Три вопроса председателю

Беседа с председателем СП России Николаем ИВАНОВЫМ о создании Ассоциации писателей России (АПР)

— Николай Фёдорович, у писателей России после сообщений о консультациях по созданию некой Ассоциации писателей России (АПР), которая объединит все литературные союзы страны, появилось немало вопросов. Не предпринимается ли попытка нас всех постричь под одну гребёнку? Не теряем ли мы своё лицо и свой голос? Чья это идея? Ради чего?

— Такие же  вопросы возникли и у меня, когда в начале года начались первые разговоры по объединению писательских союзов или, вернее, по созданию для них общей надстройки. То, что их в России появилось огромное количество, это уже не смешной, а грустный факт. При этом наши нынешние законы не запрещают трём гражданам страны собраться на кухне и создать общественную организацию, а то, что её деятельность при регистрации обозначается как творческая, свидетельствует о следующем.

Первое: в обществе по-прежнему остается высоким авторитет людей, работающих со словом, и создатели новых союзов это прекрасно понимают, прикрывая не исчезнувшим даже и за годы забвения авторитетом Союзов писателей СССР и России свои личные цели.

Вторая позиция более грустная: зачастую эти союзы и союзики создаются людьми скорее амбициозными, чем творческими. Вот захотелось человеку быть председателем или президентом, а что для этого необходимо? Правильно, иметь личную организацию, партию, союз, раз в уже существующих почему-то не признают их лидерства! Эти люди в большинстве своём изначально стремятся в первые ряды любого президиума! Не допрыгнувшие, не дотянувшиеся до вожделенной цели всеобщего признания, болезненно тщеславные, они в окружении уже собственных подчинённых легко и ничтоже сумняшеся мнят себя классиками.

Понимаем, что есть и те, кто не нашёл контакта с руководителями региональных организаций и ушёл в самостоятельное плавание. Например, в Крыму за 6 лет «крымской весны» создалось около десяти писательских организаций, и министерство культуры «сходит с ума» от этой разношёрстной когорты сплошных гениев. После создания наших региональных отделений в Симферополе и Севастополе собрались, к примеру, три литератора, создав в противовес свою организацию. Через месяц они разругались, не поделив власть и полномочия, но вкус лидерства уже пьянит. И каждый из разбежавшихся создаёт уже три новых объединения…

А кто-то, играя на тщеславии литераторов, создает союзы ради личной наживы. Пишущим людям втюхивается, извините за сленг, сначала уверенность, что они великие, потом предлагаются всевозможные лауреатские звания, их печатают в сборниках с громкими названиями, им дают ордена и медали, объявляют писателями (почётными, заслуженными) года, мира, галактики… Но все эти публикации и звания – за деньги. Ничего общего с творческими такие коммерческие организации, конечно же, не имеют.

А есть союзы, созданные в период перестройки и начала девяностых в противовес СП СССР и СП РСФСР. Как правило, это было их идеологическое решение, но инициаторы выхода из «больших» союзов вскоре благополучно покинули страну в поисках лучшей жизни, а структуры с их сторонниками и последователями остались. Будем справедливы: вместе с уехавшими лидерами спала и политическая составляющая этого раскола, и некоторые документы (как правило, юридические), мы даже подписывали вместе с такими организациями.

И это не мешало нам оставаться при своих убеждениях во взглядах на жизнь и на литературу… Хотя в своих комментариях Валерий Шелегов и утверждает, что наш Союз утратил свое значение, когда мы согласились в девяностые годы стать Общественным объединением. Но наш Союз просто прекратил бы свое существование 30 лет назад, не прими наши руководители тогда эту форму, утверждённую законом. Минюст попросту не зарегистрировал бы нас. Да, были бы мы подобны «Варягу», не спустившему флага. Но – ушли бы на дно! И представляю, как наши оппоненты рукоплескали бы такому подвигу и даже пускали бы венки по волнам над нашей могилой. И единолично сейчас властвовали бы в литературном пространстве России, а мы бы не имели ни своей организации, ни своего голоса, ни даже сайта, на котором ведём сегодняшнее обсуждение. Мы бы этого хотели? Не уверен.

Тем более, что мы выстояли, не прогнулись, сохранили и Союз, и своё творческое лицо, и своё человеческое достоинство. Общеизвестно: если не можешь предотвратить ситуацию – сумей на нее хоть как-то повлиять, а не прятать голову в песок и делать вид, что ничего не происходит. Как нас учили в школе: жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Да, на наши плечи упало сегодняшнее скользенькое, хамелеонное время. Нам улететь на Луну? Надеть скафандры? Выстроить железобетонную стену вокруг Комсомольского, 13?

Можно, конечно, жить с вывернутой шеей и оплакивать прежние, более благополучные для литературных талантов времена. Но «Времена не выбирают. В них живут и умирают». Надо принимать любые вызовы времени. Лично я не хочу стать могильщиком Союза, как и до меня не захотели этого ни Юрий Бондарев, ни Валерий Ганичев. Как и они, я надеюсь, что однажды наступят дни, когда наш Союз окажется полноценно востребованным, и все те ценности, которые нас сегодня объединяют, не придётся воссоздавать по уцелевшим артефактам. Так что в выборе, быть нам или не быть, нам не прятаться надо, а все вызовы принимать, при этом оставаясь на своих духовных и нравственных позициях, сохраняя высокие традиции своих предшественников.

А теперь по Ассоциации. Эта идея возникла в 2015 году, ради этого, собственно, и затевалось Общероссийское литературное собрание с участием Президента страны. Давайте вспомним те времена: наш Союз даже не был допущен к подготовке мероприятия и формированию его задач. Нам всего лишь выделили несколько пригласительных билетов – по сути, определив роль статистов.

Но мы прошли и этот этап, и сегодня могу с уверенностью сказать, что именно Союз писателей России определяется одной из ключевых организаций Ассоциации. И среди рабочей группы, ведущей консультации по созданию АПР, мы видим также вполне адекватных людей, желающих в том числе и пользы для СП России. Откуда исходит инициатива по её появлению? От Администрации президента. Это даёт основание предполагать, что если решение принято на таком управленческом уровне, то оно будет исполнено в любом случае – с нами или без нас. Лучше без нас? Чтобы потом плакаться, что нас не замечают?

На какой базе происходят консультации? Российский книжный союз. Возможно, это правильно в данном контексте, потому что лично я не пошёл бы ни в какие иные союзы, особенно с перечисленными в комментарии В.Н. Крупина лидерами – как и, возможно, они не пошли бы к нам (а мы бы и не приглашали!).

Самый первый посыл проработки вопроса был такой: все идут на объединение на равных, распустив свои организации (по примеру создания Ассоциации юристов России). На том первом этапе секретариат сказал категорическое «нет»: если мы куда-то и войдём, то только как юридическое лицо. Не мы создавали Союз, не нам прекращать его деятельность. Да и по Уставу прекратить своё существование мы можем лишь в двух случаях: по суду (призывая к свержению существующего строя), или на съезде принимая решение о самороспуске. На самороспуск мы не пойдём, поэтому, если будем входить в Ассоциацию, то только со своей историей, своим Уставом, своими планами работы и со своим видением нашего предназначения в истории страны и в литературном процессе. Да и имея при этом возможность и право выйти из объединения в любой момент. Это крайне важно: если создаваемая Ассоциация вдруг по каким-то причинам исчезнет, то вместе с нею не должен исчезнуть СП России с его традициями, с его непростым опытом творческого выживания. Мы это прекрасно осознаем.

Далее. Боязнь писателей раствориться среди прочих, структурно более мелких организаций. Нет, позиция секретариата однозначна: мы как работали – так и будем работать. «Уменьшаться» в своей деятельности, в своём влиянии на жизнь страны не намерены. Константин Гнетнев сетует на засилье всевозможных писательских структур в Карелии (подобное положение существует и в некоторых других регионах). При создании АПР получается ровно наоборот. Почему?

Первоначально на рассмотрение в возможные учредители АПР было выставлено около полутора десятка организаций, зарегистрированных как общероссийские и региональные писательские. На сегодня, после первых консультаций, их осталось всего пять. Позиция СП России: это должны быть если не единомышленники, то в обязательном порядке профессионалы. Так отпали коммерческие литературные проекты. Мы также посчитали, что даже при разности мнений в АПР не должны попасть радикалы. С нами согласились и, таким образом, отпали ещё две организации, ориентирующиеся исключительно на «мировые ценности», ничего общего с литературой и культурой не имеющие. Отпали также хозяйственно-окололитературные объединения. Зато была добавлена Национальная ассоциация драматургов (Ю.Поляков). Поэтому: в регионах и в центре руководители, курирующие литературные процессы, фактически избавляются от необходимости вести переговоры с десятком мало чего значащих организаций. Для них становится ориентиром АПР, в которой, я повторю, на сегодняшний переговорный процесс осталось всего пять организаций, признаваемых как профессиональные.

Могут быть количественные изменения в этом списке? Наверное, могут, но в любом случае незначительные. Причём в обе стороны. Поэтому пока я не называю их.

СП России на всех переговорах воспринимается именно как крупнейшая организация, за что спасибо региональным отделениям, сохранившимся в деятельном состоянии в тяжелейшее время безденежья, и ныне дающим мне право считать себя председателем крупнейшей творческой организации страны, фактически – экспертного литературного сообщества. И будем опять справедливы: с этим нашим положением во время консультаций считаются, с ним не спорят.

Бояться ли нам Ассоциации? Давайте вместе оглядимся вокруг. Такое впечатление, что сейчас время именно такой формы сотрудничества. Например, у нас создан СНГ (фактически ассоциация), где страны по очень многим вопросам координируют свои действия, но каждая живёт своим укладом. Есть даже Ассоциация городов воинской славы. Ещё можно назвать десятки организаций, которым объединение помогают выживать.

Что у нас? По предварительным наработкам, при АПР создаётся Исполком, в который войдут учредители Ассоциации. Он создаётся для принятия коллективных решений. Давайте проанализируем день сегодняшний. Мы как-то влияем сейчас на издание книг по грантам? Нет, это прерогатива Агентства по печати и издательств. Мы участвуем в работе по подготовке книжных ярмарок-выставок? В крайнем случае выбиваем себе место-стенд. Формируем литературные делегации для представления нашей страны за рубежом? Мы привлечены к национальным литературным премиям, хотя бы в качестве членов жюри, где участвуют деньги государства? Ответ однозначен. И именно поэтому, не дождавшись помощи и понимания на федеральном уровне, мы ушли в определённой степени в регионы, работаем по горизонтали, находя единомышленников среди руководителей субъектов федерации и делая с их помощью огромную работу по обеспечению духовной безопасности Отечества.

Думаю, АПР со временем способен будет взять на себя многие, пусть и вскользь обозначенные, эти функции, но теперь решения будут приниматься в любом случае с учётом нашего мнения. Хотя и предвижу яростное сопротивление тех, кто ныне формирует повестку дня в обозначенных проблемах. Но начинать когда-то надо. АПР способна будет поставить этот вопрос и, исходя из принципа корпоративности, добиваться его решения. Пусть и не сиюминутно это произойдёт.

Могу добавить, раз коснулись регионов: в рабочую группу по созданию АПР вошли и представители регионов – в частности, Канта Ибрагимов из Чечни и Камиль Зиганшин из Уфы.

— Спасибо за столь прямые ответы при всем том, что вы не обо всём, может быть, говорите (в переговорном процессе это недопустимо), но общее направление работы понятно. И второй вопрос: какими правами будет обладать АПР?

— Это тоже обсуждается. Поверьте, на сегодня в администрации президента нам дали огромную свободу действий по выработке предложений. И мы находимся лишь в самом начале пути, форма деятельности предлагаемой Ассоциации пока только выстраивается. На сегодня существуют три типа: Некоммерческая организация, Некоммерческая организация с участием государства и Некоммерческая организация, учреждённая государством. В каждой форме есть свои плюсы и минусы. Вот их и проговариваем. Например, если будет изыскана возможность прямого государственного финансирования, то мгновенно появляются отчётность и подчинённость перед структурами, дающими деньги целево, так что в отчетный период мы уже не сможем вдруг решить какую-то, ставшую крайне важной, проблему. Хотим этого? И так по каждой позиции. При этом лично я считаю, что в Уставе АПР в любом варианте должна быть строка по финансированию уставной деятельности учредителей. А там как будет получаться…

Мне представляется, что АПР должна войти в литературный процесс достойно, со знаковой и значительной литературной премией. С возможностью проводить Всероссийские совещания молодых писателей и конференции по проблемам текущей литературы. Должны закладываться и подразумеваться литературные фестивали по федеральным округам и т.д. Это также потребует финансовых вложений. Как их получить? По каким каналам? По какой форме отчётности? Надо обсуждать? Надо. Издательская программа будет своя у АПР или нет? Вопросы сотрудничества с литературными журналами? Или создавать свой, новый и современный? Помощь регионам? Переводческая деятельность? Вопросов пока больше, чем ответов. Но мы их ставим. Поэтому и раньше выстрела не падаем, но и «задрав штаны» не бежим.

Конкретных наработок пока мало, могу лишь обозначить их тенденцию. Поначалу проговаривался вопрос создания АПР при Агентстве по печати и массовым коммуникациям, ныне курирующим многие литературные проекты. Но как быть тогда с Министерством культуры, которое владеет библиотеками – основными площадками нашей деятельности? С литературными журналами, учредителями которых в регионах в большинстве своём также являются не Агентство по печати, а именно учреждения культуры? Значит, АПР не должно быть при этих конкретных ведомствах, чтобы не вносить сумятицу в тех же регионах. Николай Максимович Ольков категоричен – ничего хорошего нас в Ассоциации не ждёт, ибо мы и так выше всех рвущихся в неё. Слава Богу, сегодня мы сами участвуем в отборе мечтающих туда попасть! И это уже большая новость нашего времени.

Давайте ещё раз совместно проанализируем возникшую ситуацию: хорошо, мы никуда не входим. В этом случае, мы лишь обрадуем чиновников, которые скажут: мы финансируем головную объединённую организацию, поддерживаемую администрацией президента, а СП России сам не захотел государственной поддержки. В подобном случае мы своими неуклюжими действиями профинансируем, поднимем на щит своих «партнёров», как любовно наш министр иностранных дел называет заклятых друзей России. Лучше сделаем Союзу? Вот тогда точно нас спишут «на нет». А сейчас – с нами разговаривают, мы имеем право голоса. Выставляем определённые условия – надеюсь, разумные. И к дающей руке не ползём, наша позиция такова: мы должны получать своё наравне с другими.

Пока абсурдность ситуации в том, что мы в виде всевозможных налогов и платежей даём государству порядка 90 тысяч рублей в месяц, а нам от Родины поступает ноль. Я об этом уже говорил. Долго так продержимся? Призывающие гордо хлопнуть дверью – вы готовы найти деньги, которые дадут нам хотя бы временную передышку? Я, как руководитель, разве не должен предпринять хотя бы попытку изменить положение вещей? Почему мы должны уйти с поля битвы за литературное пространство и за свои нравственные принципы? Это было бы, может, эффектно для сиюминутности, но – глупо для перспективы. И думаю не о том, как со временем под какие-то смехоточки выйти из Ассоциации, а ровно наоборот – как повернуть и закрепить её работу на пользу отечественному литературному процессу. И повторюсь – к созданию Ассоциации в том числе причастны люди, разделяющие позиции СП России. И с какой стати огульно обвинять во всех прегрешениях тех, кто, возможно, будет структурно состоять в общей организации? А если Союзу писателей России будут вдруг поставлены неприемлимые условия в нашей будущей деятельности, правление (Пленум) как высший коллективный орган между нашими съездами даст оценку этому явлению и поручит спокойно выйти из АПР.

Вернёмся к озабоченности Петрозаводска, поддержанной Хабаровском: в регионе бал правят не писательские организации, а чиновники, курирующие вопросы литературы и книгоиздания, но крайне далёкие от этого. И что по городам и весям, а не только в Москве, развелось слишком много писательских союзов.

Друзья, это в том числе и нам всем предупреждение о том, что мы порой не можем выставить таких проектов, от которых чиновники не могли бы отказаться. Это нам предупреждение, что мы в регионах скатываемся на уровень самостийных организаций и они своей активностью начинают забивать нас.

Поставить себя на голову выше конкурентов, доказать свою значимость в дне сегодняшнем, а не только утверждением принадлежности к истории СП России – обязанность и долг перед будущим. Почему позволяем говорить о себе на одном уровне с иными организациями? Да, чиновники тяготеют к любимчикам. Но им тоже надо время от времени ставить галочки за свою деятельность – так пусть они ждут от нас идеи, тщательно проработанные проекты.

Вспомним недавнюю историю: компартия в 1991 году проиграла, потому что в её рядах не оказалось нужного количества настоящих бойцов, гвардии. А всё потому, что КПСС наполнили люди, отвыкшие от борьбы и умения отстаивать свою точку зрения. Родилась целая плеяда приспособленцев, уверенных, что им всё и так достанется по должности. Они утратили движение вперёд, разучились отстаивать своё мнение, говорить с людьми, учитывать ситуацию текущего дня… Точно так же членский билет СП России предполагает работу, а не почивание на лаврах. Хотя трудности в преодолении ватной стены понимаю, наш секретариат сам испытывает как давление, так и попытки не замечать нас как таковых.

— Третий вопрос, Николай Фёдорович. Возможные сроки исполнения идеи…

— В конце августа планируется первое заседание Рабочей группы. Проговаривается возможность завершить основной процесс формирования, создания АПР уже в этом году. Это не самоцель, но тем не менее ориентир. Подчеркну лишь, что вхождение в любые новые объединения у нас по Уставу возможно только по решению Пленума, нашего коллективного органа управления. И организаторы процесса это понимают и с уважением относятся к данному требованию нашего Устава. Поэтому чем больше вопросов мы спокойно проговорим в своём предварительном обсуждении сейчас, тем легче членам правления станет выносить окончательный вердикт.

Жизнь не стоит на месте. Она заставляет реагировать на всё новые и новые ситуации. Легче всего ни на что не надеяться и потому ничего не делать – но тогда важные для литературы решения примут без нас и по поводу нас. Вот поэтому мы находимся сейчас внутри такого политического процесса, как создание АПР, а не наблюдаем за ним со стороны.

В этом нам помогает и опыт питерских коллег. Четыре года назад наше региональное отделение (Б.Орлов) совместно с параллельным Санкт-Петербургским городским отделением писателей создали Автономную некоммерческую организацию (АНО) «Книжная лавка писателя» (видимо, не случайно и у нас сейчас работа идёт на базе именно Книжного союза). Питерцы благоразумно ввели в правление представителя от Смольного, и теперь напрямую решают с городской властью все вопросы, связанные с тем же издательским делом. При обоюдном согласии двух организаций и обоюдному удовлетворению как писателей, так и власти, обретшей точку «сборки». Издание 20 книг в год – поди плохо, да ещё с возможностью распространения их через «Метропресс». У питерской АНО утверждён свой Устав, избраны рабочее правление и Общественный наблюдательный совет и пока никто ниоткуда не бежит. Так что определённый объединительный опыт есть, и он на примере северной столицы весьма положителен.

То есть, я рад нашему состоявшемуся разговору на самом старте проекта. Он показывает неравнодушие писателей к своему творческому Союзу. А это дорогого стоит. И пусть одни более эмоциональны в своих комментариях, другие выступают с позиций взвешенных, третьи размахивают лозунгом «всё пропало», четвёртые выражают доверие руководству СП, – но мы все, такие разные, храним авторитет Союза и желаем ему стойкости и процветания. Меня в этой ситуации меньше всего интересует, почему в других творческих союзах о создании АПР вообще молчат. Это их позиция. Мы же сильны не только любовью к Отечеству и к родной литературе, к художественному слову, но и открытостью и возможностью высказать свою точку зрения. Будем дорожить этим и дальше.

А СП России к диалогу открыт.

Беседу вёл гл. редактор “РП” Николай ДОРОШЕНКО