«…Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете…»

На очередном семинаре студии «Метафора», созданной в 2012 году под руководством Бориса Орлова, председателя  Санкт-Петербургского отделения СП России, 21 октября 2019 года в Доме писателя прошло обсуждение творчества выдающегося русского поэта 20 века, переводчика с восточных языков – Арсения Александровича Тарковского (25.06.1907-27.05.1989).  В семинаре принимали участие петербургские поэты: Борис Орлов, Ольга Мальцева, Татьяна Никольская, Ирина Катченкова, Татьяна Титова, Геннадий Тарбеев, Ольга Державина, Ирина Жаркова, Владимир Митюк, Людмила Румянцева.

Борис Орлов, вспоминая период учёбы в Литературном институте им. Горького, где ему доводилось встречаться с Тарковским, отметил его главные черты и дал основную оценку литературного творчества поэта: «Арсений Тарковский, дворянин по происхождению, интеллигент по духу, сторонник классического стиля русской поэзии, не служил политической системе, не писал хвалебных стихов Сталину и потому, как утверждает его дочь (писатель-библиограф Марина Тарковская) – получил признание только в 55 лет.

Стихи Тарковского следуют традициям поэзии серебряного века, наполнены духовной философией, библейской и античной мудростью, отражают большой интеллектуальный запас, привлекают оригинальными зримыми образами. Арсений Александрович всегда держался скромно, но с интеллигентным достоинством, отличался внешней красотой до самой старости. Популярность поэта преумножил сын, Андрей Тарковский, известный советский режиссёр, получивший мировую известность».

Участники семинара читали стихи Тарковского по кругу и пересказывали биографию поэта.
Арсений Тарковский родился 12  июня 1907г. в Елисаветграде Херсонской губернии (ныне город Кропивницкий, Украина) в творческой семье.  Отец, Александр Карлович (1862-1924), по отцовской линии – польский дворянин, работал служащим Елисаветградского общественного банка. В 1880-х гг. за участие в организации народнического кружка три года провёл в тюрьмах Воронежа, Одессы и Москвы и на пять лет был выслан в Восточную Сибирь. В ссылке начал заниматься журналистикой, по возвращении в Елисаветград писал для одесских и елисаветградских газет. После смерти первой жены,  отец женился на Марии Даниловне Рачковской – румынке родом из г. Ясс. От этого брака родились двое сыновей: Валерий, погибший в бою против атамана Григорьева в мае 1919 года, и младший сын – Арсений Тарковский. Мать была учительницей, отец будущего поэта – воспитанник драматурга и актёра Ивана Карповича Тобилевича, одного из основателей украинского национального театра. Семья увлекалась литературой и театром, писали стихи и пьесы. Александр Карлович сам писал стихи и рассказы, переводил для себя Данте,  Леопарди и Виктора Гюго, был лично знаком с Лениным и Пилсудским. Ещё мальчиком Арсений вместе с отцом и братом посещал поэтические вечера знаменитых поэтов  – Игоря Северянина, Константина Бальмонта, Фёдора Сологуба.

В 1923 году Арсений переехал в Москву к сестре отца. В 1925 году поступил учиться на Высшие литературные курсы, возникшие после смерти Валерия Брюсова, на месте созданного им Литературного института. При поступлении Тарковский познакомился с теоретиком стиха, Георгием Аркадьевичем Шенгели, который стал его учителем и старшим другом. Вместе с Тарковским на курсе учились Мария Петровых, Юлия Нейман, Даниил Андреев.

Первой юношеской любовью поэта считают Марию Густавовну Фальц – именно ей посвящено стихотворение «Первое свидание». Вдова офицера, она жила в Елисаветграде, была значительно старше Тарковского, и, может быть поэтому, серьезные отношения у них не сложились.  Мария Густавовна стала музой для Арсения, ей он писал стихи на протяжении всей жизни, хотя был трижды женат.

Первые свидания

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.
Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: «Будь благословенна!» —
Я говорил и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.
А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И — боже правый! — ты была моя.
…………………………………………………………

В 1925 году на подготовительный курс поступила Мария Вишнякова, ставшая в феврале 1928 года женой Арсения Тарковского. В том же году из-за скандального происшествия (самоубийства одной из слушательниц) Высшие лит. курсы были закрыты. Слушатели, не успевшие окончить курсы, были допущены к экзаменам при МГУ, что говорит о высоком уровне образования.

Первые публикации Тарковского (четверостишие «Свеча» (сборник «Две зари», 1927 год) и стихотворение «Хлеб» (журнал «Прожектор», № 37, 1928 год) состоялись во время обучения на Высших лит. курсах.
В 1924-1929 Тарковский был сотрудником газеты «Гудок», автором судебных очерков, стихотворных фельетонов и басен (один из его псевдонимов – Тарас Подкова). В 1931 году Тарковский работал на Всесоюзном радио, писал пьесы для радиопостановок. В 1933 году Георгий Шенгели, сотрудник Отдела литературы народов СССР Государственного литературного издательства, привлекает поэтов к переводческому делу, среди них  Вера Звягинцева, Мария Петровых, Марк Тарловский, Аркадий Штейнберг, Арсений Тарковский и другие. Работа над переводами национальных поэтов была связана с творческими командировками (Киргизия, Крым, Кавказ). Вместе с близким другом Аркадием Акимовичем Штейнбергом Тарковский работал над переводами поэм и стихов сербского поэта-эмигранта Радуле Марковича, писавшего под псевдонимом Стийенский.

В 1936 году Тарковский познакомился с Антониной Александровной Бохоновой, женой критика и литературоведа Владимира Тренина, соратника Маяковского и Давида Бурлюка. Летом 1937 года Арсений окончательно оставил семью – к тому времени он был отцом двоих детей, Андрея (1932-1986) и Марины (1934), и соединил свою жизнь с Бохоновой. Летом 1939 года Тарковский с Антониной Александровной Бохоновой и её дочерью Еленой Трениной по заданию Союза писателей СССР ездил в Чечено-Ингушскую АССР для работы над переводами местных поэтов. Они жили в Грозном и в посёлке Ведено. В 1940 г. Арсений Александрович развёлся со своей первой женой и оформил брак с А. А. Бохоновой.

27 февраля 1940 года на заседании Президиума Союза советских писателей, поэт и переводчик Марк Тарловский рекомендовал Арсения Тарковского в Союз писателей, обратив внимание собрания на него как на мастера перевода, перечислив  переводы киргизской поэзии, грузинских народных песен, трагедии Корнеля «Цинна», туркменского поэта Кемине. Тарковский был принят в союз писателей СССР.

Осенью 1940 года он познакомился с Мариной Цветаевой, позже посмертно посвятил ей ряд стихов.

Начало войны застало Тарковского в Москве. В августе он проводил в эвакуацию в Ивановскую область свою первую жену и детей. Вторая жена и её дочь уехали в г. Чистополь Татарской АССР, куда эвакуировали членов Союза писателей и членов их семей. Оставшись в Москве, Тарковский прошёл вместе с московскими писателями военное обучение, но по заключению медкомиссии, мобилизации в действующую армию он не подлежал. 16 октября 1941 года, в день эвакуации Москвы, Арсений Александрович вместе с престарелой матерью покинул столицу, отправляясь в Казань, чтобы оттуда добраться до Чистополя.

В конце октября и ноябре 1941 года в Чистополе, где Тарковский жил тогда вместе с семьёй, он создал цикл «Чистопольская тетрадь», состоявший из семи стихотворений. За два месяца пребывания в Чистополе Тарковский написал в Президиум Союза писателей около одиннадцати писем-заявлений с просьбой направить на фронт. В декабре 1941 года  наконец-то получил вызов в Москву и Приказом Народного Комиссариата Обороны был «зачислен на должность писателя армейской газеты» и с 3 января 1942 по декабрь 1943 года работал военным корреспондентом газеты 16-й армии «Боевая тревога». Его напарник Леонид Гончаров погиб при исполнении редакционного задания. Тарковскому довелось участвовать в боевых действиях.  7 апреля 1943 он был награждён орденом Красной Звезды.

* * *
Русь моя, Россия, дом, земля и матерь!
Ты для новобрачного — свадебная скатерть,
Для младенца — колыбель, для юного — хмель,
Для скитальца — посох, пристань и постель,
Для пахаря — поле, для рыбаря — море,
Для друга — надежда, для недруга — горе,
Для кормщика — парус, для воина — меч,
Для книжника — книга, для пророка — речь,
Для молотобойца — молот и сила,
Для живых — отцовский кров, для мертвых — могила.
Для сердца сыновьего — негасимый свет.
Нет тебя прекрасней и желанней нет.
Разве даром уголь твоего глагола
Рдяным жаром вспыхнул под пятой монгола?
Разве горький Игорь, смертью смерть поправ,
Твой не красил кровью бебряный рукав?
Разве киноварный плащ с плеча Рублева
На ветру широком не полощет снова?
Как душе дыханье, руке — рукоять.
Хоть бы в пропасть кинуться — тебя отстоять.

Как корреспонденту фронтовой газеты, ему приходилось работать в разных жанрах. На страницах «Боевой тревоги» печатались стихи Тарковского, воспевавшие подвиги солдат и офицеров, частушки, басни, высмеивавшие гитлеровцев. В те годы Тарковскому пригодился его опыт работы в газете «Гудок». Солдаты выреза́ли его стихи из газет и носили в нагрудном кармане вместе с документами и фотографиями близких, что можно назвать самой большой наградой для поэта. По приказу командующего фронтом, генерала Баграмяна, Тарковский написал песню «Гвардейская застольная» («Наш тост»: «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина…»), которая пользовалась большой популярностью в армии. Несмотря на трудные условия военного быта и на повседневную работу для газеты, Тарковский продолжал писать стихи для себя и для будущего читателя, были созданы такие лирические шедевры, как «Белый день», «На полоски несжатого хлеба…», «Ночной дождь» и другие.

«Ночной дождь»

То были капли дождевые,
Летящие из света в тень.
По воле случая впервые
Мы встретились в ненастный день.

И только радуги в тумане
Вокруг неярких фонарей
Поведали тебе заране
О близости любви моей,

О том, что лето миновало,
Что жизнь тревожна и светла,
И как ты ни жила, но мало,
Так мало на земле жила.

Как слёзы, капли дождевые
Светились на лице твоём,
А я ещё не знал, какие
Безумства мы переживём.

Я голос твой далёкий слышу,
Друг другу нам нельзя помочь,
И дождь всю ночь стучит о крышу,
Как он тогда стучал всю ночь.

13 декабря 1943 года в Витебской области Тарковский был ранен разрывной пулей в ногу. У него развилась самая тяжёлая форма, газовая гангрена. Его вторая жена, Антонина Александровна, с помощью друзей получила пропуск на прифронтовую полосу и привезла раненого Арсения в Москву, где профессор Вишневский произвёл ему шестую ампутацию. В 1944 году Тарковский вышел из госпиталя. В то время, когда Тарковский находился в госпитале, умерла его мать, так и не узнав о несчастье, постигшем сына. Для Тарковского наступила новая жизнь, к которой он с трудом приспосабливался. За ним самоотверженно ухаживала его вторая жена, навещали друзья, его первая жена Мария Ивановна и дети.

1946 году в доме Г. А. Шенгели Тарковский познакомился с Анной Андреевной Ахматовой. До момента знакомства они уже были связаны общей судьбой: постановление КПСС, направленное против Ахматовой и Зощенко, жестоко ударило и по Тарковскому, лишив и его возможности печататься. Дружба поэтов продлилась до кончины Ахматовой. Памяти Анны Ахматовой поэт посвятил цикл стихотворений.

В его душе всегда жила любовь, а в стихах часто звучит дождь, как звук времени… Тарковский тяжело переживал расставание со второй женой, Бохоновой, которая спасла ему жизнь, приехав за ним во фронтовой госпиталь, и которую он решился оставить. Работая над переводами туркменских поэтов (Махтумкули и др.), в Ашхабаде он жил с Т. А. Озерской. В конце 1950 года Тарковский расторг брак с А. А. Бохоновой и
26 января 1951 года официально женился на Т. А. Озерской, которая несколько лет сопровождала поэта в командировках в качестве секретаря. 22 марта 1951 г. после тяжёлой болезни скончалась А. А. Бохонова, его вторая жена. Тарковский тяжело переживал и на её смерть отозвался стихами («Жизнь меня к похоронам…»).

Для Тарковского начались долгие годы «молчания». Чтобы существовать, приходилось заниматься поэтическими переводами, что для зрелого поэта с ярко выраженной творческой индивидуальностью было тяжким бременем. Однако в эти годы шла кропотливая работа над переводами классика туркменской литературы Махтумкули и каракалпакской эпической поэмы Кырк кыз («Сорок девушек»), которые стали доступны для русскоязычного читателя благодаря трудам Тарковского. Только в 1962 году, когда Арсению Александровичу было уже 55 лет, вышла его первая поэтическая книга «Перед снегом». Книга получила одобрительные отзывы М. Алигер и Е. Златовой. В конце августа того же года сын поэта, кинорежиссёр Андрей Тарковский получил Гран-при Венецианского международного кинофестиваля. Таким образом, отец и сын дебютировали в одном году.

В 1966 году вышла книга «Земле – земное», в 1969 г. книга «Вестник». Тарковского стали приглашать с выступлениями на популярные вечера поэзии. В 1966-1967 годах он вёл поэтическую студию при Московском отделении Союза писателей. У него появилась возможность посетить в составе писательской делегации Францию и Англию (1966 и 1967 гг.). В начале 1980-х гг. вышли три книги Тарковского: в 1980 г. «Зимний день» (изд. «Советский писатель»), в 1982 г. «Избранное» (изд. «Художественная литература»), в 1983 г. «Стихи разных лет» (изд. «Современник»). Самая значительная из этих изданий книга «Избранное» (Стихотворения, поэмы, переводы) – это наиболее полная книга о творчестве поэта из числа вышедших при его жизни, где ярко отразилась тонкая лирика поэта:

6 марта 1982 года сын Андрей Арсеньевич Тарковский уехал в Италию для работы над фильмом «Ностальгия». 10 июля 1984 года на пресс-конференции в Милане Андрей заявил о своем невозвращении в Советский Союз. Тарковский принял решение сына, уважая его гражданскую позицию. Однако в письме выразил своё убеждение, что русский художник должен жить и работать на родине и вместе со своим народом переносить все тяготы, выпавшие на его долю. Арсений Александрович тяжело переживал разлуку с сыном. Неожиданная смерть Андрея 29 декабря 1986 года явилась для отца страшным ударом. Болезнь Арсения Александровича стала стремительно прогрессировать. Усилиями Секретариата Союза кинематографистов СССР имя Андрея Тарковского стало возвращаться на родину, что сняло опалу и с отца.

В связи с восьмидесятилетием Арсений Александрович был награждён в 1987 году орденом Трудового Красного Знамени. В том же году вышли сборники Тарковского, «От юности до старости» (изд. «Советский писатель») и «Быть самим собой» (изд. «Советская Россия»), в подготовке к изданию которых он сам уже не участвовал из-за тяжёлого физического состояния. Последние годы жизни Арсений Тарковский провёл в Доме ветеранов кино. К ноябрю 1988 года его состояние настолько ухудшилось, что он был направлен на лечение в Центральную клиническую больницу.

В начале ноября 1988 года Тарковский был награждён орденом Отечественной войны I степени. Вышедшая в апреле 1989 года книга «Звёзды над Арагацем» (Ереван, изд. «Советакан Грох») была последним прижизненным изданием поэта. Арсений Тарковский скончался в больнице 27 мая 1989 года, похоронен в Переделкино.

При жизни Тарковский был награждён Государственной премией Каракалпакской АССР (1967);
Государственной премией Туркменской ССР (1971);
Государственная премия СССР за книгу «От юности до старости» присуждена посмертно (1989);

В 1993 году по инициативе петербургского издателя Вадима Назарова был выпущен сборник «Благословенный свет» с предисловием Юрия Кублановского, с хроникой жизни и творчества поэта
(составителем выступила дочь, Марина Арсеньевна Тарковская). Притягательные, до конца неразгаданные стихи и песни Тарковского из кинофильмов продолжают жить и звучать на экранах и на российских сценах в исполнении звёздных артистов, обретая новых поклонников и рок-исполнителей.

***
Вот и лето прошло,
Словно и не бывало.
На пригреве тепло.
Только этого мало.
Всё, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,
Прямо в руки легло.
Только этого мало.
Понапрасну ни зло,
Ни добро не пропало,
Всё горело светло.
Только этого мало.
Жизнь брала под крыло,
Берегла и спасала.
Мне и вправду везло.
Только этого мало.
Листьев не обожгло,
Веток не обломало…
День промыт, как стекло.
Только этого мало.

Библиография состоит из 12 сборников стихов и трехтомного собрания сочинений А.А. Тарковского.
В условиях жесткой эстетической диктатуры он сумел донести до читателя традиции Серебряного века, придав им индивидуальный современный оттенок.

Использованы материалы Wikipedia

Ольга Александровна Мальцева - поэт, публицист, член Союза писателей России, автор десятка книг, в том числе стихов для детей и прозы об отце-фронтовике.