“Россия – далеко не храм”

28 июня в Комарово возле дачи Глеба Яковлевича Горбовского собрались писатели, чтобы отметить годовщину открытия доски Г.Я.Горбовского. В гости к нам пришли представители камчатского землячества из областного Дома дружбы и члены ЛИТо “Балтийский парус ” им. Н.Н.Альтовской.

Подростком Глеб Горбовский, окончив ремесленное училище № 13, работал модельщиком на Балтийском судостроительном заводе. И всегда с большим удовольствием приходил выступать в цеха своего родного завода, чтобы поделиться новыми стихами.

Я с 1971 года работала на Балтийском заводе и помню, как мы бежали в красный уголок в обеденный перерыв на встречу с писателями и поэтами. По два – три человека композиторы, певцы , поэты и писатели выступали в отделах и цехах завода. Такие встречи для нас были праздником. Красные уголки были забиты желающими услышать поэзию в авторском исполнении, иногда удавалось приобрести книгу с автографом. Стихи Глеба Яковлевича любили все члены нашего ЛИТо.

Что ж, прожито весьма!
И не сулят бессмертья
ни проблески ума,
ни всплески милосердья.

И если оглянусь
разок перед уходом,
то – на святую Русь,
на храм за поворотом,

на избы в три окна,
припудренные мраком,
на пыль от табуна,
что пахнет аммиаком,

на русло от реки,
на шрам – от ощущенья,
на взмах твоей руки,
дарующей прощенье.

А представители камчатского землячества пришли сегодня к домику Глеба Яковлевича, потому что тоже считают его своим. Глеб Горбовский вместе с Лидией Гладкой прошли по Сахалину, Камчатке и Средней Азие в геологических и изыскательных экспедициях.

Глеб Яковлевич на даче по адресу Кудринский переулок 5 проживал с 2006 года. Здесь, среди комаровских сосен, нахлынувшее вдохновение выливалось в новые строчки. Сейчас в издательстве “Историческая иллюстрация” выходит седьмой том его произведений. Этот семитомник выходит благодаря усилиям его жены Лидии Гладкой, которая помогла собрать, обработать и оформить с его близьями друзьями это ценное издание.

На стихи Горбовского писали композиторы В. П. Соловьев-Седой, C.И. Пожлаков, А. С. Морозов (наиболее известна детская песня «Папа, подари мне куклу!»), А. И. Колкер. Песни на стихи Горбовского исполняли В. Кикабидзе, Э. Пьеха, Э. Хиль, В. Толкунова, А. Дольский и другие другие исполнители.

Виталий Дмитриев член Союза писателей Санкт-Петербургского отделения познакомился с Глебом Яковлевичем ещё в университете, году в 72 или 73-ем, где он учился на факультете журналистики, а Горбовский вёл ЛИТО на филологическом факультете: “Мои стихи его заинтересовали. Но общались в те годы довольно редко. А вот на Комаровских дачах, где мы соседствовали в последние годы его жизни, даже подружились и он дарил мне все книги из собрания сочинений, которое выходило благодаря Лидии Гладкой. Я их и до сих пор иногда раскрываю и перечитываю”.

Глеб Яковлевич очень переживал за страну шагнувшую в 90-е годы. И уже в 1993 году – напишет:

Россия – далеко не храм
и не собор, не кроткая обитель.
Она – барак, где вечный тарарам! –
и стыд, и срам, разборки в гнусном виде.

С воспоминаниями о Глебе Горбовском и его жене поэтессе и журналистке Лидие Гладкой, написавшей книги о литературе народов Севера, поделилась член Союза писателей России поэтесса Алина Мальцева.

В конце 90-х годов с приехавшей в Петербург из Салехарда, проживавшей там несколько лет Лидией Гладкой, Алину Мальцеву познакомил давний друг Лилии Дмитриевны талантливый поэт Сергей Макаров. С тех пор и продолжалась дружба этих поэтесс, о которой она и рассказала.

Алина прочитала стихи о любви Глеба Горбовского, посвящённые Лидии Гладкой:
Всё тебе: последние руки/ и единственные глаза…/ Ты – как вызвученные звуки,\
– как выплаканная слеза./ … Мной любимая – не как все…

Алина Мальцева прочитала и накануне написанные Лидии Гладкой стихи. Вот строки из него: “И стала мне самою близкой подруга подруга с божественной искрой…”

Тогда же А.Мальцева стала общаться и с Г.Я. Горбовским. Вместе с Лидией она готовила литературно – эстрадные и юбилейные вечера Глеба Горбовского с выступлениями известных артистов, исполняющих песни и стихи поэта.

Эти литературно – эстрадные вечера остаются в памяти петербуржцев, побывавших на них.

И теперь, когда Лидии Гладкой не стало Алина, как и все мы как то по-особому почувствовали удивительно прекрасное явление Лидии Гладкой в нашей жизни.

“Талант и значимость Глеба Яковлевича и Лидии Гладкой, этих ярких представителей русской литературы, нельзя переоценить” – закончила Алина своё выступление.

Татьяна Семёнова член Союза писателей Санкт – Петербургского отделения начала свой рассказ со стихотворения Анны Ахматовой, которое та посвятила Лидие Гладкой: “Я познакомилась с Лидой лет десять назад, когда мы переехали на дачу Литфонда в Комарово.

Первое, что меня поразило — это её красота, не пустая, а наполненная энергией и талантом. Она знала Анну Андреевну Ахматову, именно о ней та написала стихотворение:

В ЗАЗЕРКАЛЬИ
O quae beatam, Diva,
tenes Cyprum et Memphin…
Hor.

Красотка очень молода,
Но не из нашего столетья,
Вдвоём нам не бывать — та, третья,
Нас не оставит никогда.
Ты подвигаешь кресло ей,
Я щедро с ней делюсь цветами…
Что делаем — не знаем сами,
Но с каждым мигом всё страшней.
Как вышедшие из тюрьмы,
Мы что-то знаем друг о друге
Ужасное. Мы в адском круге,
А может, это и не мы.

<5 июля 1963>, Комарово

– Ну, что тут ещё можно добавить? Кроме того Лидочка всегда была доступна и открыта, с удовольствием рассказывала о своей жизни, встречах, а там действительно было о чём рассказать…

Разница в возрасте никогда не чувствовалась. Все её уважали и любили.

Уже весной она приезжала нарядная, в белом пальто, деятельная. Мы ездили с ней в питомник в Зеленогорск за декоративными цветами, и её домик выглядел безупречно после ремонта и посадок.

Она была не из тех «литературных дам», которые прячутся за спинами знаменитых мужей, она писала замечательные стихи, понятные и откровенные. Это были не «женские стишки», а полноправные, сильные, глубокие, и мы с удовольствием их слушали.

Приезжала она редко, всегда с компанией, и это были преданные ей и обожающие её люди.

Помню её 75-летие. Она была хороша, со всех мест нашей огромной страны, где она побывала, писала, работала съехались люди, чтобы её поздравить, море цветов, подарков, оваций…Она была популярна, и совсем не потому, что являлась женой Глеба Горбовского. С уходом таких людей уходит эпоха, и это невосполнимо.”

Татьяна Семёнова прочла нам стихи Глеба Горбовского и закончила своими стихами.

Члены ЛИТо “Балтийский парус” Георгий Беляков и Ирина Завадская прочли нам стихи Глеба Яковлевича, а затем свои стихи.

Я прочла стихи посвящённые Глебу Горбовскому и Лидии Гладкой.
Алексей Ахматов член Союза писателей России прочёл свои стихи и представил нам членов ЛИТо “Молодой Петербург” Артёма Горшенина и Ксению Савину, которые порадовали нас своими молодёжными стихами.

И снова мы слушаем стихи Г.Горбовского:

На склоне лет – а, значит, зря –
меня спросили:
“Вот вы, хотели бы – царя
опять – в России?

Или другое исповедальное:

Отчаялся – и вера мрёт,
разумен был, а стал – невежда.
Отчаянье – всегда берёт.
А отдаёт всегда – надежда.
…Отца в могилу провожал
и мать родимую – туда же,
но я не плакал, не дрожал:
за них Всевышний слово скажет.
При мне распались три семьи,
ушли невенчаные жёны…
Но дети всё ж от них – мои!
Они простят мой нрав прожжённый.
Я сделал мало в жизни сей –
хорошего. Но совесть – делал.
От тёмных я бежал князей,
друзей любил душой и телом.
И вот я к финишу влеком,
тащусь, переставляя ноги.
И если плачу – не о ком…
А если… Да рассудят боги!

Валерий Георгиевич Попов председатель Союза писателей Санкт-Петербургского отделения рассказал нам о дружбе с Глебом Яковлевичем на комаровских дачах, о последнем месте проживания талантливого поэта на Соломахинском проезде. Часто поэт взирая с 9 этажа любовался речкой, протекающей мимо дома или прогуливаясь вдоль её наблюдал за ныряющими уточками. О чем думал поэт и какие строки рождались в его голове мы узнаем из 7 тома.

Виталий Дмитриев продолжал нам читать свои стихи и стихи Глеба Яковлевича, а мы притихшие слушали и слушали…

На руках моих – пятна и шрамы,
а в мозгу – отголоски войны.
…Я себя извлекаю из ямы,
из которой лишь звёзды видны.

Как попал я туда? Добровольно.
Просто рухнул от сущего – в тень.
Мне от сущего тошно – не больно,
потому что оно – каждый день…

Мне наружу карабкаться поздно.
Знать, судил мне Господь неспроста:
видеть только далёкие звёзды,
а – о ближних забыть навсегда.