « Спасибо ему от нас запоздалое за красоту и пронзительность этой поэзии, спасибо ему за любовь его земную, неопалимую».
Вместе с теми, кто высоко чтит и ценит поэзию Николая Рубцова, накануне 85-летнего юбилея русского поэта Николая Рубцова я присоединяюсь к этим замечательным словам.

Любовь Петровна Федунова – член Союза писателей России, руководитель Рубцовского центра Санкт- Петербурга. Жизненное кредо («За всё добро расплатимся добром. За всю любовь расплатимся любовью...» – Николай Рубцов)