Белая элегия

Фото с сайта: teatr-subbota.ru

«Митина любовь» (по мотивам произведений И. А. Бунина).
Театр-студия «Суббота».

Режиссер Юрий Смирнов-Несвицкий, художник Мария Смирнова-Несвицкая

Боже мой, да разве можно даже касаться словами всего этого!
Иван Бунин. Ида

Белое – это и средидневный вар, то есть зной в орловско-курском говоре, и безлетностьвечность, приходящая в образах ангельской чистоты и тайны исподнего, плотского, это и снежность савана. Белые тени мимолётной первой и вечной любви, задумчивой грусти наполняет на миг здоровое, чувственное начало, проявляет цвета и запахи, преображающие откровенную обнажённость – и тут же бледнеет, гаснет, оставляя неизбывную нежно-красивую грусть.

Белый спектакль под названием «Митина любовь» идёт в Театре-студии «Суббота». Это – сюита о любви из повестей и рассказов Ивана Бунина: «Митина любовь», «Жизнь Арсеньева», «Солнечный удар», «Петлистые уши», «Ида». Сценический образ воплощён режиссёром Юрием Смирновым-Несвицким и художником Марией Смирновой-Несвицкой. Довольно смелая затея вывести на сцену несказáнное, неизъяснимое бунинское настроение, которое с редкой художественной тонкостью своеобразными, свойственными ему одному приёмами, передавал писатель и заставлял читателя переживать и чувствовать вместе со своими героями. А ведь это почти недостижимо и в письме, и в речи, говорит герой рассказа «Ида»:

– «А теперь позвольте спросить: как изобразить всю эту сцену дурацкими человеческими словами? Что я могу сказать вам, кроме пошлостей, про это поднятое лицо, освещённое бледностью того особого снега, что бывает после метелей, и про нежнейший, неизъяснимый тон этого лица, тоже подобный этому снегу, вообще про лицо молодой, прелестной женщины, на ходу надышавшейся снежным воздухом и вдруг признавшейся вам в любви и ждущей от вас ответа на это признание?»

Авторы спектакля почувствовали несомненную связь в выбранных произведениях Бунина, им, в целом, удалось отразить «светоносность совершенно теперь опустевшего, безмолвного мира» России Ивана Бунина. Светоносность едва теплящуюся, надо сказать. Не угасает она, благодаря таким постановкам, как «Митина любовь» да сотне зрителей, по большей части молодых людей. Много ли их в расчёте на пятимиллионный город? И зачем вообще этой молодёжи, «достойной того и этого» из обилия доступных сегодня развлечений, погружаться в мир какой-то роковой обречённости, какого-то нарочитого и неотвратимого пессимизма, наполняющего повести и рассказы Бунина о любви?

Направляясь после спектакля к метро, я шёл за группой девушек, которые увлечённо обсуждали спектакль, делились впечатлениями. Невольно подумал, что «тургеневские», то есть, «бунинские» девушки, эти тонкие и нежные создания, способные на глубокие чувства, никуда не делись из нашей жизни, и вообще, наша жизнь и наши девушки… да что говорить, они прекрасны.

Возможно, жизнь могла быть ещё прекрасней, если бы мы, мужчины, могли не только смотреть на женщин, но и видеть себя подлинных и своё в них. Бунин, сокрушаясь, признаётся в этом, по сути, в каждом произведении о любви. Но… ничего не предлагает. Разве что, в монологе героя «Иды»:

– «И давайте по сему случаю пить на сломную голову! Пить за всех любивших нас, за всех, кого мы, идиоты, не оценили, с кем мы были счастливы, блаженны, а потом разошлись, растерялись в жизни навсегда и навеки и всё же навеки связаны самой страшной в мире связью».

Пить и петь. Замечательно явление в спектакле гитары и голоса Протасова (актёр Виктор Кренделев). Романс Вертинского «Дни бегут» получает поистине бунинское звучание, органично дополняет возникающее чувство щемящей тоски. Как это всё по-русски – снявши голову, поплакать по волосам.

Музыка, пение, слова Бунина, произносимые актёрами, которые истово проживают жизни героев, держат спектакль на высоком уровне уже пятнадцать лет. В отличие от поручика из «Солнечного удара», ощутившего себя постаревшим на десять лет, «Митина любовь» Театра «Суббота» имеет большой потенциал для дальнейшего развития.

Александр Медведев