Контрацепция от русской культуры

Я с превеликим трудом осмыслил творение анонимной рабочей группы, которое носит амбициозное название «Концепция проекта федерального закона „О культуре”», и с не меньшим трудом задумался над тем, с чего начать отзыв на проект, который был представлен на обсуждение российской общественности.
Начну, пожалуй, с одного из анекдотов о незабвенном поручике Ржевском, который в кругу сослуживцев любил говаривать: «А кстати, о птичках, о луне и пр.»
«А кстати, о культуре, — начал своё очередное повествование герой и забияка. — Как-то однажды по долгу службы мне пришлось пользовать мадемуазель Мими на фортепиано. Смею заметить: необычайно скользкий инструмент».

Вот так и творцы Концепции, глубоко не задумываясь, походя и «кстати», решили напомнить российскому люду, что, оказывается, в природе существует такое понятие, как «культура», которая (цитирую) «транслирует (!!!) особый цивилизационный код (?!) нации». Острослов Ржевский может отдыхать.

Лингвистическая и юридическая импотенция в названии федерального закона бьёт не в бровь, а в глаз, и явно противоречит статье 18 Конституции РФ, в которой говорится, что «права и свободы гражданина… определяют смысл, содержание и применение законов».

Примитив, заложенный в название будущего законодательного акта, с порога отсекает саму его суть: государственную поддержку отечественной культуры, и тем самым закрепляет прежний «остаточный принцип» ее финансирования.

Цитирую выдержку из проекта Концепции:
«До настоящего времени в системе законодательства Российской Федерации нет законодательного акта, который бы создавал необходимые правовые механизмы для движения в соответствии с заданным (кем? — Б. К.) вектором общественного развития».

Всё, приехали… Шокирующее и запоздалое признание трудяг-законотворцев. А где же, позвольте спросить, все эти годы пребывал министр нашей культуры г-н Мединский, которому согласно п. 5.1 Положения о Министерстве культуры РФ от 20.07.2011 № 590 даны полномочия «вносить в Правительство Российской Федерации проекты Федеральных законов, нормативных правовых актов Президента РФ и Правительства РФ»? Где эти документы?

Подобный же вопрос можно задать и «народным избранникам», заседающим долгие годы в Комитете Государственной Думы по культуре: коммунисту В. В. Бортко, справедливороссу Е. Г. Драпеко, единороссу А. М. Шолохову и др.

В моём распоряжении два письма. Первое — из Минкультуры России от 24 мая 2018 года за подписью директора нормативно-правового департамента Н. В. Ромашовой. В нём содержится примечательная фраза: «Для участия в заседании… рабочей группы по состоянию на 24.05.2018 представители Минкультуры России приглашены не были». Второе — из Комиссии по культуре Государственной Думы РФ от 22.05.2018 за подписью заместителя Председателя комитета А. М. Шолохова.

Цитирую: «Ваша активная гражданская позиция и неравнодушие вызывает уважение… Ваше обращение направлено советнику Президента Российской Федерации В. И. Толстому».

Но молчит Владимир Ильич и по сей день, словно воды в рот набрал. Невдомек советнику Президента, который никакими организационными и творческими достижениями на ниве культуры не отличился, что прежде, чем приступить к созданию Закона, необходимо привести в соответствие положения и нормы Конституции РФ, Гражданского, Бюджетного и Налогового кодекса. Об этом же мне написал заместитель Председателя комитета по государственному строительству и законодательству Р. М. Марданшин: «Ваше обращение содержит информацию о возможности совершенствования законодательства. Указанная информация принята к сведению и будет использована в случае внесения таких законопроектов субъектами права законодательных инициатив» (письмо от 12.04.2019 № 31-26/557). Рабочая группа таким субъектом не является, её состав Указом Президента РФ не утверждался и потому вся её работа не что иное, как законодательный «пшик». Понадобится еще не один месяц, если не год, чтобы в недрах Минкульта родился документ, который по значимости равен военной доктрине России.

Однако продолжим занимательное чтение так называемой Концепции.

По необъяснимой причине из этого «фундаментального труда» напрочь исчезло такие понятия, как «Русский мир» — культурно-историческое, а не строго национальное явление (В. В. Путин, выступление на VI Всемирном конгрессе соотечественников, 2018 г.), и «Великая русская культура» — объединительное начало всех российских национальных культур.

Неоднократные ссылки авторов Концепции на положения «Основ государственной культурной политики» выглядят сущей издевкой над здравым смыслом, ибо суть этого документа — обеспечение национальной безопасности и противодействие агрессивной подмене извне духовно-нравственных ценностей, которые накопила Россия за многие века существования.
Перечисление всех перлов творцов обнародованного опуса под названием «Концепция» займёт немало страниц, однако вот наиболее яркие:

— «Новый закон „О культуре”… должен способствовать созданию в обществе насыщенной культурной, интеллектуальной, духовной среды».
— «Закон… выводит культуру за рамки правового регулирования…» Так оно и сейчас отсутствует.
— «Законопроект должен содержать максимально возможное количество норм прямого действия» (так!).
— «…органы государственной власти и местного самоуправления… субъектами культурной деятельности не являются». Открытие!
— «С 2003 года в нашей стране проводится административная и бюджетная реформы». Состоявшаяся в 2019 году передача Федерального агентства по туризму из ведения Минкультуры России в ведение Минэкономразвития — полный абзац, констатация беспомощности руководства Минкульта и крах реформ в одной из самых прибыльных отраслей культуры.

Ясно как Божий день, что авторы Концепции слабо представляют процессы, происходящие в культурной среде, которую сотрясают многочисленные скандалы, казнокрадство и потакание псевдоноваторству и псевдоновизне. Отсутствует в концепции и положения о подлинных творцах Прекрасного, о поддержке талантливой молодежи и заботе о людях, которые завершили свой творческий путь.
Исходя из вышеизложенного, название закона должно звучать так (и только так!): Федеральный закон «О государственной поддержке культуры Российской Федерации». Иначе будет, как в предыдущем проекте, где «кинотеатр — место для просмотра кинофильмов», а «культурные блага — условия и услуги… для удовлетворения гражданами своих культурных потребностей».

За моими плечами более четверти века армейской службы, участие в боевых действиях, в ликвидации последствий Чернобыля на территории Белоруссии, и потому я знаю цену жизни, цену солдатского и офицерского труда. Заслуженный работник культуры России, награжденный медалью ордена «За заслуги перед Отечеством», православный христианин, я уверен, что создание Федерального закона о государственной поддержке отечественной культуры — настоятельное веление времени и сродни историческому сталинскому приказу № 227 (1942) «Ни шагу назад!». К величайшему сожалению, содержание Концепции утонуло в словоблудии, повторах и расплывчатой формулировке целей будущего закона, который смело можно назвать «Ни шагу вперед». И вот почему:

— В Концепции не перечислены названия глав Закона, то есть отсутствует конструкция — наиболее важный элемент любого законодательного акта.
— В Концепции не нашлось места для государственной программы «Культура России», порядка ее формирования и финансирования.
— В Концепции фигурирует понятие «государственно-общественная организация», хотя такая форма деятельности Гражданским кодексом РФ не предусмотрена.
— В Концепции не определены ни задачи Совета при Президенте РФ по культуре, ни порядок его формирования.
— Концепция не дает обстоятельного ответа на роль в общественной жизни страны профессиональных творческих союзов, в названии которых присутствует слово «Россия».
— Концепция не предполагает создания российского общенационального Фонда социальной и экономической поддержки культуры и ее служителей.
— Из текста Концепции выпал такой вид культурной деятельности, как народное прикладное творчество.
— В Концепции не упоминается взаимосвязь Министерства культуры и Министерства образования в области согласованных программ обучения.
— Концепция напрочь отвергает роль государства в информационном обеспечении государственной политики и пропаганде подлинных достижений российской культуры.

Подводя итог, можно утвердительно сказать, что пресловутый квартет из басни Крылова в составе рабочей группы — просто беспомощный орган, которому не по силам создать Федеральный закон «О государственной поддержке культуры Российской Федерации». А предлагаемое его название «О культуре» по-прежнему будет источником для народных хохм.

На больной вопрос «что же делать?» всем здравомыслящим людям советую активно выступить в поддержку названия Закона, которое я предлагаю. И — ни шагу назад!

Ветеран Вооруженных сил СССР, член Союза писателей России,
заслуженный работник культуры РФ
Костин Борис Акимович