Сгущение непредвиденного

Сергей Николаев. Искусство плыть на встречный ветер.
Книга из VII книг стихотворений. СПб, MMXVIII

В аннотации, предваряющей книгу стихотворений, сказано, что автор, «существуя во множестве тем, создал синтезиционный «стиль стилей» нового качества литературы. В гротеске и сердечности, в академическом авангарде и актуальной традиции, в лёгкости сиюминутности и погружении в мистические глубины мира находит он свои ответы на вечные вопросы существования души».

Указание на существование во множестве тем и на заведомую тавтологию* и оксюмороны** координат авторских поисков нового качества литературы позволяет сделать предположение о преднамеренной отстранённости автора от собственных творений. Они возникают как бы сами собой в пластичном зазоре между притворством и искренностью. Между естественностью и изощрённым вывертом. Между «арнаутом»*** и «обэриутом»****.

Притворство в творчестве Сергея Николаева становится способом действия, даже способом усиления действия, направленного на поиски Грааля поэтической истины. Грааль здесь упоминается не как одно из орудий Страстей – чаша, из которой Иисус Христос вкушал на Тайной вечере, а Иосиф Аримафейский собрал в неё кровь из ран распятого Спасителя. Грааль в данном случае трактуется некоей драгоценной реликвией, в поисках которой легендарные рыцари Круглого стола проводили свою жизнь, наполняя её приключениями. Благодаря такого рода притворству, увеличивается и множится значение лирического героя произведений С. Николаева, оно же становится странным средством самопроникновения и самопознания.

У этого лирического героя нет формы, нет характера, у него нет «Я» – он всё время познаёт себя. Его самопознание измеряется не в категориях морали или эстетики, но в зависимости от результатов энергетического стихотворного действия. Жизнь героя – его стихи и стихия – слегка напоминают атмосферу причудливого «обэриутского» мира, родственного миру комедии дель арте, где каждая роль импровизируется по ходу игры, каждая реплика возникает из глубины непредвиденного будущего – в миксе «лёгкой сиюминутности» и «гротеске сердечности».

Короче говоря, перед читателем книга изобретателя ответов «на вечные вопросы существования души», то есть, изобретателя самого себя. По мере того, как поэт себя изобретает, он обнаруживает свою подлинность? Возможно. Также возможно, что вместо естественного чувства единства с самим собой возникает чувство менее материальное, –парения над собой, над водами Леты, в конечном счёте, свободы от себя.

Так, переходя от одного непредвиденного момента бытия к другому, изобретаемая жизнь получает законченность и сотворённую подлинность в «искусстве плыть на встречный ветер» перемен лирических масок.

*«лёгкая сиюминутность»
**«академический авангард и актуальная традиция»
***арнаут – злой, убийственный – с сербского, подчёркивая буйный нрав переселенцев из Албании
****ОБЭРИУ – Объединение Реального Искусства, члены которого культивировали гротеск, алогизм, поэтику абсурда

Александр Медведев