«Вот свечи зажгу я в Саду своём спящем…»

О судьбе и поэзии Евгения Курдакова на заседании «Метафоры».

Осмысление поэтической судьбы — это не просто разговор о жизни и творчестве поэта. Это разговор о даре, о котором Евгений Курдаков говорил так: «…Дар — это то, что дарится Богом, и ты его не имеешь права скрывать». « Дар,– рассуждал он, — это не только то, что надо тебе, а в первую очередь надо людям». Он предполагал, что, возможно, кто-то, « послушав стихи, станет лучше», и « в этом – большой смысл творчества».

Именно об этом шла речь 16 марта в Доме писателей, где на литературном семинаре «Метафора», которым руководит Борис Орлов, состоялся разговор о творческой мастерской Евгения Курдакова, автора 16 книг стихов и прозы, художника – флориста, чья корневая скульптура стала основой композиции «Сад корней» в этнографическом музее Восточного Казахстана, чей исследовательский и поэтический труд дважды отмечен Пушкинской премией «Золотое перо России». Но фактически объём всесторонней деятельности Евгения Курдакова в области филологии, в отыскании пиктографической письменности на новгородской земле, в области флористики, и в других областях науки и искусства так значимы, что позволяют нам судить о нём как о необыкновенной, универсальной личности поэта и прозаика, художника -флориста конца 20 и начала 21 века.

В своём выступлении Борис Орлов отметил, что мы находимся на пороге юбилейной даты: 27 марта 2020 года Евгению Васильевичу Курдакову исполнилось бы 80 лет, но он ушёл из жизни 28 декабря 2002 года в возрасте 62 лет. Судьбой ему было отпущено немало испытаний, связанных с жизнью в Казахстане, где в 80-е годы начали усиливаться националистические тенденции. Литературная деятельность Евгения Курдакова в Казахстане была связана с переводом трёх томов стихов казахского поэта Абая Кунанбаева, о котором он написал эссе и опубликовал в одном из московских журналов в1986 году, с названием «Смерть Абая». После этой публикации казахские чиновники обвинили Евгения Курдакова в том, что он «исказил образ Абая», за что преследовался властями Казахстана и вынужден был бежать из этой страны, в которой он прожил четверть века. .

Борис Орлов отметил, что Евгений Курдаков, как поэт и прозаик, сумел не сломаться, выстоять, выдержать испытание временем , миновав 70-е, и 80-е, и попав в постперестроечные 90-е годы, когда в Казахстане печататься было невозможно. Но поэт не молчал:

Мне пятьдесят…Переболела ярость,
И уповать на вечность нет нужды.
Прожита жизнь, и подступает старость,
И силы нет для дружбы и вражды.

Я трогаю струну, но то не лира,
И снежный ветер глушит песнь мою.
В пустынном, азиатском сердце мира
Воистину пустыне вопию…

Борис Орлов сказал, что, к сожалению, современная молодёжь не знает имён многих крупных поэтов России, их поэзии и судьбы, поэтому «Метафора» выполняет на современном этапе очень важную роль, погружая участников семинара во многие важные проблемы нашего времени, но главное – и в проблему поэтического слова.

Да и как при этом не вспомнить мысль Евгения Курдакова о том, что « слово заключает в себе великую духовность» ,что в нём заключена «тайна поэзии, тайна искусства вообще…тайна прошлого и будущего
человечества».

Любовь Федунова, руководитель Рубцовского центра, рассказала о судьбе Евгения Курдакова на основе знакомства с литературой о Курдакове и поездки в Великий Новгород в 2018 году с целью познакомиться с Н.М.Копытцевой, кандидатом филологических наук, доцентом Новгородского государственного университета, автором более 100 работ в области филологии.

Книга Натальи Михайловны о поэте Е.Курдакове носит название «Золотое перо России. Жизнь и творчество Евгения Курдакова», в которой она приоткрывает двери в Сад Поэзии Е.Курдакова, в мир человека, глубоко знающего национальную культуру, понимающего глубоко её сакральный смысл, её язык, речь, мифы, обряды, ритуалы, знаковую систему, их взаимосвязь, «Велесову книгу», крестьянскую поэзию , поэзию серебряного века и ещё многое другое. Рассказывая о поездке в Великий Новгород с Рафаэлем Максутовым, который является автором скульптурного портрета Евгения Курдакова, подаренного им музею Е.Курдакова в Старой Руссе, Федунова Л.П. вспомнила, как Наталья Михайловна Копытцева при встрече увлечённо рассказывала о Евгении Курдакове, который, поселившись после Казахстана в Великом Новгороде, очень полюбил этот город, назвав его своей Аркадией (страной, которую люди в результате переселений потеряли).

Евгений Курдаков приехал в Великий Новгород по многим причинам.Одна из них – найти по завещанию матери её брата, как пишет об этом в своей книге воспоминаний сестра Евгения Курдакова, Людмила Курдакова: «После долгих поисков Женя выяснил, что Василий служил во Второй ударной армии сапёром и погиб в феврале 1942 года в Маловишерском районе Новгородской области». Новгород — это одно из самых священных мест русской истории, которому Евгений Курдаков отдал немало душевных и физических сил в тот период, когда здоровье его стало ухудшаться, где в 1995 году он перенёс инсульт, а после курса лечения поселился с женой Натальей Михайловной на набережной Александра Невского. Окна его кабинета выходили на Волхов, на Новгородский Кремль и пятиглавую Софию. Он напишет в своих стихах:

Когда восходит солнце над Софией
И вспыхивает купол золотой,
Я знаю, этот свет над всей Россией
Незримой растекается волной.

В нём смысл и вековечная дорога
Спасения, ниспосланного нам…
София, Эйн- Софа, Премудрость Бога,
Создавшая себе всесветлый храм.

Евгений Курдаков изучал в Бронницах, под Новгородом, гигантскую насыпную песчаную пирамиду, ездил на Волотово поле, где по легенде был похоронен легендарный князь Осмомысл, где под саркофагом погребены руины храма Успения Богородицы, а значит- и фресок, которые от гибели охраняет в его стихах летающий ангел :

Но, говорят, там иногда летает ангел странный,
Он над руинами кружит, как облако струясь…
Что ищет он над полем тем: скудель души туманной
Или оборванных времён потерянную связь ?..

Людмила Курдакова пишет в своей книге о брате «Евгений Курдаков в воспоминаниях сестры», что многие события, связанные у Евгения Курдакова с Новгородом, мистически переплетены: Евгений был крещён в селе Державино под Оренбургом, там, где находилась усадьба Г.Р. Державина, а в двух кварталах от его квартиры на углу Большой Московской улицы на постоялом дворе ночевал Пушкин во время поездок в Михайловское. Н.Гумилёв, Ф Достоевский, С.Рахманинов, М.Лермонтов…Сколько судеб были связаны с новгородской землёй. С Василием Мельниковым, своим коллегой и другом, Евгений Курдаков объехал почти всю Новгородскую землю, отыскивая валуны ледникового происхождения, изучая надписи на камнях, где прочитал петроглифы, следы начальной письменности человечества, бесценный реликт, который, оставясь беспризорным, может погибнуть.

Он отдавал дань поэтам новгородской земли, со многими дружил, в том числе и с поэтом из Торбино Сергеем Ивановым.

Евгений Курдаков нашёл на Петровском кладбище могилы сестёр Зинаиды Гиппиус (Натальи и Татьяны),посещал усадьбу любимого композитора Рахманинова на другом берегу Волхова, казарму в Селищах, где проходил службу Лермонтов, побывал в Кречевице, где служил Н.Гумилёв.

Благодаря мощному творческому началу он овладел искусством резьбы по дереву и флористикой еще в Казахстане, где работал реставратором, специалистом по народным промыслам, сотрудником этнографического музея, а в Новгороде — заведующим художественными мастерскими в Новгородском государственном университете имени Ярослава Мудрого. Там была его последняя художественная мастерская, где на верстаке стояли ковши, черпаки.

Первая книга стихов Курдакова была напечатана в 38 лет и называлась «Сад мой живой». Но литературный критик Вадим Кожинов назвал его «одним из последних поэтов, оправдавших наше пребывание перед лицом вечности». Евгений Курдаков любил и тонко чувствовал окружающий мир: людей, птиц, животных, насекомых – и очень трогательно писал о них. Кленовый лист и чаячье перо не только вошли как художественный образ в его стихи, а стали экслибрисом поэта, то есть художественным знаком его поэтических сборников.

Детство Евгения Курдакова было связано с постоянными переездами семьи, так как его родители были военными врачами. Родился он в Оренбурге, но жила семья Курдаковых в разных местах Советского Союза, в Германии, в Магдебурге. В начале пятидесятых семья оказалась в Ленинграде. Жили на Пяти углах в коммунальной квартире, где впятером помещались в одной комнате. Но Евгений запомнил это время как «книжное детство, блистающий сон приключений».

В Санкт- Петербурге живёт Г.Н.Манчук, писатель, переводчик, руководитель Бунинского общества в Санкт- Петербурге, который был рядом с Евгением Курдаковым в самый тяжёлый период его жизни, когда тот тяжело заболел. Г.Н.Манчук высоко ценит талант поэта, называя Евгения Курдакова человеком «с глубокой этнической памятью о прошлом, уходящей многочисленными корнями в глубь тысячелетий.»

Наталья Михайловна Копытцева написала в своей книге и о том, что было у Евгения Курдакова и влечение к метафизике.В серии эссе «Дождь золотой Апполона» он пишет о том,что « видимые знамения являются одеянием неизречённого и неведомого, открываемого лишь истинным рачителям», и осмысливает два знамения в своей судьбе: это когда над звонницей церкви Николы Мученика в 1997 году пронеслась комета Хейлу-Болла, и его охватило недоброе предчувствие (вскоре с ним произошёл инсульт) ,а через два месяца увидел знамение над куполом Софии, которое осознал как выход к творческому состоянию духа. Все дневниковые записи Евгения Курдакова, по наблюдениям Н.М.Коптцевой, переполнены благодарностью к Творцу, особенно когда он тяжело болел, « за каждый прожитый день, за изначальную красоту мира- источник песнопений».

Похоронен Евгений Курдаков в Старой Руссе, где создан его литературный музей.

Присутствующие на семинаре «Метафора» литераторы: Митюк Владимир, Торбеев Геннадий, Катченкова Ирина, Надежда Санулер-Сипайло и другие – пришли к выводу о том, что судьба и поэзия Евгения Курдакова представляют для нас огромный интерес, так как он обладал словом, способным утолить жажду алчущих истины, он стремился соединить в своей поэзии все сущее на Земле, созданное мудрым Творцом, и призывал беречь этот мир, собирать его по крупице ,чтобы появилась из остатков камней, песчинок, растений снова плодородная почва, на которой вырастет новый Сад жизни человеческой:

Ты думаешь, мир не собрать, не вернуть.
Отнюдь, он таит и обратную суть.
Смотри, как покорно отвергнутый прах
Становится чёрной землёй на полях,
Как жизнь, по сусекам метя и скребя,
Из этого праха слагает себя,
Как жадно по ягоде лепится гроздь,
По нити — рубаха, по щепоти — горсть,
По вздоху — молитва, по взгляду — любовь,
По таинству — вера, по возгласу — молвь,
По радости — свет, —от него ,от тебя,
Где то торжествует, что помнит себя.

Любовь Петровна Федунова – член Союза писателей России, руководитель Рубцовского центра Санкт- Петербурга. Жизненное кредо («За всё добро расплатимся добром. За всю любовь расплатимся любовью...» – Николай Рубцов)