В поисках «сочетанья…»

 (К 150-летию со дня рождения И. А. Бунина)

В своей новой книге член Союза писателей России Альберт Измайлов обратился к творчеству выдающегося русского писателя и поэта Ивана Бунина – «Ищу я в этом мире сочетанья…»: Этюды о публицистике И. А. Бунина (до 1920 г.) / А. Ф. Измайлов. – СПб.: «ГАЛАРТ+», 2019. – 232 с., илл. Книга издана в год 150-летия со дня рождения классика русской и мировой литературы, и рассматривает преимущественно одну грань творчества Ивана Алексеевича – его публицистическую деятельность до эмиграции из России в 1920 году.

Как сказано в аннотации к книге, это время становления Бунина как поэта, прозаика, публициста, литературного критика, показывающего неразрывную связь публицистических произведений писателя с прозой и поэзией, литературной критикой, что его публицистика не замыкается на общественно-политической тематике, её проблематика и жанры намного шире: это и духовно-нравственные, эстетические проблемы, вопросы народного, сословного характера и быта. Таковы круг рассматриваемых в книге проблем и их временные рамки, обозначенные в аннотации.

Что ж, проблемы довольно серьёзные. Публицистика Бунина долгое время оставалась на обочине его литературной и общественной деятельности, она была почти не знакома широкому читателю, исследователи не уделяли ей сколько-нибудь серьёзного внимания. Однако, если обратиться к бунинским рецензиям, критическим статьям, публичным выступлениям, дневникам, эпистолярному жанру писателя, то читатель увидит в них много нового и интересного из личной и общественной жизни писателя, его литературной деятельности. Как заметил профессор Игорь Ильинский, которого цитирует автор: «Бунин-публицист ничуть не принизил в моём сознании Бунина-художника, напротив, я лучше понял его как человека, стал уважать за смелость и мужество» (с.230).

С первых же страниц своей книги А. Измайлов вводит читателя в мир бунинских героев, друзей, милой сердцу писателя природы. Глава «Встреча в Ваммельсуу» – это свидание Бунина с его другом Леонидом Андреевым в удивительном замке у Финского залива в Финляндии. «Осенний жёлтый лес близ железнодорожной станции Райвола молчит, ни звука, ни движенья. Вдали, внизу, вода залива на отмелях опала. На обнажённом песке оттиснулись лапки чаек» (с. 5). А начало публицистической деятельности Ивана Бунина связано с городом Орлом, где издавались различные газеты и журналы, в которых он печатал свои первые очерки и статьи. Из книги читатель узнает, что в свои молодые годы писатель испытывал бесконечные метания, неожиданные перемены мест, поиск чего-то невиданного, желание как можно скорее больше увидеть, почувствовать, познать.

Интересны страницы, рассказывающие о приезде Бунина в Санкт-Петербург. Впервые он приехал сюда в январе 1895 года. Здесь в здании Кредитного общества, где собралось множество всевозможных знаменитостей, состоялось первое литературное выступление Ивана Алексеевича, о чём он позже с воодушевлением вспоминал. Сделал для себя одно открытие: «бездну человеческого честолюбия и самолюбия». Мучился оттого, что, как он говорил, «на мир смотрел только своими глазами и никак не могу взглянуть на него иначе». Искал сочетания – сочетания слов, понятий, человеческих отношений, личных отношений с общественными. Искал гармонии…

В своей книге автор справедливо заметил, что Бунин был общественным человеком, не только отражал явления жизни, но и своим творчеством воздействовал на неё. Он говорил: «…Соприкасаясь с жизнью, воздействуя на неё и, в свой черёд, подвергаясь её влиянию, художник волей-неволей становится общественным человеком» (с. 71). Как «общественный человек», он не мог жить и творить вне людей, прежде всего писателей, деятелей культуры, с которыми общался, дружил, переписывался. Это Л. Андреев, М. Горький, Н. Телешов, Е. Чириков, С. Петров (Скиталец), Ф. Шаляпин, С. Рахманинов, А. Чехов, А. Куприн, конечно Л. Толстой и многие, многие другие. Это общение не могло не сказаться на общественной деятельности и публицистике Бунина. Его публицистика, отмечает автор, «Это русская психологическая публицистика, сочетаемость местных условий, особенностей характера, душевного склада русского человека» (с. 91). А наиболее значительные произведения Бунина, произведения философско-психологического характера, это «Освобождение Толстого» и «О Чехове». Исследователь его творчества Сергей Морозов обратил внимание на следующую особенность «Освобождения Толстого»: «Это настолько сложное и многогранное произведение, что можно сказать – оно вобрало все жанры: литературный портрет, философское эссе, публицистику, воспоминание и некоторые другие» (с. 112).

Обратимся ещё к одному исследователю творчества писателя, Ольге Скроботовой. В своей диссертации она выделяет четыре характерные черты бунинской публицистики: 1) обозначение катастрофических предчувствий автора, 2) отсутствие советов Бунина по спасению человека и желания поучать читателя, 3) идеализация извечных законов бытия нравственности, 4) неприятие революционной идеи «равенства и братства» (социальная справедливость должна основываться на личных качествах каждого). – «Жизнь и публицистика И. А. Бунина» (Интернет). – Для постижения особенностей публицистики писателя каждому, кто так или иначе соприкасается с его творчеством, важно знать эти характерные черты, без которых невозможно в полной мере понять Бунина как художника, как публициста и как гражданина.

Книга А. Измайлова – значительное по своему содержанию и объёму произведение. Оно охватывает большой круг проблем, относящихся не только к собственно публицистике великого русского писателя, но и к другим сторонам его творческой и личной жизни. Конечно, писатель не может замыкаться лишь на том, чтобы только сидеть за письменным столом. Бунин много путешествовал, особенно в молодые годы. И об этом он пишет в своих заметках, очерках, статьях, письмах, стихах.

Мы спешим, мы ищем лучшей доли,
Мы хотим, чтоб это стало сном –
И погост, и вешки в белом поле,
И пустыня в сумраке ночном, –

пишет Иван Бунин.

В главе «Путевые заметки Бунина» рассказывается о путешествиях писателя. Они, отмечает А. Измайлов, «обогатили Бунина новым видением мира, истории человечества, расширили тематику творчества, литературные жанры» (с. 106).

Круг проблем, затронутых автором книги, как уже говорилось, обширен. Об этом в какой-то мере свидетельствуют её главы: «Лес литературного процесса», «Иди, куда ведёт тебя сердце», «Трепещущие петербургские мгновения», «Публицистическая грация» Бунина», «Возвышать душу читателя», «Делать дело жизни», «Влияние слова», «Живое публицистическое слово», «Дневниковые записи», «Характер в творчестве» и другие.

Есть одна, но весьма существенная сторона творчества Бунина в целом и его публицистики, на которые я хотел бы обратить внимание читателя. Об этом говорит автор – говорит со ссылкой на Л. Толстого, который отмечал высокую художественность Бунина. Однако, по мнению Толстого, все талантливые достоинства художника теряются, застывают в своей неподвижности. Причина этого – отсутствие «вкуса к идеям». А без идейности нет публицистики (с. 195). Хотя, на мой взгляд, у Бунина была своя идея, но она носила субъективный характер. Он не принимал революционный, насильственный характер решения социальных проблем. Идеализировал «извечные законы бытия нравственности».

Эта идеализация в критический период истории России (Октябрьская революция 1917 г. и Гражданская война) сделала его противником Советской власти. На революционные перемены в стране он откликнулся статьями, очерками, выступлениями. В них он заявил о своей приверженности «белой идее», Деникину и Колчаку, о непримиримом отношении к большевизму. В очерке «Окаянные дни» резко критиковал Советскую власть, В. И. Ленина и большевиков. Об этом периоде, краткому по времени, но столь значительному по событиям (1917 – 1920), у А. Измайлова сказано немного, но ёмко и убедительно. Как известно, в 1920 г. И. Бунин покинул Россию. Вторая половина  его жизни и творческой деятельности была связана с заграницей, преимущественно с Францией.

Теперь бы мне хотелось обратиться к читателям и всем пишущим о Бунине с такими словами (это, конечно, лишь моё мнение): не идеализировать его, а трезво, объективно оценивать жизнь и творчество писателя. Говорить о нём правду, показывать его сильные качества, особенно как прозаика, и недостатки, прежде всего связанные с его гражданской позицией. А Нобелевскую премию в 1933 году, скажем откровенно, он получил прежде всего за свой антисоветизм. Роман «Жизнь Арсеньева» был лишь поводом к тому.

Я уже говорил о достоинствах книги А. Измайлова. Отмечу некоторые другие. Содержание «Этюдов» опирается на надёжную источниковую базу, на обширный фактический материал, на публицистические тексты Бунина (их перечень в книге составляет внушительную цифру – 113), а также на отрывки из очерков и статей литераторов о прозе и публицистике писателя. Однако было бы полезно ознакомить читателя, конечно, фрагментарно,  с точкой зрения на те или иные вопросы творчества и жизни И. Бунина руководителя Бунинского общества Петербурга Евгения Дёмкина, который много лет и плодотворно занимается бунинской проблематикой.

Книга является художественно-публицистическим произведением, написана хорошим языком, в добротном литературном стиле (о Бунине нельзя писать плохим языком). Конечно, не обошлось без греха. Читаю: имя Бунина «остаётся одним из главных брендов в Липецкой области…» Вот так: «бренд»! Новомодное слово, засоряющее «великий и могучий», позаимствовано, очевидно, из сферы товарно-рыночных отношений. Считаю это  случайным недоразумением, не свойственном перу автора.

В целом же отмеченные недостатки не умаляют добротного содержания книги Альберта Фёдоровича Измайлова. Его произведение имеет, безусловно, литературно-познавательную, историческую и нравственную ценность, является, как сказано в аннотации, попыткой «на стыке XX и  XXI веков извлечь из опыта прошлого жизнетворные, надвременные ценности, с учётом современных вызовов и задач…» Ну что ж, попытка, на мой взгляд, удалась. Мне только остаётся пожелать книге счастливой судьбы, а её автору доброго здоровья и новых интересных произведений художественной литературы.