«Огромная совесть стоит за плечами…» (о творчестве Дмитрия Кедрина)

12 мая 2014 года под руководством Бориса Александровича Орлова (председателя правления СПб-го отделения СП России) на семинаре студии «Метафора» прошло обсуждение творчества советского российского поэта Дмитрия Кедрина (22.01.1907-18.09.1945). Поэт родился в донбасском посёлке Берестово-Богодуховский рудник. Когда ему исполнилось 6 лет, семья переехала в Екатеринославль, ныне Днепропетровск. Литературным воспитанием занималась бабушка Неонила, начитанная, страстно любившая поэзию, читала внуку из своей тетради стихи А.Пушкина, М.Лермонтова, Н.Некрасова, в подлиннике – Шевченко и Мицкевича. Бабушка была первой слушательницей стихов юного Д.Керина. В юности Кедрин много занимался самообразованием: читал художественную литературу, изучал историю, философию, географию, животный мир и ботанику. Среди предков поэта были дворяне.

000

Борис Орлов отметил высокую одарённость Дмитрия Кедрина и высокий уровень образованности, хотя он не получил специального образования (учился в Екатеринославском железнодорожном техникуме, но по слабости зрения не закончил). В 1925 году его стихи уже печатались в московских журналах «Прожектор», «Молодая гвардия», «Комсомолия», газетах «Комсомольская правда», «Юношеская правда». Постепенно у Кедрина формировался свой поэтический голос, он нашёл свои неожиданные темы, свой неповторимый стиль. Стихи отличаются глубиной философской мысли, провидческим взглядом, и спустя десятилетия звучат актуально (отрывок из стихотворения «Крым»):

…………………………..
«Как трудно дался этот край,
Не забывай, не забывай!..”
Ты смолк. В потемках наших глаз
Звезда крылатая зажглась.
А море, как веселый пес,
Лежит у отмелей и кос,
Звезда похожа на слезу,
А кипарисы там, внизу,
Нам светят, будто две свечи,
В сандалом пахнущей ночи…
Тогда мы выпили до дна
Бокал мускатного вина,-
Бокал за Родину свою,
За счастье жить в таком краю,
За то, что Кремль, за то, что Крым
Мы никому не отдадим.
1935

В 1931 вслед за друзьями, поэтами Михаилом Светловым и Михаилом Голодным, Кедрин переехал в Москву, сначала с женой жили в полуподвале старого двухэтажного дома на Таганке в Товарищеском переулке. Он честно написал в своей анкете, что в 1929 году на Украине был заключён в тюрьму «за недонесение известного контрреволюционного факта». Факт состоял в том, что у его приятеля отец был деникинским генералом, а Кедрин, зная об этом, в органы на него не донёс. За это «преступление» был осуждён на два года, провёл за решёткой 15 месяцев и был досрочно освобождён. Работал в заводской многотиражке «Кузница» мытищинского завода «Метровагонмаш», затем литконсультантом при издательстве «Молодая гвардия» и одновременно внештатным редактором в Гослитиздате. Там он публикует новые стихи, среди них замеченное Горьким стихотворение «Кукла» (1932), «Подмосковная осень» (1937), «Зимнее» (1939), баллада «Зодчие» (1938), поэма «Конь» (1940).

Произведения Кедрина обращены к историческим темам, в стихотворных балладах он прославлял творцов, создателей вневременной истинной красоты. К пафосу современной довоенной действительности поэт был равнодушен, за что его жёстко критиковали. Дар проникать в далёкие эпохи, быть в них не исследователем-архивистом, а современником, очевидцем давно канувших в Лету событий — редчайшее, исключительное свойство таланта Кедрина (отрывок из стихотворения « Зодчие»):

………………………………..
А как храм освятили,
То с посохом, в шапке монашьей,
Обошел его царь –
От подвалов и служб до креста.
И, окинувши взором
Его узорчатые башни,
“Лепота!” – молвил царь.
И ответили все: “Лепота!”

И спросил благодетель:
“А можете ль сделать пригожей,
Благолепнее этого храма
Другой, говорю?”
И, тряхнув волосами,
Ответили зодчие: “можем!
Прикажи, государь!”
И ударились в ноги царю.

И тогда государь
Повелел ослепить этих зодчих,
Чтоб в земле его церковь
Стояла одна такова,
Чтобы в Суздальских землях
И в землях Рязанских и прочих
Не поставили
лучшего храма,
Чем храм Покрова!

Соколиные очи
Кололи им шилом железным,
Дабы белого света
Увидеть они не могли.
И клеймили клеймом,
Их секли батогами, болезных,
И кидали их, темных,
На стылое лоно земли.

И в Обжорном ряду,
Там, где заваль кабацкая пела,
Где сивухой разило,
Где было от пару темно,
Где кричали дьяки:
“Государево слово и дело!”-
Мастера Христа ради
Просили на хлеб и вино.

И стояла их церковь такая,
Что словно приснилась.
И звонила она,
Будто их отпевала навзрыд,
И запретную песню
Про страшную царскую милость
Пели в тайных местах
По широкой Руси гусляры.
1938

Борис Орлов отметил, что поэтов уровня Кедрина немного. Дмитрий Борисович был не только мастером исторической поэмы и баллады, но и превосходным лириком. Впервые книга о поэзии Кедрина вышла в 1963 году. Её автор Пётр Тартаковский сделал упор на анализе исторических произведений поэта, отметив, что героев для своих поэм Кедрин выбирал преимущественно среди простых людей. Литературовед особо выделил кедринское чувство меры в использовании старинных слов и реалий исторических эпох, куда поэт с лёгкостью переносился волей фантазии и воображения: «В Кедрине историк никогда не берёт верх над художником». Кедрин не стремился к точной исторической достоверности как самоцели. Литературовед Юрий Петрунин в предисловии к сборнику 1989 года указывает, что произведения Кедрина создавались не для того, чтобы сделать стихотворный вариант летописи или учебника истории. Его стихи пробуждают интерес к прошлому, к сохранению в художественных образах памяти о славных и трагических событиях давних веков и тысячелетий.

000

Участники семинара Н.Авдеенко, С.Воробьёв, А.Ефанова, И.Константинов, О.Мальцева, В.Митюк, М.Скородумова, О.Савина, К.Шатров дополнили факты из биографии и прочитали избранные стихи поэта. Одно из лучших его стихотворений «Хочешь знать, что такое Россия — наша первая в жизни любовь?», обращённое к истокам русского духа, датировано 18 сентября 1942 года. Поэзия Кедрина получила высокую оценку М.Горького, В.Маяковского, М.Волошина, П.Антокольского, И.Сельвинского, М.Светлова, Я.Смелякова, Л.Озерова, К.Кулиева. До войны поэмы Кедрина публиковались в журналах «Октябрь», «Новый мир», «Красная новь», стихотворения включены в сборниках «День советской поэзии», «Победители». Однако когда дело касалось издания авторской книги, литературные критики были к поэту беспощадны. Лирическое стихотворение «Глухарь» отличается острым пророческим предчувствием:

………………………………………….
Тонкий дух весенней благодати,
Свет звезды — как первая слеза…
И глухарь, кудесник бородатый,
Закрывает желтые глаза.
Из дремотных облаков исторгла
Яркий блеск холодная заря,
И звенит, чумная от восторга,
Зоревая песня глухаря.
Счастлив тем, что чувствует и дышит,
Красотой восхода упоен,—
Ничего не видит и не слышит,
Ничего не замечает он!
Он поет листву купав болотных,
Паутинку, белку и зарю,
И в упор подкравшийся охотник
Из берданки бьет по глухарю…
Может, так же в счастья день желанный,
В час, когда я буду петь, горя,
И в меня ударит смерть нежданно,
Как его дробинка — в глухаря.
1938

В начале ВОВ Кедрин хотел добровольцем уйти на фронт, однако в армию его не взяли из-за плохого зрения (минус 17). В эвакуацию он не поехал, остался в Черкизове (до которого захватчики не дошли 15 км) занимался переводами антифашистской поэзии народов СССР, печатался в газетах, в том числе в «Правде», и написал две книги оригинальных стихов, в издании которых Кедрину было отказано. Выехать на фронт ему удалось в мае 1943 года. В течение девяти месяцев работал корреспондентом авиационной газеты 6-ой воздушной армии «Сокол Родины» (1942—1944) на Северо-Западном фронте, где публиковал очерки о подвигах лётчиков, а также сатиру под псевдонимом Вася Гашеткин. За время работы во фронтовой газете Дмитрий Борисович прислал жене 75 номеров, где было напечатано около ста его стихотворений. Находясь на фронте, Кедрин много писал о родной Украине и её героях, стихи, посвящённые Киеву, Харькову, Днепру, Днепропетровску. В конце 1943 года был награждён медалью «За боевые заслуги».

18 сентября 1945 Дмитрий Кедрин трагически погиб под колёсами пригородного поезда, как считалось, по пути домой из Москвы в Черкизово, виновные лица не установлены, тайна смерти поэта до сих пор остаётся неразгаданной. Похоронен в Москве на Введенском кладбище, у изголовья могилы Дмитрия Кедрина растёт 300-летний дуб.

Спустя десятилетия критики и литературоведы характеризуют творческую палитру поэта совсем иначе: его поэзию военных лет питали интонации доверительной беседы, историко-эпическая тематика и глубокие патриотические импульсы. Наследие поэтического творчества Д.Кедрина велико, кроме того он много занимался переводами, публицистикой и сатирой. Основные издания поэта: Свидетели, 1940; Рембрандт. Пьеса, 1940; Избранное, 1947, 1953, 1957; Стихотворения и поэмы, 1959; Красота, 1965; Избранные произведения, 1974, 1978; Зодчие, 1980; Стихотворения. Поэмы, 1982; Дума о России. М., «Правда», 1989; изданные 200-300 тысячные тиражи быстро нашли своего читателя.