Иван Виноградов – воин и писатель

На вечере памяти Ивана Ивановича Виноградова (8.05.1920 – 18.09.1999) органичным вступлением стали слова председателя СПб отделения Союза писателей России Бориса Орлова: «В майские, победные дни мы поздравляем всех фронтовиков с великим праздником. Особенно приятно сознавать, что ряды нашей писательской организации пополнились новыми именами. Среди них – такие выдающиеся, как Иван Фролович Клочков, генерал-майор, Герой Советского Союза, удостоенный этого высокого звания за штурм рейхстага. Его книга «Нас объединило Знамя Победы» написана на основе дневников военных лет. Ещё один фронтовик стал членом Союза писателей. Это Рудольф Юрьевич Протасовский. Важно, как можно больше оставить письменных свидетельств фронтовиков, ведь сейчас бывают кинофильмы на военную тему, которые слишком похожи на описание бандитских разборок. Присоединились в этот раз к писательской братии и люди более поздних поколений – это Юрий Викторович Туйск и Леонид Иннокентьевич Могилев».

Вечер памяти Ивана Виноградова вёл писатель, руководитель секции прозы СПб писательской организации, Александр Георгиевич Скоков. Отрывок из романа И. Виноградова «Навеки твой» прочитал Заслуженный артист РФ Юрий Соловьев.

Но здесь я приведу отрывок из повести «И наступило молчание…», которая была напечатана в журнале «Нева» в мае 1995 года. С тех пор эта повесть запала мне в память. Само название знаменательное, это почти знаменитое гамлетовское: «И далее… молчание».

Сюжет повести такой: лейтенанта Василия Федоровича и радистку Стешу должны были перебросить через линию фронта в тыл к немцам, в Псковскую область. И перебросили.

«Она приготовилась к приземлению, вытянула вперёд ноги, чтобы вовремя, при встрече с землей, спружинить. С землей или со льдом – куда вынесет! Вскоре ноги её коснулись твёрдого, но как-то обманно, очень ненадолго. Падение только замедлилось, но не прекратилось. Лёд под всем её телом – и вода, вода обхватила, обжала её лютым холодом, с первым же паническим вдохом попала в горло. Стеша судорожно заработала руками. Кто-то вроде бы слегка потянул ее вверх… Лейтенант? Василий Федорович?.. Нет, бросил… Надо бы сбросить рацию… но нельзя же!.. Опять вода… вода… холод… Беда!..

…Он выбежал на лед, чтобы пошире открылся обзор. Увидел только, что справа выступает небольшой мысок, за которым могла быть бухточка. Побежал туда. Увидел распластанный и отчасти скомканный парашют, а рядом – полынью.

Когда подбежал к полынье, над лицом Стеши уже образовалась тоненькая стрельчатая ледяная плёнка. Но вроде бы сохранился ещё природный Стешин румянец, и это позволило на что-то надеяться. Он схватился за стропы парашюта и стал вытаскивать Стешу. Выволок на твёрдый лед, подбежал, обхватил лицо девушки ладонями, стал растирать его, потом спохватился и начал делать искусственное дыхание. Не оживил… Не уберег…».

Восемнадцать лет было Стеше, она только училась жизни, еще ничего не успела сделать полезного, только готовилась защищать свою землю, но уже отдала за неё свою жизнь.

 

Краткая биографическая справка:

«И. И. Виноградов окончил Ленинградский строительный техникум (1940), военное училище (1956). Участник Великой Отечественной войны, был сапёром, чертёжником, политруком, журналистом в дивизионной газете. В рядах армии находился до 1963 года. Награждён орденами Отечественной войны, Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, многими медалями. Печатается с 1942 г. Член Союза писателей России с 1962 г.

Большая статья о творчестве Ивана Виноградова написана критиком Т. П. Батуриной и напечатана в её книге «Анахронизм…».

– В год 60-летия Победы, – сказал на вечере А. Г. Скоков, – Ивану Ивановичу исполнилось бы 85 лет. Пусть теперь выступят те, кто знал писателя по фронту или работе».

Слово взял Заслуженный деятель науки РФ, доктор исторических наук, профессор СПб университета, писатель Д. Н. Аль.

– Первая, самая памятная встреча с Иваном Виноградовым, – сказал Даниил Натанович, – произошла на Ленинградском фронте. Наша 85-я стрелковая дивизия занимала рубеж по реке Тосно. Помню, иду в прифронтовой полосе, и начался артобстрел. Конечно, я прыгнул в ближайшую воронку, бытует мнение, что в одно и тоже место снаряды не попадают. Подо мной оказались два человека. Артобстрел окончился, и мы увидели друг друга. Один был моим сокурсником по историческому факультету, а второй – Иван Виноградов. Тогда мы и познакомились. Обстоятельства случились неординарные, поэтому запомнилось на всю жизнь. Нашей дивизии доставалось крепко, а отдельному армейскому сапёрному батальону, в котором воевал Иван, и подавно, ведь они шли впереди нас, ставили переправы, разминировали. После войны мы увиделись снова только в Союзе писателей, в 60-е годы. Еще одна встреча с ним запомнилась мне. Это было уже недавно, незадолго до смерти Ивана Ивановича. Я пригласил его поехать в памятные для нас места, у реки Тосно, там были организованы перезахоронения останков воинов дивизий, стоявших на этом рубеже. Его попросили выступить, но он был человеком скромным, уговорить его не удалось. А после мы пошли искать ту воронку, где вместе прятались от смерти. Мы её нашли, потому что место было заметное. Воронка стала гораздо мельче, заросла травой.

Сегодня зачитали отрывок из романа «Навеки твой». Этот эпизод очень характерен для Ивана Ивановича, как писателя, – он, прежде всего, замечал в людях хорошее, доброе».

Н. В. Махнев работал с И. И. Виноградовым в редакции газеты «На страже Родины», он вспоминает слова Ивана Ивановича: «Мне некогда выйти из боя».

– С ним было легко работать и общаться, – добавляет он.

А. Ф. Пинчук, президент Международной ассоциации писателей баталистов и маринистов Петербурга познакомился с И. И. Виноградовым в 1977 году. С тех пор завязалась их творческая дружба.

– А началось, – вспоминает Аркадий Федорович, – с просьбы Ивана Ивановича написать о ветеране войны. Мой очерк сразу напечатали. Я всегда искренне его любил, и теперь постоянно вспоминаю, когда сажусь писать, он, как бы мой ориентир в литературе, ведь его книги написаны прекрасным, богатым языком, наполнены художественным звучанием. Когда он был в приемной комиссии Союза писателей, то всегда точно определял, кому повременить с приёмом, а кого уже принимать.

– Мы знакомы с 70-х годов,- слово предоставили Анатолию Ивановичу Белинскому, в недавнем прошлом возглавлявшем редакцию художественной литературы Лениздата. – Прекрасным человеком был Иван Иванович, всегда проявлял заботу о людях и писательской организации. Можно сказать: «служил русской литературе». Он, как редактор, читал книги всех писателей. Больше него, пожалуй, прочитал только Б. Н. Никольский, редактор журнала «Нева». Нам досталось жить в трагические времена нашей истории. Мальчики, прошедшие войну, были скромными, многие робкими, и, как пишет Иван Иванович, «были, как все», то есть, едины в помыслах своих. Именно поэтому и состоялся Парад Победы.

Чем дальше уходят от нас годы Большой войны, тем значимее становится каждый эпизод тех лет, тем необходимее становятся произведения писателей, живших в той эпохе и запечатлевшей её.