В содружестве писательницы с художницей

В новогодние и рождественские дни хочется чуда или почитать о чуде. Устав от телепередач, я решила почитать недавно мне подаренную книгу рассказов Татьяны Соловьёвой «Хвостатые, пушистые, любимые…».

Эта книга рассказов проиллюстрирована тёзкой Татьяны Соловьёвой художницей Татьяной Соловьёвой-Домашенко. Да как же книга таких рассказов и без иллюстраций?.. В предисловии к книге рассказов (а я всегда начинаю читать книгу с предисловия), автор рассказов поведала об удивительном  знакомстве в Париже писательницы с художницей, о завязавшейся дружбе двух петербурженок и их сотрудничестве.

Оразумливание животных один из признаков желания найти сказочное в реальной жизни. Рассказы о животных существенно отличаются от других жанров литературы. Специфика их прежде всего в особенностях фантастического вымысла, который непременно в них присутствует.

Из домашних животных положительным героем часто выступает кот. Коты нередко бескорыстны в дружбе, как собаки. А ещё они умеют и дом, и территорию охранять. О чём и написала Татьяна Алексеевна в первом рассказе «Чёрный кот».

Фантазируя, она наделила кота, названного Мишкой, чертами человеческого характера, разумом, своеобразием, импозантной внешностью, которой он гордился – знал себе цену!

Сама же Татьяна Алексеевна в этом рассказе лишь второстепенный персонаж – наблюдатель.

Кот, родившийся в подвале жилого дома, оказался благородных кровей. И всей своей долгой жизнью в интеллигентной петербургской семье он доказал это.

Татьяна Алексеевна рассказ начинает так: «Мне кажется, что мой любимый Санкт-Петербург имеет что-то общее с… котами, особенно чёрными».

Я с ней согласна. Ведь не случайно на первой пешеходной улице Петербурга –  Малой Садовой улице под карнизом дома нас встречают  два чёрных кота.

О своём коте Татьяна Алексеевна пишет: «Он долгожитель. И несмотря на то, что ему двадцать один год, он всё ещё прекрасен. Моя приятельница называет его Казановой, и она права! Он красив, имеет независимый вид и загадочность во взгляде… Мишка и сейчас пушистый, тёмно-коричневый, с большими выразительными глазами изумрудного цвета. Всем своим видом он заставляет себя уважать».

За долгие годы жизни в культурной петербургской семье он изучил привычки и обычаи своих хозяев: кот будит их, когда они решают немного понежиться в кроватях, а уже пора вставать, а когда встанут и собираются на работу, не путается под ногами и спокойно сидит у своей тарелки ожидая завтрака; на даче он охраняет свою территорию – небольшой садик под окном, победив грозу всей округи – драчуна кота дворового происхождения с разорванным ухом – всем своим видом показав хозяйкам, что теперь он их защитник; когда у хозяев появилась машина, он так быстро освоил этот вид транспорта, что стоило только затарахтеть мотору, кот первым оказывался в салоне машины и голос своей машины отличал от голосов других машин; что же касается образа Казановы – все кошки дачной округи сбегались посмотреть на красавца Мишку. (Мишка же гордо удалялся – тут что-то не так…).

В заключении этого рассказа о своём любимце Татьяна Алексеевна пишет: «Он стал своим в нашем доме, постепенно подчинив себе всех какой-то деликатностью, мягкостью и гордым независимым нравом, объединив нас общими заботами о себе. Мишка внёс в семью тепло и доброту по отношению к друг другу.»

О том, что в Петербург для борьбы с крысами и мышами (рискую, что пишу  в Год Крысы) завезли по приказу Екатерины II кошек, я знала и знала, что они водятся в подвалах Эрмитажа, но такого интересного рассказа до сих пор не читала  – «Эрмитажные и околоэрмитажные кошки»!

Оказывается средства на жизнь кошек выделяет администрация музея. Но кошек развелось так много, что этих средств не стало хватать. Тогда сотрудники решили с зарплат добровольно собирать деньги на пропитание кошек.

Татьяна Алексеевна пишет: «Их часто можно увидеть вальяжно разгуливающих по внутреннему садику музея, но никогда – в выставочных залах. <…>  Они должны были блокировать крыс на подходах к ним. И всё же в наше время, как я была тому свидетелем, одному коту было сделано исключение. Большой ленивый кот, сам нашедший парадный вход во дворец, некоторое время встречал сотрудников и гостей музея лёжа на красной бархатной скамеечке вестибюля. Он стал всеобщим любимцем. Как мне рассказали, когда залы музея освобождались от посетителей, ему разрешалось походить по большой парадной лестнице, что он и делал с чувством уважения к архитектурному шедевру. (Конечно же «с чувством уважения». Ну скажите, не фантазёры ли мы-люди?! – Н.П.) В конце концов (эта сказка – Н.П.), то ли по распоряжению начальства, то ли по собственной инициативе, кто -то из сотрудников забрал его к себе в дом. Этому коту повезло. Как ни хорошо было ему среди множества людей, один хозяин всегда лучше».

Многие годы сотрудники Эрмитажа приглашают Татьяну Алексеевну отметить с ними чей-нибудь день рождения в кафе. И она пишет: «Почти у всех собирающихся в кафе, в домах живут <…> самые разномастные кошки и коты (видимо, их и назвала Татьяна Алексеевна «околоэрмитажными» – Н.П.). Вполне понятно, что они незримо присутствуют среди приглашённых в такие дни в кафе. Мы хорошо знаем кошек наших друзей, неоднократно общались с ними и всё равно с удовольствием выслушиваем новые интересные моменты из их жизни»

Например, у одной  всем знакомой женщины кошка является «настоящей домоправительницей» квартиры, даже считает своим долгом контролировать протяжённость разговоров своей хозяйки с подругами. Если разговор задерживается (по мнению кошки  – Н.П.), она его прерывает долгим и громким мяуканьем.

А у другой все хорошо знали большого белого пушистого кота, который царапал того, к кому ревновал свою хозяйку и они зачастую уходили от неё c перебинтованными ногами и руками. И как пишет Татьяна Алексеевна: «За такую самоотверженную любовь и красоту ему прощалось всё». Новостью же было то, что хозяйке этого кота пришлось взять в дом пострадавшую от пожара кошку подруги, так как та оказалась в больнице.

Подруги, как рассказала за чаепитием хозяйка белого кота: «Очень боялись, как примет новую питомицу старожил – белый кот. Но, очевидно, беспомощность и болезненное состояние кошки его смирили. И, как ни странно, он даже стал проявлять к больному животному интерес, подходил к ней и подолгу смотрел, как будто спрашивая, чем он может ей помочь».

На этом рассказ не заканчивался: «Вылеченная кошка в свои двадцать четыре года получив новую жизнь, стала настоящей фурией. Пикантный и необычный вид ей придавали небольшие скруглённые ушки (ну, конечно, кот это отметил – Н.П.), обозначилась чёрная обводка глаз и носика, усы стали длинными и очень заметными на небольшой круглой головке. Белый кот, будто осознав внутреннее превосходство, а, возможно солидную разницу лет, обычно уступал старой кошке свои любимые спальные места <…> испытывал к ней уважение. Возможно, оно было вызвано чувством достоинства, сквозящим в неторопливых движениях небольшого животного. Может быть, в её выразительных глазах отражался опыт прежней жизни с незаурядными хозяевами?» (Возможно – Н.П.)

Заканчивает этот рассказ Татьяна Алексеевна так: «Прошло время, и нет уже половины старых друзей… Но милые создания, – кошки по-прежнему создают уют в доме, даря людям свою привязанность. По-прежнему, в эрмитажном дворе можно встретить вальяжных питомцев, чувствующих себя главными хозяевами Большого музея…»

В книге есть очень интересный и трогательный рассказ «Ташка», характеризующий прежде всего саму Татьяну Алексеевну – имея в доме Ташку, она взяла в дом больного кота, и выходила его. Рассказ полон интересных моментов, рассказывающих о взаимоотношениях и чертах характеров кота и кошки, проживающих в одной квартире. И как много сказала Татьяна Алексеевна концовкой рассказа: «Странное дело: своим поведением Микеша (так она назвала приёмыша – Н.П.) создавал ощущение, что в доме появился внимательный и добрый мужчина, на которого можно положиться. С его появлением я стала чувствовать себя защищённой».

В книге Татьяны Соловьёвой «Хвостатые, пушистые, любимые…» ещё несколько интересных и поучительных рассказов: «Любовь (собачники)», «О воронах», «Добрая собака», «Преданность», «Трио», «Троица».

В заключение Татьяна Алексеевна пишет: «Порой мне кажется, если бы люди брали пример со своих питомцев и также, ласковым словом или пониманием гасили возникавшие острые моменты в жизненных ситуациях, не было бы войн и разрушений. Ведь люди рождаются для Созидания и Любви, и им должны быть глубоко чужды враждебность и убийства себе подобных!»

Возможно, кому то эти слова покажутся и наивными? Но внять им необходимо.

Рассказы о животных – это народная педагогическая энциклопедия, наглядная и образная, достигающая цели без назойливой морализации. Рассказы Татьяны Алексеевны Соловьёвой достойно пополнили её.

Надежда Перова,
член Союза писателей России