«Я слушаю твоё звучанье, необозримый океан» (Валентин Пикуль)

Уметь слушать океан, морскую стихию дано каждому человеку, но написать об этом так, чтобы написанное отозвалось глубоко  в твоей душе, дано не многим поэтам и прозаикам. Вдохновенные строки о море создаются только теми, кто влюблён в морские просторы, в стихию моря. В  русской литературе — это А. Пушкин, Н.Гумилёв, А .Блок, С.Есенин, И Гончаров, А Новиков — Прибой, А.Грин, М.Горький, Л.Соболев и другие. Особое место среди них занимает Валентин Пикуль, который своим пером прикоснулся к подлинной истории нашей страны и оставил глубокий след в наших сердцах.

Валентин Саввич Пикуль родился и умер в июле. 13 июля 1928 года — дата его рождения, 16 июля 1990 года — дата смерти. В 2020 году исполняется 30 лет со дня смерти русского писателя, перу которого принадлежат десятки романов, повести, рассказы.

Я не ставлю перед собой задачу описания его жизненного и творческого пути, так как о судьбе писателя написано немало воспоминаний, исследований, среди которых мне хотелось бы прежде всего назвать книгу Николая Коняева «Валентин Пикуль». Николай Коняев  был лично знаком с Валентином Пикулем, несколько раз бывал у него в гостях, глубоко осмысливая и его героическую биографию , и причину популярности  творчества, и изломы его писательской  судьбы, когда романы Валентина Пикуля вдруг  были объявлены «второсортной литературой».

Николай Коняев, как автор книг о Николае Рубцове (« Николай Рубцов. Ангел Родины») и о  Валентине Пикуле, верен художественной правде, поэтому в этих книгах он предстаёт перед нами не просто как биограф, а как исследователь- литературовед, открывающий в их судьбе, в тексте их произведений — духовную глубину их  души,  новаторство  художественного стиля  и языка  произведений.

Пропуская содержание книг  через своё сердце,  Николай Коняев  не остаётся  беспристрастным к  судьбе и Николая Рубцова, и Валентина Пикуля , стремясь рассказать главное о каждом из них. Например, в книге  «Застигнутые ночью», где отражены его дневниковые записи, мы читаем : « Пишу про Рубцова, но нет- нет — и снова вспоминаю о Пикуле. Валентин Саввич очень был похож на героев своих книг. Была в нём безудержность и в работе, и в отношениях с людьми». Николай Коняев далее характеризует душевные качества писателя,  указывая, что  «категоричность сочеталась в Пикуле с полной доверчивостью, какой-то особой беззащитностью. Валентин Саввич обладал какой-то особой щедростью, широтой души». Много книг он подарил Николаю Коняеву, после чтения  которых к нему  пришло глубокое понимание особенностей его творчества. Коняев делает для себя открытие, что Валентин Пикуль  «не просто самый популярный в нашей стране автор, но и замечательный мастер сказовой прозы, так и не понятый критиками».  Творческая биография Валентина Пикуля освещена у Николая Коняева глубоко. Мне же  хочется в своей статье   обратить внимание именно   на те  страницы жизни писателя, которые связаны с его детством, юностью, с его службой на флоте.

Размышляя над флотским судьбами  поэтов ,прозаиков,  близких ему по духу, я открыла книгу «Очерки истории Балтийского флота», где повествуется о судьбе не только  Валентина Пикуля, но и о  других талантливых поэтах, прозаиках,  произведения которых вошли в золотой фонд русской литературы. У многих из них была героическая судьба, и часто –трагическая, как например, у Сергея Колбасьева, произведения которого дышат, как и В.Пикуля, поэзией моря, у поэта Алексея Лебедева, служившего штурманом на подводной лодке и погибшего в возрасте  29 лет ноябрьской ночью 1941 года, поэта Юрия Инге, погибшего в волнах Балтики в августе 1941 года (ему был 21 год);поэтов Василия Скрылёва, Марка Гейзеля (ему было 32 года) и  у других поэтов и прозаиков.

Именно к этому поколению людей принадлежал отец Валентина Пикуля ,Савва Михайлович Пикуль, которому флот во время военной службы дал  зачатки общего и политического образования. Он плавал масленщиком на эскадронном эсминце Балтийского флота «Фридрих Энгельс», а в  декабре 1941 года стал батальонным комиссаром Балтийской военной флотилии. Долгие годы отца Валентина Пикуля считали пропавшим без вести, и только через сорок лет сын узнал, что Савва Михайлович сражался в стрелковой бригаде при обороне Сталинграда, был ранен в голову (была пробита каска) и на сколоченном плоту должен был переправиться с остальными  ранеными на  другой берег Волги, но налетели немецкие самолёты и расстреляли раненых.

Несомненно, сама личность отца  оказала на  Валентина Пикуля большое влияние : с детства он полюбил всё  связанное с морем, со службой на флоте. Например, когда семья переехала из Ленинграда, где и родился писатель, в город Молотовск (ныне Северодвинск), будучи школьником, Валентин занимался в Доме пионеров в кружке «Юный моряк».

.Окончив пятый класс, поехал на каникулы к бабушке в Ленинград перед началом Великой Отечественной войны, но обратно вернуться не смог и переживал вместе с другими все трудности блокады: снижение продовольственных норм, голод и холод, артобстрелы ( 13 октября на город было сброшено  12 тысяч зажигательных бомб ). Во время одной из бомбёжек квартира Пикулей повисла в воздухе и держалась только на перекрытиях. Приходилось, как и многим другим, спасаясь от голода, есть  столярный клей, пить настой из земли, смешанный с золой Бадаевских складов. И только в 1942 году Валентину с матерью удалось выехать из Ленинграда по «Дороге жизни» в Архангельск, где встретились они с отцом ещё  до его  отправления добровольцем на  Сталинградский фронт, не зная, что   расстаются навсегда.

Затем, переболев тяжело цингой, освободившись постепенно от отёков, одышки, имея хорошие знания по морскому делу, четырнадцатилетний подросток попросил, чтобы его зачислили в школу юнг, находившуюся на Соловках, где он прошёл суровую  школу жизни.

Об этом подробно рассказывает сам Пикуль —  в книге «Мальчики с бантиками» .С 15-летних юнцов ,которые приняли боевую  присягу, спрашивали,  как со взрослых бойцов. Жили сначала в  землянках- кубриках,  освещённых керосиновыми лампами, спали на трёхъярусных нарах. Не хватало  обмундирования, особенно обуви. Еда была очень  скудная , занятия по 10- 12 часов в сутки, но постепенно условия улучшались — и Валентин окреп.

За это время курсанты сплотились в дружный коллектив. В школе преподавали опытные офицеры, но особенно всем нравился сам директор школы, который когда-то участвовал в Цусимском сражении и за храбрость был награждён  золотым оружием. Это был Николай Юрьевич Авраамов, который не боялся отправляться на шлюпке во время учений в открытое море, воспитывая у юнг мужество, выносливость, любовь к морской стихии.

Первое боевое крещение принял Валентин Пикуль после окончания школы юнг, когда эсминец «Грозный», занимавшийся конвоем караванов, вышел на поиски союзного каравана и его атаковала ,к счастью, безуспешно немецкая подводная лодка. Читая «Реквием по каравану RQ- 17», чувствуешь, как проходит духовное становление писателя, как находит он ключ к собственной биографии. «Служба на флоте, – напишет он,- дала мне ту закваску, которая пригодилась в жизни. Иной раз бывает тяжело, но вспомнишь «Грозный», и все житейские неурядицы блекнут».

Закончилась война, после которой он вернулся совершенно другим человеком. Пикулю очень шла морская форма, на груди сверкали медали, а в кармане бушлата лежала справка о том, что 26 месяцев он проплавал на миноносце. Было направление в Ленинградское подготовительное военно-морское училище. Но реально преодолеть разрыв в области знаний (за плечами у Валентина было только пять классов). Особенно в области алгебры и геометрии, юноше так и не удалось (не помогала никакая зубрёжка), а без аттестата о семилетнем образовании его никуда не принимали.

Хорошо, что  в 1947 году Пикулям дали вместо разрушенной  войной комнаты отдельную квартиру в Ленинграде, на 4-ой Красноармейской улице, в  чердачном помещении, где окна выходили прямо на крышу.  Именно здесь Валентин Пикуль стал овладевать секретами писательского ремесла. Ему было только 17 лет.

Рукописи вчерашнего юнги попадали прежде всего в руки редакторов. Первый роман его «Курс на солнце» не удовлетворил ни редакторов, ни самого  автора, поэтому оказался в корзине. Но стремление к самообразованию, участие в работе Ленинградского отделения Союза писателей, в семинаре  прозаика и драматурга Н.Н.Никитина, дали хорошие плоды : Валентин Пикуль завершил свою работу над романом «Океанский патруль», который он посвятил памяти друзей-юнг и капитану  первого ранга  Н.Ю.Авраамову. Автору было 23 года. Николай Коняев считает, что жизнь самого автора была гораздо ярче, чем жизнь героя романа-юнги Рябинина, но уже в этой книге чувствуется особый писательский стиль Валентина Пикуля, который близок Б.Шергину,- сказовый стиль. Валентин Пикуль  пишет о бушующем океане неповторимыми, почти музыкальными фразами : «Неистовое бешенство ветров вздыбило водную поверхность, подняло пляшущую толчею волн, и корабли, переваливаясь с борта на борт, зарывались отточенными форштевнями в воду».

Валентин Пикуль писал не только прозаические произведения о море, от которых веяло подлинной романтикой и поэзией, но и стихи, читая которые, я вспоминаю о Николае Рубцове .Его юность, как и юность Валентина Пикуля, освещена романтикой морской стихии, и, возможно, если бы Валентин Пикуль продолжал  заниматься поэзией, он стал бы известен как поэт.

Их сближает и то, что во время службы на флоте их окружали замечательные люди, судьба которых была связана с морем. Уже несколько лет я состою в переписке с замечательным писателем из Архангельска, автором многих книг о флоте ,в том числе и книги «Рыбацкие румбы Николая Рубцова», Владимиром Петровичем Лупачевым. Рассказывая о капитанах и экипажах на РТ «Архангельск», где будущему поэту довелось работать угольщиком на судне Архангельского тралового флота, он повествует об их военной судьбе. Например, с конца января 1953 года Николай Рубцов работал с капитаном А.П.Шильниковым, которого в военные годы хранила судьба :он трижды тонул в Карском море. «Его топили торпеды, смывала волна, и каждый раз после очередного «крещения» море отпускало его, а через некоторое время старший матрос А.Шильников вновь вступал в строй. Знать ,по жизни ему была уготована другая судьба» ,-так пишет о нём Владимир Лупачёв. И разве не похож А .Шильников на  замечательных людей эсминца  «Грозного», где нёс военную службу юнга Валентин Пикуль:  капитана П.В.Никифорова,старшину Лебедева, мичмана Холина, или на  директора школы юнг Н.Ю Авраамова ?   И у Валентина Пикуля ,и у Николая Рубцова были замечательные наставники, которые прошли суровые испытания в годы Великой Отечественной войны, только у Николая Рубцова  это было связано с  работой и службой на флоте в мирное время, а у Пикуля это взросление, духовное становление проходило в суровых условиях войны.

Вчитаемся в строки его «Реквиема каравану PQ- 17: «По ночам в Атлантике, этой извечной колыбели флотов всего мира, жутко становилось иногда человеку…Ты встречал мертвецов с пропавших кораблей, и волна несла их на своём ликующем гребне, а мертвецы не тонули, раздутые, как и бушлаты на них, насыщенные капком и воздухом…И чаще всего погибал человек в Атлантике самой худшей из всех смертей, которая зовётся безвестной. Это не та общедоступная смерть, когда тебя подберут, накроют шинелью и уложат в братскую могилу. У этой смерти нет даже могилы…» Это ключ к собственной биографии Валентина Пикуля и его  многих друзей ,  к судьбе его отца, который погиб не  на Северном флоте, а на Волге, но отдал тоже немало сил Балтийскому флоту, где он служил в юности.

Но это ключ  к биографии  и к началу творческого пути Николая Рубцова. Стихотворение «Море» проникнуто теми же чувствами, что  и проза  Валентина Пикуля. Николай Рубцов пишет:

Я у моря ходил. Как нежен
Был сапфировый цвет волны.
Море жизнь вдыхало и свежесть
Даже в мёртвые валуны,
Прямо в сердце врывалось силой
Красоты, бурлившей вокруг.
Но великой братской могилой
Мне представилось море вдруг.
Под водою бездонно-синей
В годы грозные, без следа,
Сколько храбрых сынов России
Похоронено навсегда!

Я не буду останавливаться подробно на рижском периоде жизни Валентина Пикуля. Причин для того, чтобы покинуть город Ленинград, где сложилась его писательская судьба, было много и личного характера,  и было вызвано литературной атмосферой 80-х годов в Союзе писателей Ленинграда. Ему советуют не браться за определённые темы. Прощался он с Ленинградом «со слезами на глазах», думая, что уезжает ненадолго, а оказалось — навсегда.  Думал, что позовут его  обратно, но никто его не позвал.

Большую роль в его творческой судьбе сыграли две удивительные женщины, которые на разных периодах жизни стали спутницами его  жизни и главными помощниками в писательском деле, созданием для писателя  особой творческой атмосферы и  бытовых условий. Это Вероника  Феликсовна, из старинного польского рода Гонсевских, которая едва не погибла в начале Великой Отечественной войны,  во время эвакуации из Риги, когда корабль был потоплен немцами. Она  чудом добралась  до берега. Вероника  знала несколько языков, какое-то время работала в госпитале, потом — на «Ленфильме». Но главным делом  было для неё — помощь мужу в работе над романами «Баязет», «Океанский патруль», «На задворках великой империи», «Слово и дело», «Из тупика,  «Моонзунд».

После её смерти Валентину Пикулю встретилась Антонина Ильинична Пикуль, которая тоже жила в Риге, работала в библиотеке. Познакомившись с ней, Валентин Пикуль вернулся к жизни и творчеству, потому что он долго не мог прийти в себя после смерти жены, а в сентябре 1980 года они подали заявление в загс. Она помогала писателю работать над романами «У последней черты», «Фаворит», «Честь имею», «Крейсера».

В конце 80 х годов суммарный тираж  произведений Валентина Пикуля превысил 4 миллиона экземпляров.

Умер писатель от острой сердечной недостаточности 16 июля 1990 года. Ему было 62 года. Похоронен Валентин Пикуль на Лесном кладбище в Риге. По словам вдовы писателя, Антонины Пикуль, к 2008 году тираж его книг достиг 500 миллионов экземпляров.

У Николая Рубцова есть стихотворение «Начало любви», где рассказывает поэт, как встретил он впервые на улице деревни моряка, как впервые увидел он  ленту «с гордой надписью «Северный флот», как рассказывал матрос о море деревенским жителям, присев на бревно :

Он был весел и прост в разговоре,
Руку нам протянул; «Ну, пора!»
…Я влюбился в далёкое море,
Первый раз повстречав моряка.

Когда читаю эти стихи, то почему-то представляю себе Валентина Пикуля именно таким  матросом, которому хотелось рассказать так глубоко и искренне  о море, о себе самом, о своих друзьях ,которые  не вернулись  с войны, но оставили огромный след в наших сердцах, потому что были юными и отважными.

Признание огромного писательского таланта Валентина Пикуля  пришло к нему  ещё в 60 е- 70-е годы двадцатого века,  вместе с его книгами, которые несли и несут духовное завещание  многим поколениям  людей, помогая   глубоко осмыслить нашу историю, героическое прошлое нашей страны. И приходится только сожалеть, что он ,при своей огромной работоспособности, многое осуществить не успел. Например, так не написал роман о Сталинградской битве, где погиб его отец, с которым он всегда будет в одном строю, в одном Бессмертном полку.

Любовь Петровна Федунова – член Союза писателей России, руководитель Рубцовского центра Санкт- Петербурга. Жизненное кредо («За всё добро расплатимся добром. За всю любовь расплатимся любовью...» – Николай Рубцов)