Форум молодых писателей в Калуге. Впечатления

Не так давно союз Писателей России в лице Б.А. Орлова пригласил меня принять участие в литературном форуме молодых писателей. Редко бываю на подобных мероприятиях, поэтому после некоторых колебаний все же согласился, тем более, когда мне сказали, что поездка имеет паломническую подоплеку. Сложно писать о событиях такого масштаба – путешествие заняло 3 дня и получилось действительно крайне насыщенным и плодотворным, так что даже имея перед глазами программу форума представляется непростым хотя бы тезисно охватить все события этих дней.

В действительности у меня осталось очень много впечатлений, останавливаться на каждом из которых нет никакой возможности, поэтому я упомяну только самые значимые и яркие.

Прежде всего, я узнал много нового об истории Калужских земель от замечательного писателя и историка, прекрасного оратора Д.М. Володихина, слушать повествования которого было настоящим наслаждением.

Далее запомнились выступления опытных и только начинающих писателей на встречах в рамках форума.

Первым литературным мероприятием стал семинар-встреча с представителями Калужского отделения СПР. На этом семинаре в числе прочего Д.М. Володихиным, а затем иеромонахом Макарием (Комогоровым) была представлена литературная премия от Издательского совета Русской Православной Церкви «Новая Библиотека». Отрадно, что Церковь протягивает руку молодежи и готова всячески поощрять новые таланты, укрепляя основы национальной культуры.

Отмечу вскользь, однако – как поэт, я был несколько разочарован тем фактом, что премия ориентирована прежде всего (и только) на прозаиков, поскольку минимальный размер произведения, номинируемого на премию должен составлять 400 000 знаков. Уже после семинара на мой вопрос, почему так обошли вниманием поэзию, о.Макарий ответил, что сейчас очень много авторов, желающих заявить о себе как о православных поэтах, и это создает известные трудности для работы жюри. Я вполне понимаю такое положение дел, и все же, на мой взгляд, тем важнее было бы иметь некий адекватный орган оценки и поддержки тех православных поэтов, кто далек в своем творчестве от графоманства и конъюнктуры литературного рынка. А такие, я уверен, есть, и ждут своего читателя. Надеюсь, такая инициатива вскоре появится, ведь о.Макарий не исключал этой возможности.

Нужно сказать, что я испытал настоящий катарсис, слушая выступления зрелых писателей и их более молодых коллег на тему «Писатель как живое звено в передаче исторических традиций народа». Д.М. Володихиным была нарисована концепция современного состояния литературы, в которой он подверг резкой критике индивидуализм и субъективизм как деструктивные явления, ведущие к отмежеванию писателя от живой национальной традиции. В.М. Дворцов – писатель, художник, мыслитель – дополнил и углубил эту мысль, высказавшись за необходимость обращения к духовным основам русского самосознания и даже упомянув традицию исихазма в качестве одного из аспектов духовной рефлексии, познания своей души. Тем не менее, его мысль о том, что писатель пишет для лучших представителей общества, сам являясь нравственным эталоном, прозвучала, на мой взгляд, достаточно резко и бескомпромиссно. В самом деле, проблема коммуникации между людьми различных духовных ориентаций довольно актуальна и носит универсальный характер, когда речь заходит о поиске читательской аудитории. Не будучи вызванным к микрофону (по счастливому стечению обстоятельств), я лишь слушал и размышлял надо всем сказанным участниками круглого стола. Сейчас, по прошествии времени, в ответ на горячую речь семинариста Ивана Орлова и его вопрошание о том, как православному автору найти нового молодого читателя и нужно ли его искать, мне приходит на ум, что В.М. Дворцов, при всей своей колоссальной интеллектуальной силе и убедительности все же был не совсем прав. В первую очередь эта его подспудная мысль об избранничестве в самой миссии писателя находит во мне протест – и вовсе не потому, что писатель по-моему не должен представлять собой образец высокой нравственной жизни. Это все так, – дело в другом. Мне думается, что писатель – это светильник, который освещает всех, кто потянется к нему. Таковы были писатели мирового уровня, такими мы видим великих писателей и сегодня. Нет, они не заигрывают с молодежью, не идут на поводу у модных литературных тенденций – инструментарий их миссионерского дара в другом. Они пишут об общем для всех людей, о своей боли и радости, прежде всего, которую наделяют обобщающими чертами и возводят на высоту художественности. Разве не эта общечеловеческая доступность, простота и одновременно мудрость отличала проповеди главного Проповедника – Иисуса? Я полагаю, что писатель прежде всего – гуманист в самом широком смысле этого слова, что он действует из побуждений общечеловеческого добра и всеобщей воли к этому добру, он человек мира, открытый всем ветрам. Он не избранник,  а простой смертный, наделенный даром говорить за всех – высказываться, а не учить, и уж затем он религиозен и глубоко духовен, но не наоборот. Та мысль, что писатель может быть услышан очень немногими, самыми лучшими, таит в себе, на мой взгляд, опасность замыкания в ложно понятой идее избранничества, отдаление от народных идеалов, уход в интеллектуализм и лжедуховность, как это случилось с некоторыми религиозными мыслителями конца 19 – начала 20 века. Широкая направленность творчества отнюдь не предполагает выхолащивания духовно-нравственного начала, она лишь означает его сокрытие, подспудную, суггестивную работу с читателем. Однако я допускаю, что понял В.М. Дворцова недостаточно полно  и отсюда может происходить бессмысленность моего полемического выпада.

Особым опытом стало для меня посещение Введенской Оптиной пустыни, духовного форпоста России и места паломничества для многих и многих людей. Будучи наслышан об этом удивительном месте и зная о некоторых значимых событиях, связанных с ним, я был заранее настроен на встречу и не разочаровался. Особенно покорил меня рассказ нашего экскурсовода отца Полиника – сама манера его повествования, неспешная и лишенная известного светского лоска, но при этом весьма конструктивная и содержательная. Все-таки в который раз убеждаюсь, что люди, покинувшие мир – монахи – приобретают нечто большее. Я видел не раз печать этого неземного спокойствия на лицах посвятивших себя служению единственно Вечному.

Курировавший наш форум иеромонах Макарий (Комогоров), помощник председателя Издательского совета РПЦ, запомнился как живой и открытый собеседник, хороший оратор, интересный экскурсовод. Во многом именно его дар слова и дружелюбие в неформальном общении создали ту непринужденную и теплую атмосферу, которая сопровождала участников форума на протяжении всего нашего пребывания на Калужской земле.

В поездке я познакомился с молодыми писателями из Москвы, Ульяновска, Брянска – надеюсь, эти контакты останутся и в будущем не зарастут травой, помогут каждому найти свою дорогу в литературе, дадут чувство локтя и творческой вовлеченности.

Запомнилась ночь накануне дня отъезда, проведенная в общении с новыми знакомыми. Пели хором песни – в основном народные и духовные стихи. Такие моменты, как мне кажется, очень сближают людей и запоминаются ярче всего прочего.

Я очень благодарен Б.А. Орлову за то, что он пригласил меня в эту поездку. Надеюсь и дальше участвовать в жизни союза!

Илья Козлов