Особенности современной драматургии в период пандемии

Очередное заседание секции драматургии состоялось 15 декабря. Из-за коварной эпидемии, добравшейся и до Санкт-Петербурга, не состоялась читка пьесы в исполнении актёров театра Комиссаржевской. Часть исполнителей заболели.

Но поскольку так повелось, что мы не складываем все яйца в одну корзину, и программа заседаний, как правило, составляется из двух-трёх номеров, то и в этот раз всё состоялось, и собравшиеся получили в итоге то, зачем пришли.

Выручил драматург, актёр и режиссёр Андрей Грунтовский. Вначале он весьма живописно рассказал о истоках театрального искусства и драматургии.

Театр и драматургия, своими корнями уходят в народные традиции. Традиционная народная культура во многом игровая, все важные события в жизни театрализованы. Встреча нового года, проводы зимы, встреча весны, праздник нового урожая, свадьбы и даже похороны — всё это в народной культуре проходит в виде представлений с исполнителями ролей, режиссёрами и зрителями. Причём, и актёры и постановщики могут быть как «профессионалами», так и любителями. В нашей традиции даже есть такое выражение, обозначающее, например свадебное действие, как «сыграть свадьбу».

Так сложилось, потому что, в свою очередь, традиционные действа восходят к культовым обрядам. Жизнь древних людей, в отличие от современного человека, была весьма одухотворена. Ни одно важное событие в жизни людей или в природе не проходило без культового отправления с целью задобрить высшие силы или призвать их на помощь. Как говорится — за стол не садились. не помолясь. «Без Бога — не до порога».

Об этом и шла речь в первой части программы. А дальше говорилось о народной драматургии и театре, дошедших до наших времён. То, что можно было ещё видеть и слышать в начале двадцатого века, и то, что, возможно, где-то увидеть и в веке двадцать первом. Во всяком случае, какие-то элементы или фрагменты. В основном, это устное народное творчество, передаваемое от поколения к поколению, и потому весьма трудно сохраняемое, поскольку источник имеет конечное существование.

Так, допустим, былины — исключительно устное творчество, во время исполнения которого, автор непременно «импровизирует», как бы сочиняет, при чём каждый раз заново, помня основу — сюжет, но используя известные приёмы, образы, литературные ходы и приёмы.

Народные духовные стихи «старины», исполняемые каликами перехожими. Хотя весьма сложно утверждать, что они и по сей день сохраняются в том виде, в каком ещё Сергей Александрович Есенин упоминал их в своих стихах.

Проходили калики деревнями,
Выпивали под окнами квасу,
У церквей пред затворами древними
Поклонялись Пречистому Спасу.

Надо заметить, что в этих стихах, помимо постоянного сотворчества, когда сказитель, одновременно исполняя, и что-то вносит от себя, содержится чистая драма, без малейшего намёка на юмор или смех вообще. Всё весьма серьёзно, возвышенно и трагично. Несмотря на сюжет — библейская ли это тема, историческая или бытовая.

Другое дело — область народного юмора, к которой относятся так называемые «скоморошины». Их, как и стихов духовных, тоже весьма большое разнообразие. Причём от «официальных», достойных называться поэзией, до скабрезных, непристойных, и даже диссидентских.

Весьма интересно и своеобразно содержание колыбельных песен, исконно исполняемых в народной традиции. Если вслушаться в тексты народных колыбельных, то, порой, встают волосы от тех драматических событий, разыгрывающихся в них. Радостные и добрые события перемежаются с жуткими сценами вплоть до убийств. Оказывается, именно эта перемежающаяся интонация, то пугающая, то ласкающая слух и скрывает в себе секрет усыпляющего действия на ребёнка, ещё не понимающего слов, с неразвитой, практически отсутствующей второй сигнальной системой.

Об этом и многом другом мы узнали из лекции и мастер-класса, проведёнными Андреем Грунтовским и его коллегой Владимиром Матросовым.

На снимках Татьяны Кожуриной запечатлён фрагмент народной площадной “Лодки”, – с атаманом и его командой — шайкой разбойников. “Лодку” ставили казаки на Рождество, Масленицу, другие крупные народные праздники. Лодка собиралась из казаков, которые ловко имитировали греблю и веселили публику действом, уходящим корнями в далёкие времена.

С детства сталкиваясь с народным творчеством человек «впитывает» или усваивает даже на бессознательном уровне традиционные образы или как ещё говорят «архетипы», приёмы народной жизни традиции, примеры поведения, приобретает ментальность или образ мышления устойчивый к ситуации. В его сознании возникает система «да-нет», «можно-нельзя», характерная для общего мышления народа или этноса. И когда драматург использует эти образы, архетипы и традиционные приёмы в пьесе, невзирая на конструкцию сюжета, а режиссёр и актёры всё это воплощают на сцене, в любую историческую эпоху и в любой обстановке, тогда спектакль и находит отклик у зрителей, сознание которых зиждется на тех же жизненных основах. Таким образом, вероятно, и возникает классика, над загадкой корой бьются мудрецы от искусства. Возникает, не по воле авторов, и вопреки критике, умничанью и «научной» подоплёке.