«Звезда прекрасная сияла»

Александр Вампилов на Летних Книжных аллеях

В прошедшее воскресенье состоялось удивительно событие в литературной жизни города. В Петербург вернулся Александр Вампилов, но в ином, непривычном, необычном и неожиданном образе. На Книжных Аллеях петербуржцы впервые узнали о нём, как о поэте.           Наконец-то разрешилась загадка близкой дружбы Вампилова с Николаем Рубцовым – они были не просто интересными друг другу товарищами, но собратьями по перу, по одному поэтическому жанру. Раскрылась и другая загадка творчества Вампилова, удивительного лирика, чьи пьесы о сложном периоде жизни советского человека оставляют светлые и чистые воспоминания, а не гнетущее впечатление. И опросы посетителей Книжных аллей дали схожий ответ: «Я помню пьесы Вампилова… Я перечитываю пьесы Вампилова… Люблю Вампилова… Вампилов удивителен…»

Начало литературной жизни поэзией, изучение Вампиловым основ стихосложения, понимание структуры стиха, наконец, лирическое восприятие им жизни и чувств современника придали творчеству Александра Вампилова неповторимый, незабываемый стиль, почерк, позволивший называть его «советским Чеховым». Но посетителей вечера «Звезда прекрасная сияла. Книжные аллеи Александра Вампилова», представленного 30 августа Медиа-центром Санкт-Петербургского отделения  Союза писателей России, ждало и другое необычное открытие.

Истоки творчества Вампилова берут начало в семье, где он был не первым поэтом

Дед Александра Вампилова был бурятским буддийским ламой, в начале ХХ века бывавшем в Петербурге, где в то время, как известно, был заложен дацан, существующий поныне. Он был образованным человеком, знавшим несколько языков и вернувшимся в родные края. Дед Вампилова по матери был православным священником, настоятелем Казанского монастыря (в источниках, к сожалению, не указано месторасположение монастыря). Родители Александра Вампилова – отец Валентин (бурятское имя – Бадма) Никитич Вампилов (1898-1939) и мать Анастасия Прокопьевна были сельскими учителями. Всё это давно известно.

Но три года назад к 80-летию драматурга в небольшом посёлке Кутулик Иркутской области, где родился Саня Вампилов, вышла необычная книга – сборник стихов семьи Вампиловых «Звезда прекрасная сияла», изданный усилиями Культурного центра Александра Вампилова (г. Иркутск) и Мемориального музея Александра Вампилова в Кутулике. «Книга знакомит с поэтическим творчеством трёх представителей семьи Вампиловых  Валентина Никитича (1898-1939), его дочери Сержен (1929-2015), избравшей отцовскую профессию учителя, и сына Александра (1937-1972), самого знаменитого из продолжателей рода Вампиловых, – написано в предисловии сборника. – Их стихотворные опыты обнаруживают фамильное родство, которое особенно заметно в юношеских стихах сына и брата, чей талант с наибольшей силой проявился в другом литературном роде – драматическом… Неожиданный издательский проект – скажет читатель. Ещё скажет: стихи сборника практически можно отнести к любительской поэзии, если бы не третья часть, в которой проба поэтического пера выявляет в юноше Александре Вампилове задатки будущего творца…»

Сборник стихов семьи Вампиловых “Звезда прекрасная сияла”, 2017, под ред. Ю.Б. Соломеиной, Мемориальный музей Александра Вампилова, пос. Кутулик

Сборник  состоит из трёх частей: шестнадцати стихов отца Валентина Никитича, первый из которых датирован 1915 годом, двадцати стихов Сержены Валентиновны, написанных в 1963-2010 годах, и семидесяти четырёх стихотворений, коротких стихотворных эскизов, шуток, эпиграмм и подражаний пера Александра Вампилова. Сборник составлен под редакцией основательницы Мемориального музея Александра Вампилова Юлии Борисовны Соломеиной. В конце сборника дана историко-литературоведческая статья «Истоки творчества. Предки А. Вампилова по отцовской линии» Ольги Юрченко.

Ю.Б. Соломеина, составитель сборника и основатель Мемориального музея Александра Вампилова в пос. Кутулик.

Поэзия Александра Вампилова в Петербурге

Как поэт впервые Александр Вампилов был упомянут в Петербурге на Вечере памяти драматурга «Он был талантлив вдвойне – и как человек, и как писатель» 9 ноября 2019 года в библиотеке-филиале № 6 Калининского района (пр. Культуры, 21), когда мною был зачитан юношеский стих «Калитка. (Шаткая калитка в стареньком плетне…)» Его прочтение стало неожиданностью и вызвало энтузиазм гостей вечера, следствием чего и стало обещание провести отдельный вечер поэзии Вампилова. Он был намечен на 4 апреля в Библиотеке национальных литератур, но внезапный карантин изменил планы. Лишь только появилась возможность проведения публичных выступлений на Книжных аллеях, как Вампилов-поэт предстал перед петербуржцами, а на Малой Конюшенной прозвучала «Калитка».

Шаткая калитка
В стареньком плетне,
Всем она открыта,
Но уже не мне.

Прохожу я мимо,
Загляжусь слегка
Под окном черёмух
Белых облака.

Не пойду я ближе,
Постою я тут.
Там меня забыли,
Там меня не ждут.

Разнята калитка,
Не моей рукой,
И уходит в полночь
Уж не я – другой.

Помню, я калитку
Тихо затворял.
Ласковое имя
Тихо повторял.

Но пройду я мимо,
Загляжусь слегка
Под окном черёмух
Белых облака.

Не зайду я больше
В их густой приют.
Там меня забыли,
Там меня не ждут.

Книжные аллеи Александра Вампилова

Своё творчество Вампилов начал в Иркутске, но его всемирная слава началась в Ленинграде, с постановок пьес в Театре на Литейном, в студенческой студии театра им. Ленсовета и, наконец, в товстоноговском Большом драматическом (БДТ им. Горького). С тех самых пор имя Александра Вампилова неразрывно с Петербургом. Александр Вампилов родился 19 августа 1937 года и трагически ушёл из жизни тоже в августе, 17 числа 1972 года. Потому был символичным вечер памяти на Книжных аллеях в один из последних летних дней.

Об этом сказал Анатолий Козлов, начав вечер на Книжных аллеях как дань памяти драматическому дарованию Вампилова. Его пьесы, увиденные или прочитанные, навсегда западают в сердце. Вампилов так или иначе рядом с нами, с каждым из нас. Даже сын Анатолия Козлова играл в студенческой постановке «Старшего сына».

Следом я рассказал о семье Александра Вампилова, о влиянии отца на всё творчество сына и прочитал несколько стихов Валентина Никитича.

В далёких и чуждых краях
Солдатик в окопе сидел,
Он с думой, с тоскою в очах
На высь голубую глядел:

Он вспомнил деревню родную,
Он вспомнил родные поля,
Он вспомнил мать дорогую
И братьев-сестёр, и отца.

Он вспомнил деву младую,
Которой клялся в любви,
Он вспомнил жизнь удалую,
Он вспомнил счастливые дни.

Пули зловеще свистели,
Орудий слышался вой,
Вблизи разрывались шрапнели
И каркали враны толпой.
(1915, Иркутск)

Это военное стихотворение, дающее представление о времени его создания, было одним из трёх стихов отца Александра Вампилова, прочитанных мною. Следом актриса Театра Антреприза им. А. Миронова Марианна Мокшина-Бычковская прочитала несколько стихотворений Сержены, сестры Александра Вампилова.

«Счастливая встреча».

Я повторяю мысленно тот путь,
Который мы прошли в чудесный вечер.
И память шепчет: «Ты не забудь
Короткой, но для судеб важной встречи!»

Мечты мои о принце не из сказки
Вдруг стали явью в облике твоём.
Мои глаза смотрели чуть с опаской,
Твои – с восторгом, с блеском «напролом».

Чужой, мне вовсе не казался ты чужим,
А близким другом из прекрасных снов.
И ожиданьем счастья стал ты одержим,
А я поверила в твою любовь!
(1976)

После чудесной декламации Марианны я прочитал несколько юношеских стихов самого Александра Вампилова.

Скажи, ты помнишь ли такого?
Он должен был тебя забыть.
Но не забыл и любит снова.
И знай: не может не любить.
Не для надежд – для грустной шутки
Тобой ему цветы даны.
В его тетради незабудки
Его слезой оживлены.
Да, слёзы! И смешно ли это,
Смешно ль, что оживила ты
Такие слёзы у поэта,
Такие вечные цветы!

Знакомство со стихами из сборника не было единственным сюрпризом дня на Книжных аллеях. Поэт Андрей Родосский специально для столь знаменательного события – премьеры поэзии Александра Вампилова в Петербурге – подготовил критическую статью о кутуликском сборнике семьи Вампиловых, названную им «Тихой лирикой».

Тихая лирика (Андрей Родосский)

По-разному складываются писательские судьбы. Одни авторы пользуются широким признанием при жизни и заносят свои имена на скрижали вечности, другие, блеснув яркой кометой, обречены на посмертное забвение или бесславие, третьи, малоизвестные при жизни, отойдя в мир иной, покрываются заслуженной славой. К числу последних принадлежит Александр Вампилов, о котором и пойдёт речь.

Прожил он недолгую и не богатую внешними событиями, но внутренне насыщенную жизнь, что роднит его с многими гениями мировой словесности. И, подобно им, он наверняка предчувствовал свой ранний, трагический и внезапный уход — на эту мысль наводят некоторые пассажи из «Утиной охоты». Поэт и пророк — в определённом контексте это синонимы…

Касаясь общих особенностей вампиловского творчества, подчеркнём, что оно высоко нравственно и даже — в хорошем смысле слова — дидактично. Подчеркнём, что дидактизм у Вампилова не прямолинеен, не навязчив — иначе он достиг бы противоположного эффекта — а деликатен и тактичен: он исподволь подводит читателя к нужным и желаемым выводам. Здесь, вероятно, сыграла немалую роль вскормившая и выпестовавшая его педагогическая семья и среда: отец его, трагически погибший в лихолетье ежовщины, был школьным учителем, мать, оказавшая огромное влияние на становление личности сына — тоже, учительствовала и старшая (на восемь лет) сестра. Каждому образованному русскому человеку Вампилов известен как драматург. Пьесы его ставятся на сценах многих театров, а некоторые экранизированы. Мы же позволим себе коснуться мало кому известной грани его творчества — поэзии.

Кто не знает, что многие литераторы, если не большинство, начинали творческий путь с поэзии и лишь потом переходили на прозу и драматургию (противоположные примеры — такие, как Гарсиа Лорка — единичные случаи). Прочно укоренившись в литературе, прозаики и драматурги обычно предпочитают не вспоминать, что когда-то мнили себя поэтами. Таков был и Вампилов. Но нам, ныне живущим, драгоценна каждая строчка нашего великого соотечественника. Обратимся и мы к его юношеским стихам.

Их немного. Самые поздние датированы 1957 годом, когда автору исполнилось всего двадцать лет. Некоторым из них не чужда юношеская незрелость, что вполне естественно — к этому возрасту мало кому выпадает жребий сложиться как поэту, особенно в наши дни. Определенная недоработанность, небрежность и даже, порой, речевые ошибки свидетельствуют не о недостатке дарования, а о том, что молодой стихотворец и не помышлял, что его поэтические опыты когда-нибудь увидят свет (невольно напрашивается параллель с юношеской лирикой Лермонтова). Но не это главное.

Поэзия Вампилова подчёркнута традиционна, с преобладанием полных и точных рифм, включая однородные и даже глагольные, столь ненавистные «шестидесятникам». Она чужда крикливых эпитетов, вычурных метафор и рубленого ритма. К ней как нельзя лучше подходит определение тихой поэзии, которую позднее гневно бичевал трибунный, по его собственному определению, поэт, недавно умерший Евтушенко: «Трибунная поэзия притихла, / А “тихая” криклива: “С нами Фет!”» А ведь эпитет тихий может оказать очень ёмким и выразительным, добрым и теплым. Вспомним рубцовское: «Тихая моя Родина»… И действительно, типологически — и по духу, и по форме — поэтические опыты Вампилова близки к стихам Рубцова, которого драматург хорошо знал и был с ним дружен, что хорошо отражено в недавнем биографическом фильме «Облепиховое лето».

Перейдём в тематике вампиловской поэзии. Она не слишком разнообразна, но причины этому указаны выше. Зато они весьма разнообразны по метрике: двухдольные и трёхдольные размеры с разным числом слогов автор успешно сочетает с непринужденным дольником. Есть даже один редкий для отечественной словесности верлибр («К вечному вопросу о красоте душевной и внешней»). Изобразительные средства скупы, но их с лихвой хватает для выполнения поставленных поэтом художественных задач. Автор немногословен, ему присуща поистине пушкинская лаконичность. Наверняка помнил и некрасовский завет: «чтобы словам тесно, мыслям — просторно» (сам Некрасов, впрочем, сплошь да рядом нарушал этот принцип).

Как у большинства молодых поэтов, важнейшее место в лирике Вампилова занимает любовь. Трудность этой темы — уже в силу её вечности — определяется тем, что не всегда просто сказать о любви что-то своё, что-то новое, не повторяя — может быть, невольно — тем, кто разрабатывал эту тему прежде. Но вспомним замечание Анны Карениной: «если сколько голов, столько умов, то и сколько сердец, столько родов любви». А ещё вспомним, с каким мастерством Виктор Гюго показал эти разные роды любви в «Соборе Парижской Богоматери» — любовь высокую и низкую, целомудренную и порочную, облагораживающую влюбленного и толкающую его на злодейство. Влюблённый герой Вампилова — чистый, честный, незлобивый, добросердечный юноша, у которого любовь «не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла» (I Kop. XIII, 5). Любовная лирика Вампилова — это тихая поэзия в лучшем смысле слова.

Смех такой был нежный и звонкий,
Что не слушать не было сил.
Был я глуп и живого котёнка
Этой девушке подарил.
Шкуру серую лапкой белой
Мыл котёнок, как взрослый кот,
Но хозяйка любить не умела
И швыряла его за комод.
Ну и что ж… И обиду каждый,
И котёнок может иметь.
И как взрослый кот, он однажды
Убежал за порог околеть.
Был я глуп. И с поры далёкой
Ничего не вернуть назад.
Если нравится быть жестокой,
Что же… вешай тогда и котят.

Грустное стихотворение! Как поётся в песне, любовь никогда не бывает без грусти (если это действительно любовь). А вот у Вампилова:

Если мне поэтом всё же быть,
Буду всех поэтов я грустней,
Потому что стану я грустить
О потерянной любви моей.

А уж если любовь неразделённая или кончается, гимн торжествующей любви в мировой поэзии редок, ибо иначе — где же конфликт? Ясно, что лирический герой жалеет себя — это вполне естественно, — но о боли своей повествует сдержанно и мужественно. И эту жалость он переносит на несчастного котёнка, подаренного любимой, с которым она обошлось так же жестоко, как с влюблённым. Так Вампилов органически сочетает любовь к девушке с любовью к животным, к братьям нашим меньшим. Тем самым он продолжает традиции Есенина — мало кому удавалась так выразить добрые чувства к страдающим Божьим созданиям, как Сергею Александровичу. Откровенность и проникновенная исповедальность также роднит обоих советских классиков.

Измену любимой герой переносит кротко и смиренно. В этом отношении Вампилов унаследовал пушкинское незлобие и неосуждение:

Ты просто звонко посмеялась.
Ну что же: я люблю твой смех.
Глупцу, мне просто показалось,
А ты такая ведь для всех.
И вот теперь проходишь мимо,
Во всём легка и весела,
Ты всем, мила, а мной любима,
Но им свой смех ты отдала.
Что ж, я пойду своей сторонкой —
Любовь на смех не променять.
А ты? А ты… посмейся звонко,
Такой тебя мне вспоминать.

Хотя порою проскальзывает и горечь, чувство обиды — да уж куда без этого! Но и здесь не видно ни злобы, ни ожесточения. Вампилов не таков, как римский поэт I в. до Р. Х. Катулл, который обрушивал гневные филиппики на голову изменившей возлюбленной. Вот эпиграмма, каковых у Вампилова довольно много:

Я был тебе непонятый чудак,
И, верно, суждено таким остаться,
Но я влюблен был и влюблен был так,
Как не желаю никому влюбляться.

Не правда ли, отповедь Пушкину! Но ирония — поистине пушкинская! Пушкинисты обычно замалчивают, что почти всё творчество нашего гениального соотечественника проникнуто столь характерной для романтиков иронией, причём настолько тонкой, что не всякий её замечает. Причём ирония эта мягкая, почти беззлобная, как и вся личность и творчество Пушкина — разительный контраст с лермонтовским железным стихом, облитым горечью и злостью. Удивительно, но в вампиловской рукописи возле двустрочной эпиграммы на поэта Васильева (которого Васильева, неясно) красуется выполненный автором портрет адресата, по манере чем-то напоминающий перовые рисунки Пушкина.

А вот ещё один пример вампиловской сатиры:

Но столько развелось поэтов,
Что ни студентик, то поэт.
В дверь знаменитых каждый ломит,
И вот, блистая новизной,
В своих стихах спешат знакомить
С берёзкой, родиной, луной.
.    .    .    .    .    .    .
Ах, сколько их! Куда их гонят?
И что так жалобно поют?
Поэзию ль они хоронят?
Халтуру ль замуж выдают?

С первого прочтения в двух заключительных строчках видна аллюзия на пушкинских «Бесов». Самого-то Вампилова к подобным «бесам» уж никак не отнести. А что касается берёзок, родины, луны, то и лирическому пейзажу место в поэтическом наследии Вампилова, несмотря на его малый объем. И поданы они по-новому, по-своему, благодаря личности автора, которую, по словам исследовательницы творчества Вампилова Ольги Юрченко, «отличают глубинная чистота помыслов, трепетная совестливость, благородство»:

Вслед за мёртвою жёлтой листвою
Полетят на дороги снега
И холодной своей пеленою
Упадут на леса, на луга.
Упадут на дорожки, тропинки,
Что исхожены были весной,
Занесут своим вихрем снежинки
Равнодушною белой тоской.
И поля, что весной молодели,
Заровняет холодный покров.
Лишь в душе не сравняют метели
Тех глубоких весенних следов.

Такова поэзия Александра Вампилова — во многом ещё юношески незрелая, но уже предвещающая десницу большого мастера.

Проза и друзья Александра Вампилова

Помимо знакомства петербуржцев с поэзией Александра Вампилова и необычным уникальным сборником стихов семьи Вампиловых, на Книжных аллеях прозвучали малая проза Александра Вампилова и стихи его друзей.

Марианна Мокшина-Бычковская прочитала рассказ «Стечение обстоятельств». Короткая бытовая сценка всегда захватывает читателя и вызывает отклик в душе. Этот рассказ был прочитан Марианной и на упоминавшемся ноябрьском вечере в библиотеке на пр. Культуры, и так же полностью захватил слушателей, затем долго обсуждавших неожиданные стороны рассказа, прочитанного вслух профессиональным чтецом. В этот раз на вопрос о выборе рассказа для чтения Марианна твёрдо ответила: «Прочту все». К сожалению, регламент вечера на Книжных аллеях этого не позволил, и единственный рассказ оживил слушателей.

Следом подиум был предоставлен поэтам Оксане Соболь и Никите Андрееву, которые прочитали цикл стихов близких друзей Александра Вампилова, прижизненных и написанных на его уход. Конечно же, первым прозвучал Николай Рубцов в исполнении Никиты Андреева.

«Саше Вампилову, по-настоящему
дорогому человеку на земле,
без слов о твоём творчестве,
которое будет судить
классическая критика».

Я уплыву на пароходе,
Потом поеду на подводе.
Потом ещё на чём-то вроде.
Потом верхом, потом пешком
Пройду по улице с мешком —
И буду жить в своём народе!
и
«Саше»

Ужас в душе небывалый,
Светлого не было дня,
Саша Вампилов усталый
Молча смотрел на меня.

Брошу я эти кошмары,
Выстрою дом на холме.
Саша, прости мне пожары,
Те, что пылали во тьме…

В стихотворном цикле, названном иркутскими поэтами «И буду жить в своём народе! Стихотворный венок Александру Вампилову», прозвучали стихи Анатолия Горбунова, Петра Реутского, Бориса Архипкина, Сергея Иоффе, Николая Котенко, Льва Котюкова, Владимира Лазарева, Анатолия Преловского, Владимира Корнилова, Владимира Скурихина, Юрия Щербака, Дмитрия Иващенко (читал Никита Андреев)…

«Скорбь» (Анатолий Горбунов)
Памяти Александра Вампилова

Здесь и спирт не поможет,
И трава-горицвет,
Стали сердцу дороже
Те, кого больше нет.
Отошли до заката.
Имена, имена…
Вот и снова утрата —
Одолела волна.

Что ты сделал, кипучий,
Крутонравый Байкал?
До рассвета над кручей
Ветер смерти искал.
На обрыве рябина
С горя – в пламень, дотла…
Родила земля сына,
Уберечь не смогла.

и поэтесс Татьяны Суровцевой, Елены Жилкиной, Анны Стародубцевой, Людмилы Бендер, Ольги Горбовской, Юрьевой, Инны Марцинкевич в прочтении Оксаны Соболь…

«Памяти друга» (Татьяна Суровцева)
Александру Вампилову

Свет и печаль на твоей остановке.
Лёгкие кроны летят в вышине.
Чyдная странница – божья коровка,
Капелькой крови упала ко мне
На руку… Друг! Сумасшедшее время
Здесь позабыло, откуда пришло…
Друг мой таинственный!
Память – не бремя,
А обронённое в воду весло –
Кружит, несётся в прозрачном теченье
Незамутнённой Реки бытия.
Мелкое всё – потеряло значенье.
Суть прояснилась. Ей нет забытья.
Лесом покрыты холмистые дали,
Скошены травы, и август примят.
Вольно дышать на последнем причале!..
Веток пихтовых сух аромат.

В завершении вечера я прочитал стих бурятского поэта Баяра Жигмытова «Постоим на аларской земле».

Постоим на аларской земле,
Слово «Вампилов»
скажем спокойно,
С благодарностью –
Школе и дому,
Селу Кутулик
И учителю литературы.
Дверь закрыта
в жизнь драматурга,
И открыты
книги, театры…
Будем снова читать его пьесы
И читать свою жизнь
Глазами Вампилова…

Памяти Александра Вампилова

Прошлогодний первый вечер памяти Вампилова в библиотеке-филиале №6 (заведующая Н.Г. Лебедева) выявил огромный, действительно огромный интерес к имени драматурга, к его творчеству, буквально к любой малейшей детали его жизни. В проведении вечера были заинтересованы все лица и организации, к которым я обратился:

Выступили: нар. артист РФ Вадим Владимирович Лобанов, заведующий кафедрой театрального искусства СПБГУ, профессор, первый исполнитель роли Бусыгина в прижизненной постановке «Старшего сына» в Иркутском драматическом театре (1969); и нар. артист РФ Олег Александрович Леваков, театр им. Ленсовета, первый исполнитель Сарафанова в постановке студенческого театра при театре им. Ленсовета (1972);

Материалы для экспозиции предоставили СПб Театральная библиотека, СПб Музей театрального и музыкального искусства, Театр «На Литейном» и Большой драматический театр;

Киностудия «Лендок» предоставило право просмотра нового игрового фильма «Облепиховое лето» (реж. Виктор Алфёров, в гл. роли Андрей Мерзликин, 2018).

Вечер памяти Александра Вампилова, на котором я представил его как прозаика и поэта, члена Союза писателей СССР, вылился в нечто большее – начавшись в 13:30 ч., он длился без перерыва до закрытия библиотеки в 20 ч. Библиотека назвала его «Фестивалем», а в классификации СПР вечер был обозначен «Однодневной литературной конференцией»… Более того, сразу после вечера было заключено соглашение о сотрудничестве с Культурным центром Александра Вампилова (дир. Г.А. Солуянова, г. Иркутск) и установлены отношения с Международным театральным фестивалем Вампилова (дир. А.А. Стрельцов) и Мемориальным музеем Александра Вампилова (дир. О.А. Мохосоева, пос. Кутулик, Иркутская обл.), с которыми достигнута договорённость о совместном развитии программы «Вампилов Навсегда» (условное название) в Санкт-Петербурге, где были поставлены первые постановки иркутского драматурга.

Участники вечера “Звезда прекрасная сияла” Ц.А. Балакаев, М.В. Мокшина-Бычковская, О. Соболь и Н.В. Андреев, 30 августа 2020 года, на Малой Конюшенной.

В этот раз не удалось собрать столь «звёздный» состав. Но впереди много новых встреч и новых открытий. Хотелось бы отметить участников вечера «Звезда прекрасная сияла» на Книжных аллеях 30 августа: Марианну Мокшину-Бычковскую, Оксану Соболь, Никиту Андреева, Андрея Родосского, Анатолия Козлова, Юрия Горчакова (тех. директор Книжных аллей) и звукооператора Вадима (волонтёра).

Также особое спасибо Мемориальному музею Александра Вампилова (дир. О.А. Мохосоева, пос. Кутулик) и Культурного центра Александра Вампилова (дир. Г.А. Солуянова, Иркутск).

 

Цецен Балакаев, руководитель Общественного Медиа-центра СПб отделения Союза писателей России.