«Рифмую любовь и печаль»

О стихах Дмитрия Михайловича Балашова (1927 – 2000)

И не было соперника ему.
(Д.М.Балашов)

В 2022 году исполняется 95 лет со дня рождения Дмитрия Михайловича Балашова(1927-2000) – известнейшего писателя, творившего в жанре исторической романистики, учёного-фольклориста, общественного деятеля, почётного гражданина Великого Новгорода.…Это был человек  яркий и страстный во всех своих проявлениях, очень искренний  и убежденный, по духу своему и темпераменту – боец. Он не боялся начинать  жизнь  почти с нуля – и несколько раз строил дом (в прямом и переносном смысле) заново. Он спасал от сноса деревянные церкви Русского Севера, он стоял у истоков Всероссийского Общества Охраны памятников истории и культуры,  он вырезал тябла (доски под иконостасы) для церквей… Это – не исчерпывающий перечень его забот и занятий. Все они, так или иначе, отразились и  в его стихах.

Жизнь Дмитрия Михайловича  Балашова абсолютно нетипична для русского интеллигента второй половины прошлого века. И тем, наверное, интересна, даже поучительна. Он всегда много и плодотворно работал, но в «определённых кругах» о нём распространялись только порочащие сплетни и слухи. Конечно, эти глумливые побасенки вызывали у всех, кто хоть немного знал Балашова, лишь брезгливое отторжение. Но даже и сейчас, спустя двадцать лет после его убийства, нет-нет да появляются статейки, авторы которых о жизни и творчестве  крупнейшего и самобытного русского писателя рассуждают «между прочим» и « с лёгкостью в мыслях необыкновенной». Такова уж у нас свобода слова, часто понимаемая как свобода от минимальных правил приличия …

В отличие от большинства своих ровесников, стремившихся «в столицы», Балашов, ленинградец по рождению, жил и работал  в провинции – сначала в Карелии, а с 1984 года в Новгороде. Стержнем всех его «трудов и дней» была любовь в России. И в его стихах чувствуется  эта горькая, порой яростная и нерассуждающая любовь. Вспомним: «Я Россию хочу, словно Китеж, поднять из воды»; «Ты прости меня, матерь-Россия, я ведь тоже виновен во всём!»; «Изнасилованная деревня, где иконы, и те снесены, тупо ищет себе забвенья в сериалах чужой страны»…Или вот обращение к любимой женщине: «После матери и России  ты теперь мне важней всего».

Многим  он мешал, многих раздражал, был независим в поведении, в суждениях. В его судьбе много неожиданных поворотов, были и мистические  «сближения»: например, погиб Балашов в ночь с 16 на17 июля ( убийство царской семьи в 1918 г. тоже произошло в ночь с 16 на 17 июля, как и убийство боярами-заговорщиками св.блгв.князя Андрея Боголюбского в XII веке).

Дмитрий Михайлович Балашов писал не только историческую прозу, но и стихи. К сожалению, широкая общественность узнала об этой грани балашовского таланта лишь после его кончины – при жизни он свои стихи не публиковал. В начале XXI века поэтические подборки, отчасти дублирующие одна другую, выходили маленькими тиражами в Петрозаводске  и Великом Новгороде – в журнале «Север», в альманахе новгородских писателей «Вече», в «Новгороде литературном». Любители поэзии с берегов Невы имели возможность прочесть стихи Балашова в нескольких номерах альманаха «Свежий взгляд», а также в первом номере альманаха «Береста Онфима».К сожалению, тиражи этих изданий невелики.

Темы и мотивы поэзии Балашова разнообразны.

Прежде всего, конечно, это гражданская лирика. Перекликается и переплетается с ней тщательное осмысление исторического процесса, ведь Балашов всегда внимательно всматривается в «высокие были истории», соотносит свою частную, личную жизнь с судьбой народа, страны. Он не любуется собой, не красуется – к себе он, как всегда, беспощаден, и с себя спрашивает строго, судит себя беспощадно. Взгляд его на историю и на современников – суров. Всегда ли Балашов был справедлив? Наверное, не всегда. Но, как говорится,  «у каждого своя современность», и боль, и гнев, и страсть Балашова, и пристрастия его – понятны. И когда он пишет, не принимая перестройку, столь чаровавшую многих из нас

Может быть, это завтра,
Которое нам создают?
Может, надо нам жить
Потихоньку к такому готовясь?

И признаётся, что это – не для него: «Мне великое прошлое застит иные свершенья!», то это не поза: он так чувствовал и жил, даже (и часто) идя наперекор общественному мнению, порой в ущерб себе самому.

Для историка  литературы стихи Балашова – ещё один, очень важный  источник. Мы узнаём о его настроении, о переживаниях.  Он пишет  о своих путешествиях, подражает японским, античным и средневековым авторам. А есть и хорошо различимые есенинские, клюевские, блоковские, брюсовские интонации и аллюзии. И, конечно, много любовной лирики. Эпиграфом к этой части балашовского поэтического наследия могут служить слова, написанные  им  в 70 лет: «И снова, к обманам готовый, рифмую любовь и печаль…». Есть у него и своего рода «странички из дневника», отражающие его повседневные хлопоты.

Внимательный читатель отметит, что у Балашова повторяются мотивы одиночества, ветра, битвы, осени. Его поэтический почерк узнаваем и различим, как и влияние поэтов Серебряного века. Не забудем, что учителем своим Дмитрий Михайлович считал Льва Николаевича Гумилёва – сына двух великих поэтов, который и сам писал прекрасные стихи. Тут прослеживается связующая имена и эпохи нить времени, потому что история, в том числе и история литературы – процесс единый и непрерывный

Балашов любил и хорошо знал поэзию. Известно, что он мог в застолье по 40 минут наизусть читать Гомера и Гесиода. Знал и любил всю классику, от Пушкина до Рубцова. Среди его стихов есть посвящение Марине Цветаевой, навеянное посещением дома, где она жила в эмиграции. Из новгородских поэтов Балашов выделял Ивана Александрова и Сергея Иванова.

Отец  Дмитрия Михайловича – актёр ленинградского ТЮЗа, погибший в Ленинграде зимой 1942 года, в молодости  сам писал стихи, был знаком со многими питерскими поэтами. Нам неизвестны зрелые стихи Михаила Михайловича, но поскольку «бывших» поэтов не бывает, можем уверенно сказать, что любовь к поэзии и стремление к стихосложению у Балашова наследственные. И главное – он писал стихи всю жизнь. Почему же не печатал? Вероятно, не считал свои тексты равновеликими  стихам классиков. Балашова-поэта мы узнали только после его гибели….

Трагедия лета 2000 года оборвала не только серию «Государи московские», над которой писатель работал с начала 70-х.гг. прошлого века и до последнего дня, но  и  его  поэтические  тексты. Хорошо хоть в домашнем архиве семьи Балашовых сохранилось множество машинописных листков с авторской правкой, порой с двумя-тремя вариантами слов, а то и строчек…Они не все пока и разобраны.

Тем не менее, стихи Балашова   ныне и звучат в публичном пространстве, и продолжают печататься. Ширится круг их читателей и почитателей. В интернете можно найти песни на стихи Балашова – музыку написали Николай Почтовалов, Сергей Яковлев (руководитель ансамбля «Новгородская мозаика»), Дмитрий Евдокимов, Александр Базанов.

А в 2017 году,  в Петрозаводске был выпущен первый сборник  стихов  – «Русский узел Дмитрия Балашова». Его подготовили и издали вдова Балашова Ольга Николаевна Синицына и петрозаводчанин, поэт и бард Николай Петрович Почтовалов. Презентация долгожданной книги прошла в Великом Новгороде, в рамках XII Всероссийских Балашовских чтений. Презентации сборника прошли на Валдае, в Санкт-Петербурге (в том числе и в Доме писателя), в Стрельне и Мурманске. Сборник издан солидным тиражом – тысяча экземпляров. Была произведена рассылка в главные библиотеки России.

Структура  книги необычна. Кроме поэзии Балашова, в ней есть и иные подарки любителям российской словесности – стихи перемежаются воспоминаниями Ольги Николаевны. Получается своего рода диалог  – на её воспоминания, обращённые к мужу («А помнишь, как мы познакомились»?) он «отвечает» стихами. А завершается книга отзывами прочитавших стихи маститых и уважаемых современных поэтов, членов Союза писателей России – Николая Дорошенко, Дмитрия Коржова, Надежды Большаковой, Олега Мошникова и других.

Конечно, процесс постижения балашовской лирики только начинается. На очереди теперь – научное издание с литературоведческим ,историческим, краеведческим и источниковедческим комментарием. Будем ждать и надеяться! А можем, по скромным нашим силам,  и поспособствовать – если позовут.

Интересно, что первая повесть Балашова («Господин Великий Новгород») состоялась в 1967 году, в журнале «Молодая гвардия». Тогда, в год своего 40-летия, Балашов смог, заручившись поддержкой руководителя Новгородской археологической экспедиции В.Л.Янина, добиться публикации  своего дебютного художественного произведения в московском журнале. И вот  много лет спустя, Молодая гвардия» порадовала всех поклонников хорошей поэзии балашовской стихотворной подборкой. («Молодая гвардия» №4за 2019 г.Д.Балашов «Предтеча зари» С.55-60). Круг  читателей Балашова-поэта расширился, за что главному редактору издания Валерию Васильевичу Хатюшину  – наша благодарность!

А в Великом Новгороде  много лет проходит ежегодный конкурс чтецов Балашова среди детей и юношества – «Чтобы свеча не погасла». В интернете можно найти видеоролики, увидеть и услышать, как подрастающие новгородцы  в XXI веке читают стихи Почётного жителя великого своего города. И их с каждым годом всё больше! А значит – поэзия Балашова им созвучна, она не исчезла, не растворилась в дымке давно ушедшего времени. Она – с нами, она – современна, как несомненная уже классика.

Стихи Дмитрия Михайловича Балашова  и в новых исторических реалиях продолжают радовать и давать надежду – продолжают жить!

Ирина Катченкова