Концепция закона «О культуре»: для народа или против народа

29 мая в Санкт-Петербурге в офисе Петровской академии наук и искусств (ПАНИ) прошел круглый стол, посвященный обсуждению концепции закона «О культуре». Мероприятие было организовано руководством ПАНИ.

В дискуссии приняли участие академики ПАНИ, деятели культуры, руководители СМИ. Состав участников был весьма авторитетен. Это – Алексей Васильевич Воронцов, президент ПАНИ, доктор философских наук, профессор; Александр Леонидович Казин, доктор философских наук, профессор, и.о. директора Российского института истории искусств (Санкт-Петербург), автор отзыва на доработанную концепцию закона «О культуре»; Валентин Евгеньевич Семёнов, доктор психологических наук, профессор, Заслуженный деятель науки России; Борис Александрович Орлов, председатель СПб отделения Союза писателей России; Андрей Витальевич Антонов, вице-президент ПАНИ, член Союза писателей России; Олга Александровна Григорьева, главный учёный секретарь ПАНИ, доктор педагогических наук, Анатолий Дмитриевич Степанов, председатель международной общественной организации «Русское Собрание», главный редактор «Русской народной линии»; Александр Федорович Полозов, Заслуженный художник России, профессор; Борис Михайлович Сергеев, председатель отделения изобразительных искусств ПАНИ, член Союза художников России; Никита Иванович Поздняков, зампредседателя Богословского отделения ПАНИ, кандидат технических наук, Александр Георгиевич Скоков, зампредседателя СПб отделения Союза писателей России; Сергей Юрьевич Порохов, председатель Литературного отделения ПАНИ, председатель Ленобластного отделения Союза писателей России и другие.

Со вступительным словом выступил А. В. Воронцов, выразивший крайнюю озабоченность содержанием предлагаемой Концепции, которая по его словам способствует развитию т. н. «элитарного» искусства, в ущерб искусству массовому, народному. Лишает государственные органы функций регулирования культурной деятельности, предоставляя свободу сомнительным дельцам от искусства.

Оценки выступающих были категоричны – от негативных до крайне негативных.   Сама Концепция закона противоречива в правовом плане. С одной стороны она констатирует «По отношению к культуре у государства есть обязанность: создавать  благоприятные для культурного развития политические, законодательные и экономические условия. Исходя из этого, закон устанавливает, что органы государственной власти и местного самоуправления, реализующие государственную культурную политику и осуществляющие государственную поддержку культуры, субъектами культурной деятельности не являются». Определяет круг лиц, на которых распространяется действие законопроекта, «Действие проекта федерального закона распространяется на широкую группу лиц (физических и юридических), непосредственно осуществляющих культурную деятельность».

Ещё из текста Концепции: «органы власти и управления не имеют права вмешиваться в творческую деятельность, либо в содержание профессиональной культурной деятельности ни в форме указаний, приказов и требований, ни в форме увязки объемов государственной поддержки с содержанием творческой либо профессиональной культурной деятельности, ни в форме принятия кадровых решений в связи с содержанием творческой либо профессиональной культурной деятельности».

А разве обязанность создавать благоприятные условия для культурного развития не является осуществлением культурной деятельности. Если у тебя есть обязанность по отношению к какому-либо процессу, ты его осуществляешь, то, естественно, ты являешься и участником, субъектом данного процесса.

В Концепции указывается «Закон устанавливает направления гарантированной государственной поддержки…», «Полноценное культурное развитие страны возможно только при всестороннем взаимодействии общества и государства». И, в тоже время, госорганы не субъект культурной деятельности, нонсенс.

В представленном тексте, Концепция ставит под сомнение существование такого органа государственной власти, как Министерство культуры и его подразделений в Субъектах Федерации. Ведь органы госвласти, по мнению составителей данного документа, выводятся за рамки культурной деятельности. А задача Министерства не только создание условий, но и участие в различных культурных проектах, регулирование культурной деятельности.

В тоже время в Концепции указывается, что «…культура отнесена Конституцией РФ к предметам совместного ведения РФ и Субъектов РФ». Данное положение закреплено в п.  «е» ч. 1 ст. 72 Конституции. Как же тогда органы госвласти РФ и Субъектов РФ не могут являться согласно новой Концепции субъектами культурной деятельности и не могут вмешиваться в содержание профессиональной культурной деятельности. Это противоречит Конституции страны.

Весьма сомнителен и следующий тезис «…государственный заказ на создание произведений искусства не может содержать ограничения, связанные с политическими взглядами авторов, интерпретацией ими исторических или современных событий». Но если политические взгляды авторов, реализованные в предлагаемых произведениях искусства, противоречат действующему законодательству, являются, к примеру, экстремистскими или нарушающими права верующих, почему они должны приниматься организаторами госзаказа к рассмотрению, на их реализацию должны выделяться денежные средства.

И что значит «интерпретацией ими исторических или современных событий». А если эти «интерпретации» противоречат исторической правде, они что, также могут получить поддержку государства. В перечисленных случаях государственные органы, которые призваны соблюдать и контролировать действующее законодательство становятся соучастниками нарушения этого самого действующего законодательства.

Концепция предлагает «В законе предполагается выделить в отдельной вид (подвид) культурной деятельности так называемое «современное» или «актуальное» искусство, к которому разделение на жанры в полном смысле не применимо». Возникает вопрос: что это за искусство, к которому не применимо разделение на жанры? Является ли это  искусством вообще? Ведь все мы знаем виды искусства. К примеру, кино, живопись, скульптура, литература. А тут «не мышонок, не лягушка, а неведомый зверюшка».

Одиозным можно назвать требование Концепции, гласящее «Содержание литературных и музыкальных произведений, театральных постановок, произведений визуального искусства, экспозиций и выставок в музеях  произведений киноискусства, демонстрируемых в киноклубах и синематеках, не подлежит квалификации как «публичные действия», предусмотренные частью 1 статьи 148 УК РФ». Ч. 1 ст. 148 УК РФ предусматривает ответственность за публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих.

Это за гранью дозволенного, тогда создаётся каста «неприкасаемых».  А ведь ч. 1 ст. 19 Конституции гласит, что все равны перед законом и судом. Это лишний раз говорит об антиконституционности предлагаемого законопроекта.

Данный законопроект призван узаконить безответственность далёких от народа лиц, глумящихся порой над нашей нравственностью, историей и называющих себя представителями искусства. Создать условия для безотчётного финансирования их разрушительной для народа и страны деятельности. Здесь явно усматривается, на мой взгляд, разрушительное влияние западных центров, которые направляют действия представителей пятой колонны, окопавшейся в коридорах российской власти. Вызывает удивление и неприятие, что подобные документы утверждаются Администрацией Президента РФ.

Участники круглого стола считают, что предлагаемый документ скорее направлен не на сбережение и приумножение культурного наследия страны, воспитание высокой нравственности, вкуса, образцов поведения, о чём говорил президент России В. В. Путин 24 марта 2017 года при вручении премий молодым деятелям культуры. А наоборот, направлен на разложение нравственности, проверенных веками традиций и дестабилизацию общества.  При этом создатели Концепции лицемерно, полагаю,  прикрываются благими намерениями.

Концепция фактически не уделяет внимания деятельности творческих союзов. А ведь от их активной и конструктивной работы в значительной мере зависит развитие конкретных видов искусства, создание произведений, способствующих духовному росту наших сограждан. Ничего не сказано о массовой, народной культуре, которая несёт в себе значимые воспитательные функции.

В Концепции также отсутствует чёткое разъяснение используемых в документе понятий и терминов. Указывается вид культурной деятельности «литературное творчество». Но в перечне профессий, определённых в РФ, отсутствует профессия литератор, писатель.

В современной России  вопреки жесткому давлению авангарда и поставангарда продолжают развиваться соответствующие нашим традиционным ценностям, нашим истокам  литература, кино, живопись, музыка, искусствоведческая и философская мысль. И это развитие необходимо поддерживать на законодательном уровне.

Государству и творческой интеллигенции необходимо осознать, что они вместе являются хранителями традиций, менталитета, которые позволяли выживать, как государствообразующему русскому народу, так и другим народам России. В этом залог нашего будущего, целостности и суверенитета страны. Подлинная русская культура и искусство всегда были и остаются альтернативой не только распаду страну, но и мировому распаду. Не случайно в сторону России в последнее время обращаются надежды многих народов Европы. Подлинная культура должна воспитывать, а не служить средством самовыражения неких лиц, которые, разлагая российское общество, хотят превратить себя в касту, неподконтрольную ни государству, ни обществу. Данная Концепция изначально порочна.

Государству следует стремиться поддерживать направления, которые содержат в себе восходящие, светлые духовные энергии. И ограждать народ от влияния тёмных (демонических) сил. Именно государство, его федеральные и региональные органы обязаны взять ответственность за поддержание и развитие культурной деятельности в пределах норм общественной нравственности и сложившихся традиций во благо граждан России.

член Правления ЛОО Союза писателей России, руководитель Славянского отделения Петровской академии наук и искусств, заместитель МОО «Российско-Белорусское братство». Жизненное кредо – в словах А. В. Суворова «Я – русский! Какой восторг» и И. В. Северянина (Лотарева) «Родиться русским слишком мало, // Им надо быть, им надо стать».