Куда переедет архив писателя-фронтовика?

Он истинный российский патриот,
Нелёгкой жизнью доказавший это.
За правду слова чтит его народ,
Прозаика, историка, поэта.
Леонид Зеленский

Три десятилетия тому назад ушел из жизни замечательный русский писатель Валентин Саввич Пикуль (1928-1990). Но остались его книги на русском и иностранных языках, суммарным тиражом более полмиллиарда экземпляров. Остался его богатейший архив. В литературных портретах его исторических личностей, отраженных событиях и суждениях не приходится сомневаться. Рецензентами его книг были известные ученые, доктора исторических, филологических наук.

Прошедшие десятилетия убедительно доказывают, что интерес читателей не угасает к его книгам, где автор талантливо, достоверно отобразил историческое прошлое.

Этот многоэтажный жилой дом на тихой улице Весетас в Риге не привлекает особого внимания. И памятная неброская табличка на стене дома со словами на латышском и русском языках: «Валентин Саввич Пикуль (1928-1990) выдающийся русский писатель жил в этом доме с 1962 по 1978 год» не останавливает внимание прохожего.

В одной из квартир этого дома размещается частный музей В.С. Пикуля. Его собиратель и хранитель Антонина Ильинична, вдова писателя.

На мой вопрос: решен ли вопрос об адресе переезда архива писателя-фронтовика В.С. Пикуля?, ответ был отрицательным.

И такой ответ не может не тревожить. Ибо всю свою творческую жизнь Валентин Саввич Пикуль, будучи «всепокорнейшим слугой российского читателя» черпал знания не только из книжной мудрости, стремился передать опаленную войной житейскую мудрость. Ему, как защитнику Родины, человеку с суровой дисциплиной моряка, сохранившему боль за убитых и замученных близких, было обидно за существующую несправедливость в человеческих отношениях, в литературной жизни, в быту.

Может быть, эта обида и подтолкнула его уехать в 1962 году из Ленинграда, где он почувствовал свое одиночество и окружавшее его непонимание, в Ригу, где наделся на новую творческую жизнь.

Рассматривая историю как знание о прошлом, Пикуль стремился изучать конкретные факты в условиях именно того времени и места происходивших событий. В результате тексты его историко-художественных произведений отражали развитие и изменение жизни отдельных исторических личностей в условиях этих исторических обществ.

Сами историки, порой, затрудняются объяснить тот факт, почему историческая интерпретация одного и того же исторического события прошлого с течением времени может кардинально меняться. И наши знания о прошлом, раскрытые талантливым литератором, надолго остаются в памяти.

Долгое время Антонина Ильинична Пикуль была первым читателем, первым редактором, первым критиком рукописей Валентина Саввича, доставала для него из библиотечных фондов России и зарубежья редкие книги по темам, над которыми работал писатель. Книги поступали на немецком, английском, финском, шведском языках, затем переводились на русский. Валентин Саввич не садился писать до тех пор, пока не проработал источники, как с одной, так и с другой стороны, пока не увидел перед собой четкого портрета своего литературного героя. На основании изученных источников писатель делал свои выводы и уже в дальнейшем не отступал от них. И когда редакторы, цензоры пытались упросить его что-то пересмотреть, исправить, он старался не делать этого, а просто, чтобы не задерживать выход книги, вычеркивал из текста.

Закончив рукопись нового произведения Валентин Саввич отдавал ее на прочтение Антонине Ильиничне со словами:

‑ Лови повторы, снимай спорные вопросы, сверяй с источниками…

Никто кроме Антонины Ильиничны не знал, где найти тот или иной источник, чтобы правильно и своевременно ответить на возникший вопрос.

В рижской квартире есть, так называемая, «портретная» комната, где хранятся «портретные» карточки с биографиями героев книг писателя. В большой комнате стоит старый письменный стол, на котором писатель работал. Этот стол смастерил его отец, Савва Михайлович. Стол стоял еще в комнате Валентина Саввича в ленинградской коммунальной квартире. На нем в блокадную холодную и голодную пору Валентин спал. И когда Антонина Ильинична пыталась заводить с мужем разговор о том, не пора ли сменить стол и купить новый, Валентин Саввич отвечал:

‑ Я могу работать только за этим столом…

Этот стол напоминал ему об отце, который погиб в боях под Сталинградом. Этот стол напоминал ему о суровых днях ленинградской блокады, когда он с мальчишками из соседнего двора тушил фашистские «зажигалки», когда больной цингой эвакуировался по ладожской Дороге жизни. А потом убежал из дома на фронт. Поступил в школу юнг на Соловках. После окончания школы в экипаже на эскадренном миноносце «Грозный» Северного флота воевал против немецких подводных лодок, конвоировал англо-американские караваны, доставлявшие грузы по «ленд-лизу». В 1945-ом на борту миноносца «Грозный» участвовал в параде Победы на рейде Мурманска.

За героизм и подвиги в годы войны Валентин Саввич был награжден медалями «За оборону Ленинграда», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», орденом Отечественной войны II степени и другими.

В послевоенные годы были занятия в литературном кружке, долгая работа над первой книгой о жизни экипажей Северного флота, первые опубликованные рассказы. В своих произведениях автор как бы «перевоевывал» войну, пытался показать ее с советской и иной стороны. И учился, учился, жадно занимался самообразованием, ежедневно, как на работу, ходил в Публичную библиотеку. Читал, выписывал, конспектировал.

На страницах книг писателя-фронтовика запечатлена память о его верных наставниках, о его боевых товарищах, о значительных личностях русской истории.

Когда пришло время оформлять документы на пенсию, Валентин Саввич отказался от пенсии, сказав:

‑ Какой русский писатель просил у батюшки о помощи. Я быстрей книгу напишу, чем заполню анкету.

Всю свою жизнь он был бессеребренником, бескорыстным, человеколюбивым. Денежные вознаграждения за присужденные ему литературные премии он передавал в военный госпиталь, где лечились воины афганцы, на нужды потерпевших от землетрясения в Армении, на восстановление Соловецкого монастыря…

В Год памяти и славы мы вспоминаем имена участников Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., не только славим их ратные дела и подвиги, но и с особой заботой пытаемся сохранить для последующих поколений светлую о них память. Историческая память мыслится как результат обобщенной индивидуальной памяти. Иначе говоря, знание о прошлом слагается не только памятью уходящего поколения, но и поколения настоящего.

Все эти годы Антонина Ильинична неустанно работает над раскрытием содержания архива писателя, его черновиков, творческих задумок, встречается с читателями, участвует в научных конференциях.

Она написала семь книг о его творчестве. За эти книги была удостоена престижной премией Александра Невского. Работает над составлением поэтического сборника Пикуля. Она постоянно поддерживает связи с петербургской общественностью, часто приезжает в город на Неве на мероприятия, связанные с увековечиванием памяти Валентина Саввича. На протяжении трех десятков лет она бережно сохраняет богатейший архив писателя, который содержит около 10 тысяч книг, а также обширный каталог с уникальными сведениями о героях его произведений: 800 портретов, фотографий, гравюр.

На содержание этого неофициального музея, расположенного в жилой квартире, уходит значительная сумма в евро. С каждым годом растет оплата за коммунальные услуги, повышаются налоги. Перевезти большую библиотеку, исторический архив, картотеку, картины технически и юридически непросто.

Государственные и политические деятели РФ, близкие друзья Пикуля пытались и пытаются перевезти архив писателя-фронтовика в Россию, однако до сих пор положительных подвижек не наблюдается.

Были попытки перевести часть архива в Санкт-Петербург, в помещение бывших Крюковских казарм, матросского клуба Ленинградской морской базы, однако не получилось. Там расположился Военно-Морской музей.

Время от времени появляются почитатели и состоятельные знакомые Пикуля из США, Финляндии, желающие принять архив и библиотеку писателя.

Неужели наследие выдающегося русского писателя-фронтовика переедет на Запад и будет использовано в антироссийском направлении?

Альберт Измайлов,
член Союза писателей России.

Фото автора.