Костёр стихов. О книге Леонида Шелудько «Путь»

Почему Россия после позорной катастрофы и унижения девяностых годов снова становится великой? Таким вопросом задаются многие. Тут дело, конечно, не только в умелом президенте, но и в людях, которые, помня нашу историю, местами страшную и трагическую, но, одновременно, героическую и созидательную, любят свою страну, верят в неё и гордятся её победами. Я не ошибусь, если скажу, что одним из таких людей является поэт Леонид Николаевич Шелудько. После прочтения книги его стихов «Путь» чувствуешь себя увереннее, как после разговора с единомышленником, близким по мироощущению человеком и думаешь: как хорошо, что такие люди, такие поэты у нас есть, что ты не одинок.

На обложке небольшой, изданной в Томске в 2016-м году, книжки помещена фотография немолодого мужчины с седыми усами. Можно догадаться, что путь, пройденный автором по жизни, протяжённый и непростой, а книга, возможно, является итогом определённого творческого периода. То обстоятельство, что он приехал из Томска, интригует. Ведь петербуржцам интересен взгляд на нашу действительность из Сибири. Книга состоит из шести разделов и содержит 99 стихотворений.

В Интернете можно найти высказывание самого Леонида Николаевича о своём творчестве: «Из трёх великих поэтических тем более других держит меня тема России». Действительно, тема Родины, тревога за её судьбу в переломные моменты истории, проходит сквозь все разделы книги. Также во многих стихотворениях звучат размышления о судьбах друзей-поэтов и творчестве самого автора. Есть в книге, конечно, строчки о жизни и смерти, о любви к близким людям, впечатления от поездок и пейзажно-погодные зарисовки.

Стихотворения Леонида Николаевича интересны метафоричностью, неожиданностью образов, стремлением к афористичности. В них есть мудрость и заметно следование традициям русской классической поэзии. Они подкупают своей искренностью и теплотой человеческих чувств.

Уже в первой части книги, как в некоем прологе, появляются и начинают звучать все, выше перечисленные темы. Можно отметить здесь интересные стихотворения: «Март», «Футбольная драма», «Двое».

Вторая часть «Перелом» почти полностью посвящена роковым переменам в Российском государстве на границе веков, разрушению всего устоявшегося уклада нашей жизни. Шелудько удалось в стихах передать ощущение почти физического страдания от неблагополучия в стране, которое в то время чувствовали почти все. Он пишет: «На переломе двух веков <…> Россия дыбилась от боли». А в другом месте: «Я унижен бессильем великой страны/ одолеть свои хамство и грязь». Эту боль, это унижение автор со своим Лирическим Героем остро чувствует и передаёт в стихах. Это близко и понятно читателю, в особенности, «обманутому поколению», тем, кто родился в СССР, кого учили не толерантности, а дружбе народов, не бездумному потреблению, а творчеству, не конкуренции, а взаимопомощи, не сексу, а любви. (Такие морально-нравственные убеждения кажутся сейчас наивными до банальности, но они, тем не менее, являются залогом духовной гармонии личности.) Этим людям посвящено, например, пронзительное стихотворение «Интернационал». То время представляется автору, как тяжёлый сон или болезнь. Как жить, когда «небо сожгла чернота»?

Интересно изображён период упадка и разрухи с одновременным ограблением страны ловкими дельцами в стихотворении «Штиль», представляющем собой развёрнутую метафору. «Паруса моей родины/ виснут бельём на верёвке. <…> И кричит попугай корабельный: / – Пиастры! Пиастры! Пиастры!»

Как известно, история – это не что-то застывшее в толстых и умных книгах.

История происходит здесь и сейчас, это тот суп, в котором мы все варимся. И тревожная современная история прорывается у Шелудько в, казалось бы, мирных и благополучных стихах о летнем отдыхе таких, как «Курортный сезон» и «Стихи в ломаном ритме», не случайно помеченных датой 8 августа 2008 года. «В песок веков ушла эпоха / и вслед ей выстрелил Цхинвал».

Писать о любви к Родине, России без пафоса, фальши и штампов непросто, по заказу не получается. Стихотворения Шелудько на эту тему свободны и органичны. Это тот редкий случай, когда гражданская лирика звучит как любовная. Такие стихи хочется цитировать, учить наизусть, повторять как молитву:

Горчит Россия , как вина.
Я не ищу уже ответа,
за что дана ей доля эта,
за что Россия мне дана.

Я пью горчащее вино,
я этой горечи частица,
успев Россией причаститься,
хочу успеть ещё одно:

Летя навечно в забытьё,
в иные кущи или чащи,
зажать в губах
слегка горчащий
прощальный
поцелуй
её.

Роковой драматизм этого раздела тем не менее не беспросветен. Завершает его стихотворение «Ледоход», дающее надежду на лучшие времена.

Заголовок следующей части книги «Путь». В ней автор поместил стихотворения о поездках, свои дорожные впечатления. В них также продолжает звучать тема России. Например, в таком лирическом стихотворении, близком всякому, кто путешествовал по нашим железным дорогам, как «Третьи сутки дорожная проза». Оно довольно традиционное, но трогает своей искренностью.

Несколько стихотворений посвящено пребыванию автора во Франции. Но и за границей вдруг что-то неожиданно напомнит о Родине, например, имя «Наташа», произнесённое негром-продавцом в Париже. А в стихотворении «Здравствуй», посвящённом рождению внучки, радость и оптимизм перехлёстывает через край.

Заманчивость и романтика сибирской, не тронутой цивилизацией, «дикой природы», свежий запах тайги чудится в стихотворении «Ингода – Иртыш»:

Сохатый спустится к воде,
к реке таёжной Ингоде.
Напьётся. И уйдёт в хребты
над берегами Ингоды.

Раздел «Вина» посвящён памяти друзей-поэтов и просто друзей детства. Жили на земле поэты «вдыхали эпоху, выдыхали стихи». Они ушли, стихи разлетелись по свету, но память о них сохраняют близкие люди и страницы книг. Уход друзей навсегда трудно осознать, с ним невозможно смириться. Чувство утраты тяготит как чувство вины: «До смерти я буду виновен,/ что раньше уходят друзья».

Пятая часть книги – «Год Овцы». В ней рекомендуется в год Овцы не быть овцой или бараном, а также уважать государство Непал и брать с него пример стойкости. Но самое яркое стихотворение этой части – «Ваньки». Оно как бы является обнадёживающим итогом и ответом на мрачные стихи раздела «Перелом». В Россию и её народ нужно верить, потому что им свойственно возрождаться:

Кто хочет видеть нас в дерьме,
увидит. В танке.
Держите, милые, в уме:
Мы Ваньки-встаньки.

Завершающая часть книги «Слово «Я» посвящена, в основном, поэтическому творчеству. В этой части автор голосом своего Лирического Героя заявляет о себе громко и откровенно в стихотворении «Поэт»:

– Это – я.
Это я вам принёс свою душу.
Я стучусь,
нетерпенья уже не тая.
Если мир не признает меня,
я не струшу.
Я опять постучусь:
– Это – я.

Тут вспоминается, конечно, Маяковский. Не мне судить и сравнивать Леонида Николаевича и «агитатора, горлана, главаря» Владимира Владимировича. Время другое. Сейчас кругом так много информационного шума, что трудно бывает расслышать голос отдельного, даже первоклассного поэта. (Я, сочиняя рецензии, пытаюсь внести свои три копейки в дело пропаганды поэзии, но кто их читает?) Стихами нынче интересуются, как правило, те, кто их сам сочиняет. Тем не менее, стихи, поэзия необходимы: для самого автора, чтобы душа не заржавела, а для страны, чтобы язык народа не умирал. Вот ещё строчки из стихотворения «На миг»:

Мне хочется,
да и всегда хотелось,
рвануть стихи огнём такой строки,
чтоб озарился мир нездешним светом
и новый мир из ничего возник.
Чтоб я себя почувствовал Поэтом.

Может ли поэзия изменить мир? Вопрос остаётся открытым. Пока мы видим, что мир меняют при помощи больших и очень больших денег, и не в лучшую сторону.

Из любовной лирики Шелудько следует упомянуть стихотворение «Любовь». О любви в нём написано нежно и проникновенно: «Я все твои печали поцелую,/ я все твои обиды обниму».

Я уже упоминала об афористичности стихотворной речи Шелудько. Приведу лишь несколько цитат из книги, которые можно назвать афоризмами: «История – путь по ухабам и ямам», «Любовь меж ног не проживает», « Поэт в России равен сам себе, и лишь сама себе равна Россия», «Согласные для гласных неопасны», «Бог – это жизнь».

Ещё следует сказать несколько слов об образности в стихотворениях Леонида Николаевича, ведь, как известно, именно она делает произведение художественным, превращает стихи в поэзию, а ритм и рифма – только изящное обрамление, помогающее читателю восхититься искусством. Интересных, свежих метафор в книге много. Например, про графоманов написано, что они «пихают великое русское Слово поленом сырым да в холодную печь». А разгул вьюги представляется автору Мамаевым побоищем:

Или это в поле у реки
против полчищ нового Мамая,
встали насмерть русские полки,
и летят лихие степняки,
свежий снег копытами вздымая.

Стихотворение «Пешка» является развёрнутой метафорой героической, но короткой жизни рядового солдата-защитника. А стихотворение «Подражание Александру Блоку» с необычными образами приведу полностью:

Подводной лодкой всплыл рассвет
из тёмной глубины залива.
Видением забытых лет,
меж волн запутывая след,
прошла эскадра торопливо.

Она растаяла вдали,
отозвалась военной сводкой
и к берегам чужой земли,
топить чужие корабли,
ушёл закат подводной лодкой.

В заключение скажу: читайте хорошие стихи, получайте удовольствие от чуда поэзии, от красивой русской речи.

Написано Хромичевой Светланой