Винительный падежъ?  Он вреден вам!

Юлий Клевер (младший) (1882—1942). В рыбном магазине. 1938.

Уроки русского

Один поэт, пишет: «…не пожалею свой живот!» – и это, в героическом порыве его пера, отголосок старинной воинской клятвы – «Не пожалеем живота своего!»

У нашего современника винительный падеж (что?), у героических наших предков – родительный (чего?).

Переходя от высокой архаики къ современной журналистике, мы тоже употребимъ родительный (возможно, к удивлению некоторыхъ читателей):

Защитники Отечества не пожалели своихъ жизней ради нас с вами.

Можно ли вообще сказать «Не пожалею живот»? Можно, если имеешь в виду свой желудокъ и сомнительную пищу.

У И.Бродского есть строка: «Я ждал автобус.» Опять винительный падежъ, и это хуже, чем «ждал автобуса». Глагол ждать, в принципе, требует существительного в родительном падеже (заметьте: требует существительного, а не существительное):

От него ждали успеха.

И такиъ глаголов достаточно много: бояться, желать, хотеть,…

Вотъ ещё типичная корявость и ошибка: «Не пожалею жизнь» (винительный падеж: кого, что?). Если бы существовал человек по фамилии Жизнь, то такъ и надо было бы сказать. (Не пожалею Валю, Петю, дядю – всё в винительном.)

Родительный падеж уже меняет смыслъ глагола: пожертвовать чем-либо, что-то отдать… А отрицательная частица не вообще делает родительный падеж обязательным:

Не получивъ заработной платы, заводчане объявили забастовку.

Не имея гарантий по соблюдению сроков исполнения, заказчик отменил заказ.

Находятся люди, способные сказать: хочу хлеб, хочу арбуз, хочу работу и т.д. Это всё пресловутый винительный… Почти какъ в эротической песне: «хочу такую…» Пока не доводилось слышать «хочу воду», но опасаться такого уже стоит. Измените падеж на родительный, и вам станет безусловно лучше: хлеба, арбуза, воды… (И все хотим работы, но до этого далеко.)

Путаница происходит от нашей невнимательности и от того, что при замене существительного местоимением падежные формы обоих падежей совпадают: боюсь его (но это только родительный!). До 1918 года нельзя было спутать падежи личного местоимения женского рода: боюсь ея (родительный), люблю её (винит.)… Теперь мы этого лишились, и приходится читать в интернете: «Почему боятся Россию» (?!), а не России.. Или читаем на товарной упаковке: «ждем ваши отзывы и предложения», вместо (чего?) «ваших отзывов и предложений». К счастью, теперь это бывает реже.

Есть глаголы, употребляемые как съ тем, так и с другим падежом, но смысл тогда разнится:

Искали мальчика.  Искали руду. Выпил чаю, водки. Выпил (весь) чай, (всю) водку.

Искали (что?), но не нашли (чего?) :   Искали компромат. Компромата не нашли.

Если в предложении с отрицанием употребить винительный падеж, то появляется многозначительный нюанс:

Знали, что ищутъ (сами же и подбросили!) – но не нашли (тот самый) компромат.

Глаголов, требующих винительного, всё-таки больше, и всё это переходные глаголы (если это вам о чём-то говорит):

Любить, делать, понимать, строить…

Но в языке меньшинство не подчиняется большинству.

Юрiй Сербъ (Георгiй Александровичъ Лебедевъ) - филологъ, прозаикъ, публицистъ, поэтъ, членъ СП Россiи cъ 1996 г. Первый лауреатъ премiи им. А.К.Толстого въ номинацiи Проза (2012). Авторъ семи изданныхъ книгъ. Делегатъ ΧΙV и XV съездовъ СП Россiи. Ведётъ блогъ въ «Живомъ Журналѣ»: ru-metaproza.livejournal.com , присутствуетъ въ Twitter’ѣ - @YuriSerbe Контактъ: metaproza@ya.ru