«И снова слово плотью станет…» 

Выстоять,не согнуться учусь у тебя. Пока ты есть, мне легче жить.”
(Василий Белов об Алексанре Яшине)

Дочь поэта Александра Яшина, Наталья Яшина, пишет в своих воспоминаниях о том, что перед смертью отец попросил принести ему в больницу огромную белую фаянсовую кружку с синей каймой и надписью “Морфлот”, которая когда-то принадлежала поэту Николаю Рубцову.
Николай Рубцов никогда с ней не расставался. Своего угла у Рубцова не было почти всю жизнь, а вот кружка стала частью его походного дома. Кружка была тяжёлой, и Яшину трудно было её держать, но он хотел пить только из неё, называя её нежно : “Колина кружка”.
Рубцов  жил в семье Яшиных в 1966 году, в горькое для семьи время (трагически погиб сын А Яшина – Саша). Он пришёл к Яшиным со словами утешения. Одет он был очень плохо ,и жена Яшина отдала Рубцову пальто своего погибшего сына, а он подарил   семье свою кружку.( Яшин завещал эту кружку в краеведческий музей, но она там исчезла бесследно).

Поэт и прозаик Александр Яшин (1913 – 1968 г)

Сохранились 5 писем Рубцова к Яшину, написанные мелким почерком на ученических тетрадных листочках, доверительные и вместе с тем — тревожные, потому что в них он часто жалуется Яшину на неустроенность быта, одиночество, необогретость в жизни. Наталья Яшина пишет:”Казалось по этим письмам, что как бы всё время Рубцов стоит под .моросящим дождём.И весь он зависит от стихии…” По письмам видно, что Рубцов был человеком деликатным, застенчивым, и только неустроенность и нищета заставляли его бунтовать. В письмах — темы многих стихотворений Николая Рубцова.С последним письмом он присылает Яшину  стихотворения- повести “Осенние этюды” , посвящая их своему старшему другу..

Николай Рубцов подарил Александру Яшину поэтический сборник “Лирика”, в котором зачеркнул собственной рукой  из 25 девять стихотворений,  увидев неточные, исправленные редакторами слова.
Во время поездки по Волго- Балту Рубцов  подарил  Яшину сборник “Звезда полей” с подписью :”Александру Яковлевичу Яшину с вечной любовью и благодарностью.27.08.67 г”
Наталья Яшина предполагает, что если бы остались живы Яшин и Рубцов, то стали бы опорой для друг друга и в жизни, и в творчестве.
Но судьба распорядилась иначе: Яшин ушёл из жизни в 55 лет, а Рубцов -в 35, пережив трагически смерть Яшина (да и прожил без него всего 4 года ).Свои мысли об А.Яшине Н.Рубцов поэтически отразил в стихотворении”Последний пароход”, которое посвятил памяти Александра Яшина :

Скажите мне, кто в этом виноват,
Что пароход, где смех царил и лад,
Стал для него последним пароходом?
Что вдруг мы стали тише и взрослей,
Что грустно так поют суровым хором
И тёмный лес, и стаи журавлей
Над беспробудно дремлющим угором.

Об этом и многом другом шла речь во время  проведения Школы поэтического мастерства, первое занятие которой было связано с вологодской поэзией, с судьбой и творчеством Александра Яшина. Вологодская поэзия привлекает наше внимание в связи с тем,что многие вологодские поэты знали Николая Рубцова, участвовали в его судьбе,но больше всего ему помогал  Александр Яшин. Кроме того, стихи вологодских поэтов – прекрасный материал для Школы  поэтического мастерства, потому что вологодская поэзия отличается  гражданским содержанием, высоким качеством поэтической формы, глубоко отражает связь человека с миром, особенно — с землёй, наполнена мыслью, которая опирается на личностный опыт поэта.

В своём вводном слове руководитель Рубцовского центра Санкт- Петербурга Любовь Федунова сказала, что задача  Рубцовского центра на данном этапе состоит в том, чтобы мы как можно глубже начали работать с поэтическим словом, ведь это соответствует запросам нашего времени: в своём выступлении на съезде Общества русской словесности (ОРС) президент России Владимир Путин  отметил: “Сбережение русского языка, литературы и нашей культуры — это вопросы национальной безопасности, сохранения своей идентичности в глобальном мире” .По его рассуждениям,  русский язык и литература нужны нам для того, чтобы мы могли не только понимать друг друга “на уровне сиюминутных потребностей”, но и” существовали в одном культурном контексте, чувствовали глубинное единение.”

Поэтому Рубцовский центр Санкт-Петербурга в течение 2019 года  строит работу на сотрудничестве с литературными объединениями в Доме писателей (уже такая встреча проходила на основе общения с ЛИТО “Под сенью лавры”,которым руководит Андрей Грунтовский), с литературным салоном “Родник” во Всеволожской школе искусств, которую воглавляет директор школы и руководитель  салона Людмила Беганская, с ЛИТО города Боровичи, которым руководит Михаил Полевиков, с новгородской библиотекой им. Д.Балашова, где Рубцовский центр успешно выступил с концертом по творчеству Николая Рубцова и которая приглашает нас и в следующем году, с библиотекой им Н.Рубцова в Санкт-Петербурге , где Рубцовский центр, по инициативе заведующей библиотеки Абрамовой Т.А, участвует в проведении “Рубцовских суббот”.

Итак, во время проведения заседания “Школы поэтического мастерства” присутствующие познакомились с литературным портретом замечательного поэта и прозаика Александра Яшина, с его необычной писательской судьбой. Считалось долгое время, что  она складывалась вполне удачно, но на самом деле Александр Яшин  прошёл сложный путь от лауреата Сталинской премии (за поэму “Алёна Фомина”) до той поры, когда его подвергли жёсткой  критике за рассказы “Рычаги” и “Вологодская свадьба”, где он поднял вопрос о скрытых духовных болезнях в человеке и в обществе, а в  лирике  50- 60-х поэт выдвигает себя  на суд  собственной совести:

До чего мы были просты
С нашей верою беспросветной.
С нашей преданностью несусветной,
Доходившей до слепоты.

Об этом можно судить по названиям его сборников в 60 е годы (“Совесть”, “Босиком по земле”, “День творенья”, “Бессонница”), где Яшин даёт урок молодым поэтам и советы о том, что можно в поэзии  сделать, имея чуткое ухо, слыша окружающий мир, понимая звук,  образ речи (великий народный говор, без связи с которым, по его мнению, не будет поэзии). Он писал :”Поэту в своём творчестве очень важно быть самим собой, найти себя и не изменять своему дарованию”.  Ему советовали в это время представители органов власти “снять чёрные очки” и увидеть жизнь в ином свете , а он констатировал : “Мы не литературу создаём, а карточные домики строим”. Яшин избежал репрессий, но за рассказ “Рычаги” собратья по перу ему прогнозировали не меньше 25 лет в лагерях.В своих статьях и дневниковых записях А Яшин сетует, что о многом поэты, прозаики не могли писать из-за партийной цензуры ( “Годы пропали –словно в лагерях”).

Судьба поэта Александра Яшина тесно связана с родным краем — Вологодчиной. Родился он в 1913 году в далёкой северной деревне Блудново, куда из Москвы он добирался обычно трое суток. Деревня расположена в двух километрах от дачи Яшина на Бобришном угоре, где по завещанию он и был летом 1968 года похоронен недалеко от дома,  на горе, откуда открывается удивительный вид на Юг- реку, молодой сосняк и зелёные луга.

Правдоискательство было главной чертой А .Яшина, и оно отразилось ярко в его судьбе. В 15 лет он уже писал стихи, которые печатали в районных газетах. Закончив Никольский педтехникум, Александр немного поработал учителем. Но главным для него стала поэзия. Сначала в Архангельске, потом в Москве выходят две его книги(“Песни Северу”, “Северянка”).Закончил в Москве литературный институт им. Горького, а потом была война, и он добровольцем отправился на фронт ( был на трёх фронтах: Балтика, Волга, Чёрное море).После войны — поездка на целину..
Живёт в Москве, занимаясь литературным трудом, но ежегодно бывает на родине. Литературные критики в настоящее время  пишут о том, что из А.Яшина вышел бы замечательный прозаик, но ему оставалось жить 11 лет, когда он обратился к прозе. Война подорвала его здоровье, а летом 1968 года Яшина не стало (ему было только 55 лет).

Любовь Федунова познакомила с судьбой поэта ,опираясь на  воспоминания о Яшине его родных и друзей, потому что  его связывала творческая дружба со многими критиками и писателями: В. Беловым, Ф. Абрамовым,В.Оботуровым, Ф.Кузнецовым, В.Солоухиным,А.Михайловым –  и  другими поэтами и прозаиками.

После знакомства с творческой судьбой А.Яшина  все  слушали стихи поэта, которые  с большим воодушевлением прочитал  актёр театра антрепризы им. Андрея Миронова — Михаил Драгунов — из сборника “Совесть”. Много было прочитано замечательных стихов, среди которых были и эти строки:

А я никого не трогаю:
Лугами, лесами, как добрый бог,
Иду своею дорогою.
И ягоды ем ,
И траву щиплю,
К ручью становлюсь на колени я.
Я воду люблю,
Я землю люблю,
Как после выздоровления.
Бреду бережком,
Не с ружьём, с бадожком,
Душа и глаза –настежь.
Бродить по сырой земле босиком —
Это большое счастье !
(1962г.)
Далее выступили приглашенные поэты : Татьяна Кожурина и Евгений Крайнев.

Татьяна Кожурина, которая посещает ЛИТО “Под сенью лавры,” прочитала свои стихи, посвящённые Николаю Рубцову:  “Приютино”,”Дом на Нарвской заставе”, “Встеча с поэтом”, открывающие новые страницы жизни Николая Рубцова под Ленинградом, но главное — наполненные глубоким интересом к личности поэта, к его поэзии:

Там, где вишни цветут в истоме,
Где на вишнях — стаи скворцов,
В двухэтажном каменном доме
Жил поэт Николай Рубцов.

Ввысь вбегал по лёгким ступеням,
Чуть касаясь резных перил,
На балкончик, узкий, весенний,
Ночью белою выходил.

И невзрачный фасад не портил
Шумный домик –улей ! –вокзал!–
И античный крохотный портик
Об Элладе напоминал.

Расстилалась даль небосвода,
Загораясь звёздами строк,
До Путиловского завода
Здесь немецкий лёг городок..
……………………………………….

Татьяна Кожурина рассказала о том, что  их ЛИТО “Под сенью лавры” вместе с руководителем Андреем Грунтовским побывало в Приютино- известной усадьбе Олениных под Всеволожском, где  бывали не только Пушкин, Крылов, Гнедич , но и в юности жил Николай Рубцов, Он видел  в 50-е годы  живописные руины кирпичного дома на территории усадьбы.
.С большим интересом слушали поэты рассказ Татьяны Кожуриной   о доме Рубцова на Нарвской Заставе ( Севастопольская,5), который сохранился и теперь отреставрирован.  В прошлом это был небольшой двухэтажный коттедж в немецком городке, который отстроили пленные немцы после Великой Отечественной войны в  разрушенном Ленинграде.

Рубцов жил  в комнате № 22, где стояло 5 кроватей, когда работал на Кировском заводе. Здесь он ночами ,после заводской смены,  писал стихи, которые читал на ЛИТО “Нарвская застава”- в доме культуры  им.Горького.. Сейчас, с радостью отметила Татьяна Кожурина, дом не только сохранился ,но и в этом году подновлён .Рядом с ним  находится уютный двор ,состоящий из красивых домиков, а высокая арка открывается на старинный сад Молво, ведущий к парку Екатерингоф, где поэт любил гулять среди природы.

Затем представил свои стихи начинающий поэт Евгений Крайнев, который пишет стихи о Петербурге, о море, о любви. Он издал уже  поэтическую книгу, но поспешил : с текстами ещё надо работать. Каждому присутствующему были розданы два стихотворения Евгения, чтобы подсказать ему, какие главные недочёты в его стихах. Указали на недостаточную работу с рифмой, поэтической лексикой, на отсутствие логического единства в тексте, на грамматические ошибки в стихах. Евгений спокойно ,с большим вниманием  выслушал замечания и прочёл с воодушевлением свои любимые стихи, в которых видна его романтическая натура, влюблённость в мир, в людей, в красоту природы. Но работу со стихами ему,непременно, по мнению слушателей, нужно продолжать.

Большой цикл своих стихов представил на встрече член Рубцовского центра, член Союза писателей России, поэт Николай Ерёмин. Стихи Николая Ерёмина вызвали определённый  интерес разнообразием тематики, одухотворённостью, живописностью образов, простотой и ,вместе с тем, – глубокой философской основой (размышлениями о мире,о человеке, об исповедальной сущности,обнажённости  поэтической души, о том,как сохранить в сердцах людей огонёк веры,добра и любви).

Николай родился в Ульяновской области.Отец его рано ушёл из жизни, мама нынче — пенсионер. Детство и юность Николая прошли на Севере, в городе Мурманске.После окончания Ленинградского механического института  он работал инженером -конструктором. Стихи пишет с 8 лет.
Он является православным поэтом. Открывая его сборник “К душе”, находишь немало замечательных строк.

Яблочный Спас.

Время поста и молитвы,
Скоро Яблочный Спас.
Тише мирские битвы,
Громче Божественный глас.

Ночь наполняет пределы,
Капли роняя с куста:
День мой,и ты будешь белым,
Белым,  как ризы Христа.

Я со свечой на колени
Встану возле икон:
Скоро молебное пенье,
Скоро церковный звон,

Скоро веселие в храме,
Ну а пока в тиши,
Словно в колени маме,
Выплачу скорбь души.

В этом году за активную пропаганду поэзии Николая Рубцова на “Рубцовской осени” в Вологде Николай Ерёмин был награждён медалью  им. Николая Рубцова .Это, несомненно, заслуженная награда, потому что Николай Ерёмин ведёт большую просветительскую работу : он не только поэт, но и автор-исполнитель песен на стихи Н.Рубцова, А .Голева, Н.Гумилёва и других поэтов России, а также – на собственные стихи, являясь постоянным участником всех литературно – музыкальных  программ Союза писателей России и Рубцовского центра Санкт – Петербурга.Ни одно выступление Рубцовского центра не проходило без участия Николая Ерёмина.

На заседании Рубцовского центра заслушали выступление Алексея Тищенко, который подробно рассказ о своей поездке в город Саратов, с целью – познакомиться с деятельностью Рубцовского центра города  Саратова, который уже в течение многих лет принимает активное  участие в фестивале “Рубцовская осень” в Вологде. Встретили   представители Рубцовского центра  Саратова его и Тамару Данилову очень тепло и радушно, охотно поделились своим опытом .

На заседании Рубцовского центра в этот раз присутствовал председатель правления Санкт- Петербургского отделения Союза писателей России Борис Орлов, который принял активное участие в “Школе поэтического мастерства”, анализируя стихи выступающих поэтов, давая им важные советы в области  построения поэтического текста , чтобы он глубоко и ярко  выражал личность поэта, рисуя яркую образную картину мира ,отражая  знание жизни и духовные запросы  автора.

Борис Орлов рассказал о том, с кем из вологодских поэтов он встречался, и отметил, что наше обращение к личности и  поэзии Александра Яшина достойно внимания, потому что мы мало вспоминаем о поэтах, участниках Великой Отечественной войны, к которым относится и А.Яшин.
Борис Орлов ещё раз подчеркнул, что главной задачей Рубцовского центра  следует считать работу с поэтическим словом. Рубцовский центр был и остаётся открытым литературным сообществом, куда может прийти каждый автор , стремясь  приобщиться к поэзии Николая Рубцова, к пропаганде его творчества.

Особенно интересно было услышать в его выступлении освещение вопросов,связанных с литературной жизнью города и страны. Было обидно сознавать, что на запросы литературного музея Верколы выделить средства на предстоящий юбилей писателя Фёдора Абрамова
Министерство культуры и просвещения ответило отказом, мотивируя тем, что писатель Фёдор Абрамов – это писатель областного значения, а не общероссийского. Фёдор Абрамов  дружил с Александром Яшиным, бывал у него на Бобришном угоре и оставил замечательные воспоминания в статье “Семь вёрст до небес”.
При этом приходят на память  слова Л.В.Крутиковой из книги воспоминаний о муже:”Сколько незаслуженных обид и унижений, запретов претерпел Абрамов, будучи уже известным писателем.Я не говорю,что почти каждое его произведение печаталось с трудом, с перестраховочными купюрами, а потом ещё подвергалось проработочной критике”.
Что же тогда можно говорить о посмертной судьбе писателя, который отдал своё сердце и душу всей России, а не только северному краю, и нёс в своей судьбе, как и А.Твардовский, А.Яшин,Н.Рубцов, все драмы и трагедии эпохи, её взлёты и изломы, достижения и ошибки, которые сказывались на судьбе миллионов.

Литературный критик, писатель Юрий Селезнёв (1939 – 1984 г)

В ходе проведения встречи в Рубцовском центре мы вспомнили о том, что именно 15 ноября исполнилось 80 лет со дня рождения писателя и критика Юрия Селезнёва. Именно Юрий Селезнев в статье “Подвижники русской культуры” написал  в 80-е годы прошлого столетия о том, что “слово- важнейшая составная материя памяти, что именно через слово осуществляется преемственность сознания, духовного опыта,уходящего в прошлое”. Он с болью указывал в этой статье,что наша речь неумеренно засоряется заимствованными словами, но при этом горько сознавать,что   в некоторых словарях не нашлось места  для слов: Родина,Россия,Русь, русский, Москва, что слова получают неправильное толкование, например,в “Словаре современного русского литературного языка” слово “Русь” трактуется как наименование восточно- славянской народности, которой  “летописи  придают имя варягов…коим обозначены..обитатели Скандинавии, т.е по- русски –это значит -по-скандинавски”.
Юрий Селезнёв, замечательный критик, автор книги из серии ЖЗЛ о Достоевском, многих статей о творчестве Николая Рубцова,поэзию которого он очень высоко ценил, советовал почаще нам открывать словарь В. Даля, труд Афанасьева “Поэтические воззрения славян на природу”, относиться к ним” как к хранилищу, бесценному сокровищу ,сохраняющим историю нашей седой древности, историю, написанную поэтом-народом”.Он писал :”Пора же наконец понять, и не только на словах,что дело сохранения чистоты и дееспособности созидающих сил культуры столь же ответственны, как и проблема сохранения жизненной среды “… Как созвучны эти слова  мыслям  нашего президента о том,что” сбережение русского языка, литературы -это вопросы национальной безопасности” и что Россия черпает свои силы “в  возвращении к своим духовным   и историческим ценностям, основами которых всегда были эталонный русский язык и русская классическая литература”.
Немало сейчас возникает вопросов, каким путём в области культуры и просвещения следовать  России на современном этапе?
Несомненно, что  литература должна изменять общество, влиять на его вкусы, обращать внимание на языковую среду И решать эти вопросы мы должны все вместе. И как не впомнить слова поэта из  нашего Рубцовского центра –Статья Николая Ерёмина :

И снова Слово плотью станет –
За то Спасителю хвала,
Когда глаголы покаянья
Очистят плотские дела.

Дойдут ли до нашего сердца эти замечательные строки? Есть над чем подумать … А Николаю большое спасибо за их мудрость и глубину.