Людмила Воробьёва и Анатолий Козлов о книге Натальи Советной «Угадывай любящим сердцем»

Людмила Воробьева

Божественный свет любви и покаяния
Размышления над книгой Натальи Советной

Не говори, что нет спасенья,
Что ты в печалях изнемог:
Чем ночь темней, тем ярче звезды, Чем глубже скорбь, тем ближе Бог…
Аполлон Майков

Лучшая молитва – покаяние… Иеромонах Роман

С годами, приобретая жизненный опыт, чаще и чаще убеждаешься в очевидном – случайного нет. Ибо всё на земле имеет свою конечную цель, своё предназначение и свою миссию. Везде и во всем угадывается промысл Божий, заключающий в себе великую тайну о человеке. Задумываемся ли мы о том, как много Божественных даров даётся нам от рождения и как расточительно мы теряем эти редкие сокровища?! Почему же в полной мере мы не используем Дар, данный нам свыше, на что растрачиваем себя? Может, настало время, а оно действительно рано или поздно настает в судьбе каждого, когда надо отдавать долги?

Передо мной достаточно непростая книга публицистики известного прозаика, поэта, члена Союзов писателей России и Беларуси, Союзного государства, лауреата многочисленных международных, а также республиканских литературных премий и конкурсов, обладателя памятных и юбилейных орденов и медалей, общественного деятеля, кандидата психологических наук Натальи Викторовны Советной – «Угадывай любящим сердцем». Внимательно прочитав книгу, я убедилась в очередной раз – всё в жизни закономерно и предопределено. Книги, как и люди, приходят к человеку в нужный период, помогая сконцентрировать свой духовный потенциал и тем самым заставляя беспристрастно и критически взглянуть на себя и окружающий мир. «Есть книги для всех, и есть книги для каждого. Книги для всех учат нас, как надо за правду стоять. Книги для каждого освещают наше личное движение к истине» – находим очень точные мысли в повести Михаила Пришвина «Дорога к другу». И признаюсь, что не сразу и не так легко я подошла к написанию данной статьи, вдруг почувствовав собственное несоответствие тем идеалам, к которым устремляется автор. Сильно ощущалось, если оставаться до конца честным, несоответствие образа и содержания, когда чем «ярче свет» – тем «гуще тени». Припоминается, что у немецкого философа и теолога ХV века Николая Кузанского подобный момент объясняется невозможностью вместить в себя образ в силу несоответствия этому образу.

Однако, как говорится, надо благодарить Бога за ниспосланные Им испытания. И я благодарна автору книги, направившей меня на труд души, благодарна за её неравнодушное публицистическое слово, так досконально написанное, поражающее не только психологичной углублённостью, но и прежде всего словом–откровением, пронизывающим сердце, словом, взывающим к лучшему в человеке. Да, человек высок и в то же время может упасть в бездну, может неминуемо опуститься на дно. Не зря всемирно признанный писатель и пророк-философ Фёдор Михайлович Достоевский вымаливал его из этой бездны. И Наталья Советная, постигая силу и значение молитвенного слова, осуществляет искания праведной истины, ведь грязь и чистота присутствуют в каждом, когда важнейшая задача писателя – найти светлую сторону! Возможно, существуют вещи, которые в нашу искажённую прагматизмом эпоху существеннее литературы, но не стоит забывать, что буквально всё можно выразить литературой, благодаря проникновенной силе слова.

Занимаясь литературой, мы занимаемся человеком. А человек – это всегда надежда! И автор, безусловно, даёт эту надежду своей новой книгой, соединяя в ней, казалось бы, несоединимое. Но впечатление такое возникает лишь на первый взгляд и верно лишь отчасти. При всей относительности мы не можем отрицать взаимопроникновения прошлого, настоящего и будущего, к подобным категориям и обращается писательница, стремясь осмыслить себя и свою современность в широком потоке исторических событий. Отсюда – параллельное развитие нескольких сюжетных линий, подвязанных в единую цепочку на тонком духовном уровне.

Между тем, выстроив свой необходимый внутренний мир перед работой, настало время сказать, как устроена сама структура книги «Угадывай любящим сердцем». Она содержит пять многосоставных частей, имеющих общую текстовую склейку.

Первая рассказывает об удивительном путешествии в Иерусалим, на святую библейскую землю, ко Гробу Господню – о чуде Благодатного Огня – и включает трагическую историю последнего русского Царя, последние скорбные дни его, Святого Мученика, освещает предшествующие этому роковые события, вызвавшие не первую уже «великую смуту».

Вторая часть книги – жизнь и творческая судьба поэта-воина Игоря Григорьева, оказавшая влияние и на судьбу автора данной книги, отсылающего читателя к огненному очерку о далёкой, но не забытой войне 1941 года, прокатившейся по белорусской Городокщине, имеющий прямое отношение опять же к жизни поэта Игоря Григорьева.

Третья часть – день сегодняшний: Городокщина, наполненная созиданием, вдохновенным и творческим трудом.

И наконец, четвертая и пятые части – обширные, отражающие нравственную и остросоциальную тематику, связанную с проблемами патологических зависимостей и их излечением с помощью метода духовно ориентированной психотерапии. Очерк о батюшке Михаиле, неутомимом и преданном духовном подвижнике и богослове, посвятившем 65 лет жизни церковному служению, завершает книгу, в очередной раз напоминая нам о великом предназначении человека.

Все это – впечатляющая, выстраданная публицистика. Несмотря на тематическое разнообразие, каждый очерк по-своему интересен и самодостаточен.

Все пять частей книги «Угадывай любящим сердцем» объединяет покаяние, лишь оно способно исцелить человека и весь народ – вот ключевая идея произведения, создающая единый пространственный континуум. Путеводным смыслом человеческой истории и человеческой жизни у Натальи Советной предстаёт Евангелие. Пять частей, соприкасаясь и переплетаясь в своих смыслах, продолжают и дополняют друг друга, складываясь воедино, они представляют подлинную картину бытия. Надо сказать, что публицистический стиль автора отличает лаконизм изобразительных средств, он не лишен определенной поэтичности, философично насыщен. Неоспоримое достоинство книги – ее ясный и доступный язык. У Натальи Советной есть своя особая доверительная манера письма и свой почерк, когда простое и высокое рядом, когда обычное, повседневное слово пересекается со словом библейским, олицетворяющим незыблемость нравственных постулатов. Причем в книге чувствуется удачный психологический, философский и образовательный синтез. Литература и философия здесь составляют органическое целое, не исключено, ещё ожидающее своего отдельного исследования.

Вне всякого сомнения, Наталья Советная глубоко верующий человек. Поэтому все её творчество – это честное, искреннее, последовательное и самоотверженное стремление проложить путь к Истине, помочь не только сомневающимся, но и впавшим в отчаяние найти свою дорогу к Храму. В авторских текстах нет никакого морализаторства, нравоучительной навязчивости и дидактичности. Читая её, неотступно возникает желание, отбросив все иллюзии, честно заглянуть в себя. И ей самой бесконечно радостно и светло, когда удается спасти чью-то «заблудшую душу». Без христианской любви, терпения и сострадания – это было бы невозможно. Слаб и грешен человек, он может оступиться, но если в его душе остается хоть капля Любви, Добра, Совести, то он всё равно, в конце концов, приходит к пониманию, раскаянию и смирению, к миру внутри себя. Ибо сказал Господь: «Я есть путь и истина и жизнь» (Ин 14:6).

Чудо Благодатного Огня

Есть Храм для погибающих в пути.
И до него душе, больной и бедной, Успеть бы покаянье донести.
Валентина Поликанина

У каждого своя дорога к Храму, которую совсем нелегко найти. Именно эта вечная дорога символизирует обретение истинных идеалов. «Как тяжела дорога к Храму! / Порой она – длиною в жизнь», – напишет поэт Валентина Поликанина еще и такие мудрые строки. И первая часть новой книги Натальи Советной – «Свеча» – состоит из двух очерков: «Давай зажжем Иерусалимскую свечу» и «Тайна русского Царя», едва ли не самых сильных здесь по своему эмоциональному воздействию. Во многих её очерках и даже небольших заметках присутствует автобиографическая составная, которая особо ярко высвечивается в повествовании «Давай зажжем Иерусалимскую свечу», где также прочитываются многочисленные библейские аналогии, окрашенные притчево-молитвенными мотивами. Вместе с сыном в составе группы врачей-паломников Наталья Советная совершает необычное и знаковое путешествие в Иерусалим. Немаловажную роль в создании очерка сыграли как её личность и творческое мастерство проницательного публициста, так и богатый жизненный опыт.

«На этой земле две тысячи лет назад произошли события, перевернувшие жизнь всего человечества настолько, что изменился даже отсчёт времени! И мы считаем годы от Рождества Христова…» – торжественные чувства переполняют её, когда идёт речь о красоте древнего города Вифлеема. Сколько всего удивительного описывает автор: и «необыкновенно сияющая Вифлеемская звезда», возвестившая самое большое чудо: «рождение Пречистой Девой Марией – Сына Божия», и величие храма Рождества Христова, и пещера под алтарем, где появился на свет Иисус. Созвучные прозаическому тексту Натальи Советной, наполненному настоящей поэзией, как напоминание вечной сакральной истины, как неожиданная литературная параллель звучат и рождественские стихи русского поэта Валерия Хатюшина: «Для отверженья последних времен, / все отменяя земные утопии, / Бог в этот день Человеком рожден / в образе нашем и нашем подобии».

Стало ли человечество лучше с тех пор? Пройдя ветхозаветную жестокость (о чём свидетельствует другая пещера – убиенных младенцев, казнённых по приказу царя Ирода), оно так и не усвоило уроков новозаветной любви, бескорыстно подаренных людям Христом. Об этом же слово Святейшего Патриарха Кирилла, призывающего вернуться к христианскому человеколюбию. Ведь и Христос пришёл на землю в образе высочайшей жалости, милосердия и любви, пришел ради спасения душ человеческих праведным Словом. О свете Божественной любви, которую невозможно «объяснить физическими законами», и говорит автор. Все чудеса, «сотворенные Им, мы словно своими глазами увидели…». Наталья Советная обращает особое внимание на первое чудо – превращение воды в вино, поясняя, что «вином в то время, скорее всего, сок виноградный называли», который тогда считался продуктом питания. Она делает акцент на то, что «не пьют и в современном Израиле», когда «мы же, славяне, утопаем в алкогольном изобилии…».

Пред нами возникает и крутая гора Искушений, хорошо известная по библейским преданиям, где сорок дней дьявол пытался искусить Сына Божия, и гора Фавор, где произошло Преображение Господне. «Издали Фавор был похож на большой зелёный пасхальный кулич», – живописует его автор. А Фаворский свет описан во всех Евангелиях – нетварный таинственный Божественный свет, которым просияло лицо Иисуса Христа при Преображении.

На страницах книги предстает самое сокровенное чудо – «чудо Благодатного Огня на Гробе Господнем», святость которого с благоговейным волнением и трепетом в душе автор пытается пронести сквозь всё пространство своей книги, чтобы осветить им наши души, рождая в них ответный огонь любви и покаяния. «Этот огонь, который совершенно неведомым образом зажигает свечи в руках людей, в лампадках и, конечно, на Гробе Господнем, сходит почти два тысячелетия в субботу перед Пасхой Христовой… <…> Говорят, все грехи прощаются у Гроба Господня. А по молитвам во время схождения Огня всё исполняется, в чём и я, грешная, смогла убедиться», – откровенно признается автор, словно проведя нас там, где и ныне стоят животворящий Крест, и печальная Голгофа, и камень Помазания. И вот настал этот кульминационный долгожданный момент – «яркая вспышка СВЕТА! <…> Весь храм Воскресения Господня полыхает Огнем! Горят свечи и лампады. Текут счастливые слёзы. Звучат молитвы и церковное пение. Всеобщее ликование. Свершилось!» – восторженно описывает Наталья Советная великое чудо из чудес, ниспосланное с небес на землю.

Очерк «Давай зажжём Иерусалимскую свечу» уже в самом названии таит многосмысловые подтексты. Прочитав его, хочется сказать: давайте вместе зажжём в своих душах огонь раскаяния в содеянном, чтобы сгорело все наносное, а высветилась и осталась лишь вера. И сегодня, как и тысячелетия назад, смысл земного существования заключается в том, что по-прежнему совершается постоянная борьба веры против безверия, борьба, сохраняющая нам свет христианства. И неслучайно автор цитирует высказывание преподобного Серафима Саровского о Божественном свете, хранящем в себе саму благодать Святого Духа. Уже во времена преподобного было так много сказано, но почему же мы не слушаем пророков своих и духовных подвижников? Это всякий раз подчеркивает и автор.

До глубины души потрясает правда о последних днях жизни русского Царя и его семьи, правда, убивающая своей обнаженной болью, лишающая здравого разума и парализующая любую человеческую мысль. В чём же она заключается, эта «Тайна русского Царя»? Автор рассказывает не об одном пророчестве святых, предрекавших жертвенную гибель Николаю II, который будет предан «народом своим, как некогда Сын Божий». Исполнились предсказания и пророка Авеля, и японского затворника-монаха Теракуто, и блаженной Паши Саровской. «…Страшное время идет на Россию. Я молил Господа отвести эту страшную беду, но Господь не услышал убогого Серафима», – писал и Серафим Саровский, ясно предчувствуя и зная грядущую трагическую судьбу и последнего русского Императора, и России. Свершилось одно из самых чудовищных злодеяний, какое только возможно на этой грешной земле. В беспросветную бездну ввергает сцена жестокой и циничной расправы, описанной автором, которую невозможно читать без внутреннего содрогания. После расстрела всей царской семьи и прислуги, когда хладнокровный убийца выпустил из своего маузера три оставшиеся пули в маленького Цесаревича, «в залитом кровью подвале продолжали раздаваться стоны!» – такова ужасающая картина этого нечеловеческого преступления, открывающаяся в очерке и поражающая даже самое извращенное агрессивное воображение. «Тогда всех, подававших признаки жизни, латыши и чекисты стали добивать прикладами и штыками… Цесаревич умер последним…»

В очерке «Тайна русского Царя» приводятся любопытные сведения о том, что «в течение шести лет после трагической июльской ночи 1918 года почти все участники расстрела Царской Семьи так или иначе погибли, не оставив после себя потомков». В Царской часовне, что в Санкт-Петербурге, хранится мрачный металлический предмет, выкрашенный в черный цвет, – подсвечник, основой которого является штык, которым латышский стрелок добивал Цесаревича. В Библии говорится о расплате детей за грех родителей до седьмого колена. Прав оказался монах Теракуто, некогда изрекший самому Государю: «Великие скорби и потрясения ждут Тебя и страну Твою. Ты будешь бороться за ВСЕХ, а ВСЕ будут против ТЕБЯ… <…> Станешь Ты осиянной преградой злу в мире…». Сбылись многие пророчества и о судьбах России. Духовные пророки в конце ХIX и начала XX веков предупреждали о грядущей опасности, надвигающейся на Россию. Святители Игнатий Брянчанинов, Феофан Затворник Вышенский, Иоанн Кронштадский призывали народ не отступать от христианской веры, покаяться. Но разве эти предупреждения остановили человека в его грехопадении? Стал ли мир хоть в чем-то совершенней и добрей? Справедливей и сострадательней? Что нужно сделать, «чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония» (Дан 9:24)? А милостивый Бог всё ещё даёт нам время, по-прежнему многое прощая, как простил и Свои муки.

Советская историография умышленно скрывала долгие годы правду о судьбе и последних днях жизни Николая II. Гибельное торжество зла охватило страну и души людей, жестокая Гражданская война, красный террор. И всплывают в памяти потрясающие поэтические строки. Всю беспощадность правды, открывающей иллюзорность революционных идей, правду о предательстве Отечества, а значит и себя лично, пронзительно выразил в стихах «Цареубийцы» участник Первой мировой войны, русский офицер, эмигрировавший в далекий Харбин, талантливый поэт Арсений Несмелов: «И один ли, одно ли имя – / Жертва страшных нетопырей? / Нет, давно мы ночами злыми / Убивали своих Царей. / И над всеми легло проклятье, / Всем нам давит тревога грудь: / Замыкаешь ли, дом Ипатьев, / Некий давний кровавый путь?».

«А был ли Царь слабым?» – пытается выяснить, чтобы опровергнуть бытующее мнение, и Наталья Советная. «…Именно Николай II являл собою пример нравственного политика-христианина! Он никогда не забывал о православных принципах: милосердии и любви. Государь хранил свой народ! За время его царствования население России выросло почти на 50 миллионов человек. Небывалый случай в истории! Все важнейшие реформы в стране проводились благодаря личной воле Императора, под его непосредственным руководством», – дает она вполне убедительный и конкретный ответ, характеризуя личные качества Царя, когда истинным аристократам духа были присущи и честь, и достоинство, тогда вполне совместимые с понятием власти, что, к сожалению, в наши дни напрочь утеряно. Известна большая «Книга пророка Даниила», книга древних ветхозаветных истин. Там есть молитва Даниила о прощении народа (Дан 9). Слова её будто обращены в нашу современность: «Согрешили мы, поступали беззаконно, действовали нечестиво, упорствовали и отступали от заповедей Твоих, и не слушали рабов Твоих, пророков, которые Твоим именем говорили царям нашим, и вельможам нашим, и отцам нашим, и всему народу страны» (Дан 9:5–6).

Именно о покаянии неоднократно упоминает Наталья Советная в своей книге, акцентируя внимание читателя на христианском сайте «Покаяние», рассказывающем о святом Мученике – Царе – Императоре Николае Втором. Мы должны просить прощения за убитого Царя. Но национальное и личное покаяние – категории разные. К первому взывают многие, это стало модным, как бы ни к чему не обязывающим. К. Льюис видел разницу, когда исчерпывающе определил: «Главная прелесть национального покаяния в том, что оно даёт возможность не каяться в собственных грехах, что тяжко и накладно, а ругать других». Разумеется, проще всего снять с себя гражданскую ответственность, мол, пусть каются другие. Однако с личным покаянием сложнее, но лишь с него начинается глубинное осознание греха. Если люди хотят спастись, они должны прийти к осознанному личному покаянию – вот главная мысль Алексея и Валентины, условных героев очерка «Тайна русского Царя». Возможно, осталось нам меньше времени, чем мы думаем. Но Бог всё ещё милосердно ждёт, отодвигая Судный день, и даёт нам этот шанс. Только осознав природу греха, мы начинаем видеть грех глазами Бога. И покаяться – ещё отнюдь не значит быть прощённым, нужно искупить грех. Нужно изменить своё отношение к нему, нужно ненавидеть грех. Лишь истинное покаяние приводит к изменению поведения, к благодати веры. Поэтому человеку так трудно исправиться. Евангелие сокрушается о нашей способности любить то, что ненавидим, и ненавидеть то, что любим.

Между тем Наталья Советная совершает достаточно сложный экскурс в историю России. Не одна великая смута прошла по Руси, прежде чем закончилось печальное правление её последнего Царя. А ведь еще в 1607 году состоялся исторический Успенский собор, на котором народ просил прощения за измену. Но знаем ли мы нашу историю? «Впервые в российской истории патриархи Иов и Гермоген прочитали с амвона разрешительную грамоту всенародному покаянию», – отмечает автор, когда был народу прощён грех клятвопреступления. Впрочем, лишь в 1613 году с выборами Царя Михаила Фёдоровича, ставшего родоначальником династии Романовых, закончилась Великая Смута. Вот оно, внушение Святого Духа, спасающее Россию! Причем интересно отметить и уникальную историю известного подвига крестьянина Ивана Сусанина, о котором мы тоже далеко не всё знаем, о чём и говорится в очерке, – ведь он спасал от поляков самого Царя Михаила Фёдоровича и его мать.

Вне всякого сомнения, впечатляют материалы покаянного сайта, призывающие наш народ покаяться в родовом, всенародном нарушении клятвы, данной ещё в 1613 году предками нашими о верности помазанникам Божьим Царю Михаилу Фёдоровичу и его потомкам, значит, и Святейшему Государю – Императору Николаю Второму. Проклятия праотцов, 110 лет проклятия народу русскому за всю Царскую семью, за всех невинно убиенных! И никто не отменял наследственность вины! «Почему же не каемся?!» – восклицает автор. «Вера, Царь, Отечество» – было принято говорить испокон веку в народе. На Руси устойчиво жила традиционная уваровская формула «Православие, Самодержавие, Народность» – три надежных столпа российской государственности, к которым ведёт покаяние. «Иисуссказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф 19:14) «Но народ не покаялся! Не в чем, считал наш народ. И вообще никто не поднимал темы покаяния. А зачем?» – рассуждают герои очерка Натальи Советной. Актуальна ли она сегодня? Уверена – да. Собственно, ради этого и написана книга «Угадывай любящим сердцем». Как убедительный пример приводятся здесь отрывки из адресованного хранительнице Царской часовни и размещенного на сайте «Покаяние» пронзительного письма некоего Николая, изменившегося в одну ночь, когда ему открылась «ВЕРА через искупительную жертву Его верного, смиренного подданного – Мученика Николая», вера и любовь к своей единственной стране России. Вот она – настоящая национальная идея, утерянная и необходимая нам всем, идея, способная объединить народ.

Православный человек света

Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый? Чего ещё?
Игорь Григорьев

«Жил-был Поэт. Серьёзный, настоящий, русский» – так начинается вторая часть книги, имеющая одноимённое заглавие «Жил-был Поэт». «И на войне, и в миру он рубашку последнюю не на словах, а на деле ближнему отдавал, куском хлеба, не раздумывая, делился…» – уже эти конкретные факты свидетельствуют о главных чертах характера Игоря Николаевича Григорьева, истинно русского человека, болевшего душой за Россию, автора более двадцати сборников стихов. Да, он так и жил совестливо, без оглядки, часто вызывая этим недоумение окружающих. «Я не мыслю себя без России», – убедительно писал он. Творчество поэта естественно и глубоко вошло в жизнь Натальи Советной, став во многом судьбоносным и по-человечески необходимым. Очерчивая основные вехи его биографии, автор постоянно проводит параллели и сопоставления, доказательно приводит высказывания критиков. Литературовед В. Шошин: «Стихи Игоря Григорьева – это он сам. Вся его нелёгкая жизнь вложена в его творчество без прикрас, без обиняков, без ссылок на лирического героя. И почти каждая его строчка заряжена, как боевой патрон, взрывчаткой, начинена горячим чувством и животрепещущей мыслью, нацелена в будущее…»; известный поэт Виктор Боков во вступительной статье к книге И. Григорьева «Красуха»: «Григорьев не любит сюсюкать. Лира его опалена порохом, мужественность его поэзии особенно слышится в его стихах о войне».

В семнадцать лет, накануне войны, будто предчувствуя грядущее И. Григорьев предрёк: «…Но время о родине плакать / И впору себя не жалеть».   После войны поэт словно довоёвывал в своих огненных стихах, когда писал горькие строки:

Ох, простого проще в дикой снеговерти
Разучиться верить, напугаться смерти,
Позабыть о вёснах в сумерках унылых,
Выпустить оружье из ладоней стылых…
(«В сугробах»)

Довоёвывает он долгие годы, убеждая твёрдой и напряжённой строкой: «У меня за спиною Россия». Что ни строка, то афоризм – на века. Отсюда – сборники стихов, перекликающихся с партизанскими паролями: «Зажги вьюгу!» – «Горит вьюга!», тревожно напоминающими о пройденных дорогах партизанской юности. Ничего в его судьбе не было лёгким. Через двадцать лет после того как поэт уйдёт в вечность, о нём заговорят, книги его начнут издаваться, о чём Наталья Советная поведует в очерке «Неизвестный Игорь Григорьев». Сегодня увидели свет и ранее неопубликованные рукописи поэта.

В 2014 году в ИРЛИ РАН (Пушкинский Дом) состоялись Первые международные чтения им. И. Григорьева «Слово. Отечество. Вера». 16 января 2019 года прошла акция, приуроченная ко Дню памяти поэта Игоря Григорьева (17.08.1923–16.01.1996), творчество которого объединило Псковщину, Санкт-Петербург и Беларусь. Следует заметить, что Наталья Советная является председателем и координатором оргкомитета Международного конкурса лирико-патриотической поэзии им. И. Григорьева, который проходит под председательством сына поэта – писателя, доктора медицинских наук, доктора богословия, профессора, настоятеля храма Рождества Иоанна Предтечи в деревне Юкки Ленинградской области – Григория Григорьева. По результатам конкурса издаются сборники. 2018 год ознаменовался выпуском пятого, юбилейного, сборника «На всех одна земная ось» (СПб., составитель Н. В. Советная).

Феномен поэзии И. Григорьева точно определил доктор филологических наук профессор А. Н. Андреев, отметив бытующее свойство русского менталитета – не замечать и не ценить собственные таланты: «…творчество Игоря Григорьева – новое слово в литературе <…> К сожалению <…> надо признаться, что русские пока не научились оберегать свое культурное наследие. <…> Иметь поэта такого класса и калибра просто честь для любой литературы мира. Мы имеем – и при этом как бы не имеем, не больно?».

Игорь Григорьев всегда был поэтом Руси, до самозабвения преданным русскому народу. Извечную суть простого человека он ёмко и лаконично выразил в одной строке: «На этих совестливых душах – вся тяжесть русского креста». Поэт тонко угадывал и чувствовал народное слово, создаваемое веками соборно. Любил простое крестьянское – кружевное, красочное, будто резное, в основе которого лежало устное поэтическое творчество, пришедшее из семейных истоков. Его сокровенное зерно поэт и взращивал в своей лирике, богатой простонародной русской речью, её изумительной красотой. «В селе петушья куролесица, / Морозный дым над ним повис. / Надкушенный покромок месяца / Скупые крошки сеет вниз», – перед нами поэтический колоритный пейзаж, который хочется, взяв кисти и краски не только проиллюстрировать, но и продолжить самим.

У добра и зла всегда есть свои имена, справедливо считал И. Григорьев. Партизанская эпопея жила в нём как часть собственной биографии. Он был предельно правдивым поэтом, имел волевой и жесткий характер, обладая при этом уверенной и убедительной манерой письма. Василь Быков считал, что про минувшую войну суждено было сказать только участникам и её свидетелям: «Іншыям не дадзена. Іншыя могуць стварыць нават геніяльныя творы, але гэта ўжо будзе з нагоды вайны, а не горкай і крывавай праўдай» («Другим на дано. Другие могут создать даже гениальные произведения, но это уже будет на тему войны, а не горькой и кровавой правдой»).

И. Григорьев пережил оккупацию с оружием в руках. А народ под оккупацией – это одно, народ, сражающийся с оружием в руках, – другое. Поэт и воин Игорь Григорьев вложил в своё слово общенациональное и общечеловеческое, а не только воплотил собственный духовный опыт, сумев показать рефлексию времени, дать жёсткий анализ пережитого, затронув экзистенциальную природу человека, понимая его бесконечное несчастье и трагическую природу войны. Он болезненно переживал несправедливость и клевету, изливая всю свою боль в стихах, в которых концентрировалась не разрушающая, а созидающая сила:

Я родине моей не изменял.
Безрадостной полынью переполнясь,
Я убивался с ней в глухую полночь,
Но родине во тьме не изменял…
(«Перед Россией»)

Излюбленный жанр русской прозы с конца ХVIII века – жанр путевых записок. И очерк Н. Советной «Домой вернуться никогда не поздно, всегда не рано» занимает особое место во второй части книги «Угадывай любящим сердцем». 26 марта 2018 года вместе с протоиереем Г. Григорьевым, сыном поэта И. Григорьева, она проведала его родовые места, в которых он никогда не был. «Мое родимое селенье, / Тебя уж нет, да все ты есть…» – писал поэт И. Григорьев о деревне, которая уже давно ушла в небытие. Эти строки стали эпиграфом к проникновенному и жизнеутверждающему стихотворению Н. Советной «Ситовичи»:

Сито… Ситовичи… Быль-селенье
Процедило столетья – мгновенья:
И ни хат, ни души, лишь в ложбинках
Кабаны протоптали тропинки,
Во дворах табунятся берёзы
И снега. И земелька промёрзла…
Но журчит Веретенька: «Жить – будем!» –
Пока память дарована людям.

В очерке «Домой вернуться никогда не поздно…» Наталья Советная живописует и деревеньку Веретени, и речку Веретеньку, и деревню с таким звучным названием – Жаборы, где в старинной церкви крестили маленького Игоря. «Жаборы как жабры без воды – Жаборы, где Русь меня крестила!» – вот она, стихия языка, его жемчужная россыпь и звукопись. И для всех стало знаковым не только путешествие в Порховский район, но и долгожданное известие, пришедшее из Плюсского района, что, наконец, нашлось захоронение Льва Григорьева, героического партизана, родного брата Игоря Николаевича. Туда ещё предстоит поехать. Ведь молитвенная память всё возвращает своей любовью.

Сожжённая немцами деревня Красуха с 283-мя жителями, на месте которой сейчас находится мемориал «Красуха», до последнего дня жгла сердце поэта и воина Игоря Николаевича. «О Красухе раньше всех стучал во все двери И. Григорьев», – пишет автор. Для неё, как и для всех белорусов, тема войны давно стала темой общенационального звучания. Посвятив всю себя любимой Городокщине, её прекрасным людям, Наталья Советная просто не могла не написать одухотворённый очерк-память, завершающий раздел книги, «Невосставшие из пепла», рассказывающий о деревне Подранда, находящейся на территории Городокского района Беларуси, где было в период немецкой оккупации уничтожено фашистским огнём 183 деревни, 35 из них так и не возродились. В деревне Подранда вместе с хатами трагически погибли 70 человек. И эмоционально впечатляет слово автора, когда через столько лет после той далёкой войны «вознеслась молитва над горючей землёй невозродившейся Подранды», которую торжественно совершил отец Александр, настоятель храма апостола Андрея Первозванного. «И в этот момент вдруг явственно ощутилось, что невидимо встали рядом с нами души всех убиенных здесь: сожжённых и расстрелянных жителей, солдат и офицеров, павших в боях при освобождении, и моих предков по материнской линии, что покоятся неподалёку на деревенском погосте», – авторские прочувствованные строки, полные скорби и боли, заполняют пространство очерка.

Во широком поле ветер травы гладит –
Чудится: то ль плачет, то ли христарадит?
Тридцать пять подворий здесь земля кормила,
Сотни губ шептали: «Любая!» – «Мой милый!»
Сотни рук качали в избах колыбели –
Жили-были люди! – В небо улетели…
(«Подранда»)

Эти строки написаны автором книги в память сожжённой фашистами деревни. Словно печальные птицы, прощально поднимаются в небо обжигающие сердце слова. Но наша жизнь состоит из переплетений, она соткана из сопоставлений и неизбежных параллелей. С Городком, с Беларусью, была тесно связана жизнь и судьба русского поэта, легендарного разведчика, партизана Игоря Григорьева, аналогично написавшего своё горячее патриотическое слово, исходящее болью непоправимой утраты: «Да, горы горя – Воробьёвы горы! / Они впитали столько слёз и крови, / Тоски и стонов, боли и проклятий, / Что забывать о них живым нельзя…». Воробьевы горы были местом массового расстрела и казни мирных жителей и партизан. Сегодня они увековечены мемориальным комплексом «Бессмертие». Эти две деревни: Подранда и Красуха, – навсегда и в сердце Н. Советной.

«Бог – есть Любовь»

Больше всего хранимого храни сердце твое.
Притч 4:23

Весьма разнообразное тематическое продолжение в книге Натальи Советной «Угадывай любящим сердцем» имеет и третья часть, интригующая необычайно жизнерадостным названием «…Вот диво!» и ставящая своей повествовательной целью познакомить читателя с родовыми местами, к которым Наталья Советная прикипела всей душой, с её малой родиной, приносящей писательнице колоссальный заряд жизненной и творческой энергии, направленной на благородную миссию служения людям и Богу, служения конкретным делам исцеления.

Определённым культурно-историческим контекстом выделяется публицистический очерк «Вот диво! Что за край прекрасный!..» – обширный, художественно яркий, вдохновенно эмоциональный, щедрый на любовь к миру, как и его автор. В центре повествования оказывается, чудесным образом возвращаясь на круги своя, известная поэма классика белорусской литературы Константина Вереницина «Тарас на Парнасе», созданная им в 1855 году в городе с очень уютным и милым любому сердцу названием – Городок, что в Витебской области. Городокщина, малая родина Натальи Советной, духовно подпитывает её, предоставляя свою благодатную почву для творчества.

«…Невозможно не восхищаться Божьими дарами – талантами, которыми наделён наш белорусский народ и, конечно, мои земляки. <…> Гордые, смелые люди, трепетно любящие свою Родину, жили и живут на Городокщине», – погружает нас в неповторимую атмосферу удивительного края писательница, рассказывая об его исторических истоках и традициях, о настоящих героях и выдающихся личностях, прославивших эти места, а также о самых простых людях. Чем бы они ни занимались, их объединяет одно – морально-этические основы христианства.

Автор не обходит стороной тему войны, во время которой в Городке погиб каждый второй. Упоминает и об известном белорусском поэте-переводчике Владимире Скоринкине, который родом из Городка. Вместе с матерью в детстве он прошёл круги ада фашистских лагерей, а повзрослев, написал пронизанные вселенской скорбью строки: «… Смертоносным смерчем прошли / По озёрному краю каты. / Смёл навеки с придвинской земли / Много весей огонь языкатый…».

Мне вспоминаются слова белорусского прозаика Виктора Козько, осиротевшего в годы войны: «Война настолько вошла в быт, уклад белорусской жизни, что без этого сегодня день на Беларуси невозможен. <…> А генная память остается в Беларуси и живет, по-прежнему отзываясь в нас живой болью». И Наталья Советная, хоть и родилась более десятилетия позже войны, настойчиво будит в читателе эту память, будто приближая к чему-то главному, о чём мы часто забываем, чему не придаем значения. «Давно отгремела война, всё меньше тех, кто её пережил, и всё ценнее для истории становятся воспоминания очевидцев», – предчувствует она неизбежное, задумываясь о судьбах тех, кто пережил ту страшную войну. Сколько их было среди нас, рядом! Нужно читать книгу, действительно многое угадывая любящим сердцем, обо всех не перескажешь, ведь каждая судьба по-своему индивидуальна, тем она и притягательна!

Краеведческая увлечённость ведёт автора по родному краю, впитавшему подлинный дух белорусской культуры с её неисчерпаемыми родниками родного языка и народного творчества. Как же порой мы недооцениваем всей прелести и неповторимости бесценного дара отчей земли, данного нам в наследство! «Из этого родника черпали и с умением использовали слово многие мои талантливые земляки», – пишет Наталья Советная. И поэтический праздник, посвященный 175-летию со дня рождения К. Вереницина, о котором рассказывает автор, ещё раз убеждает, что традиции живы. «Как богата наша земля талантами, и как вдохновляет она на творчество людей одарённых…» – переполнена благодарностью и восторгом душа писательницы, замечающей «частичку человеческой души во всём».

Кажется, что для небольшого белорусского городка просто невероятно вместить так много: и краеведческий музей, и Дом ремёсел и фольклорного искусства, и Детскую школу искусств, и народный театр – и взрастить признанных мастеров живописи, получивших известность далеко за пределами своей родины, и музыкальные коллективы с лауреатами международных конкурсов. Да, наш народ всегда отличался щедрой любовью к своей земле, к свободному и мирному созидательному творчеству! И говоря о таких людях, живущих рядом с нами, автор верит в то, что всё-таки можно изменить окружающую жизнь к лучшему, сделать её добрее, наполнить светом и смыслом. Будучи предельно убедительна в своём раскрытии уникальной самобытности белорусской культуры, Наталья Советная показала масштабную, серьёзную работу, которая призвана сохранить накопленный веками опыт и традиции народа.

Радостно сознавать, что очерки и статьи писательницы, прежде чем попасть в книгу «Угадывай любящим сердцем», жили, волнуя неравнодушного читателя, на страницах журналов и газет «Нёман», «Народное слово», «Республика», «Советская Беларусь», «Гарадоцкі веснік», «Трезвое слово», «Воскресение», «Гаспадыня», «Наш современник», «Вечный зов» и других, а также в сборниках и альманахах.

Интересно отметить, что публицистика Натальи Советной не только разнопланова, но и художественна, окрашена душевным лиризмом, её тексты хочется читать наравне с хорошими литературно-художественным произведениями. Достаточно в этой связи упомянуть очерк «Хочу жить в Беларуси» о судьбе витебчанки Галины Овсянниковой, матери двенадцати детей, которая вышла замуж за солдата-таджика и уехала к нему на родину. Неисповедимы пути Господни! Гражданская война, случившаяся в Таджикистане в 90-е годы, вынудила эту семью, как и сотни других, искать лучшей и спокойной доли. Так сын Роман переехал в Беларусь с женой и детьми, выбрав для жительства Городокский район, деревню Маскаленята. Белорусские люди согрели семью радушием и вниманием, поддержали в тяжёлые для них дни. «Возлюби ближнего твоего, как сам себя» (Мф 22:39) – в этой евангельской заповеди заключается главный смысл очерка.

Непостижимая тайна любви

Четвертая часть книги «Угадывай любящим сердцем» созвучна названию. А утверждение «Бог – есть Любовь» (1 Ин 4:8) легло в основу очерка-записок «В предчувствии непостижимой тайны», заставляющего задуматься о первостепенных жизненных ценностях и приоритетах, определить для себя истинное, убрав наносное и лукавое, переполняющее наше бытие – всё, что мешает услышать собственное сердце. И как по-женски мудра Наталья Советная, выбирающая не карьеру, не какие-либо материальные привилегии, а счастье материнства, спасающее и оправдывающее женщину пред Богом. Известно, если Господь даёт детей, то даст и всё остальное. Наталья Викторовна, будучи матерью троих детей, действительно смогла преуспеть и в профессиональной медицинско-психологической деятельности, и в науке, и в литературном творчестве. «Моя бабушка растила троих детей в годы войны и тяжёлое послевоенное время. Одна. Дед погиб. И мужественный, смиренный образ бабушки, у которой на всех хватало любви, для меня стал одним из самых ярких, главных примеров в жизни… – признаётся она. – Главное, чтобы человек сам таланты свои и дары Божьи не “разбазарил”, не растерял, не пропил, наконец». Да, побольше бы нам таких примеров! Но на что порой мы растрачиваем себя? «Почти каждый из нас уходит из жизни, не совершив и доли того, что он мог бы совершить», – писал Константин Паустовский. Почему же не совершаем? А вот Наталья Советная решилась на третьего ребёнка – и, как в сказке, в день святого князя Михаила Черниговского родился сын Мишенька. Батюшка Михаил Уляхин окрестил его, одарив великой радостью Таинства, такого же непостижимого, как материнство.

Чистым и проникновенным светом любви, её тихой, а не показной радостью, струится и чарующая зарисовка «Когда они поют», посвященная людям искусства – Ядвиге Поплавской и Александру Тихановичу. Поражает не столько известный музыкальный дуэт, сколько их отношения, способность нести добрый свет любви. «В манере исполнения – спокойствие, уверенность – умиротворяющие, снимающие напряжение, будничную нервозность», – то, чего так не хватает нам всем. «Ядвига Поплавская и Александр Тихонович личной жизненной позицией, творчеством помогают сохранить в мире красоту и чистоту взаимоотношений мужчины и женщины – Любовь», – именно такие яркие примеры, по убеждению автора, необходимы молодому поколению, в большинстве случаев впитывающему не самые лучшие образцы для подражания, которыми полнятся наши СМИ.

Плотно насыщено событиями пространство новой книги «Угадывай любящим сердцем», и её четвертая часть удивительно проникновенна своей негромкой исповедальностью. Так короткие статьи – записки психолога – требуют не только вдумчивого осмысления прочитанного, но и собственной работы души. Они заставляют заглянуть вглубь себя, пересмотреть своё отношение к жизни и ко многим вещам. А это, признаюсь, не всегда приятно. Вновь приходят сопоставления. Вспоминается трезвый, спокойный самоанализ, преподнесённый в оригинальной форме автобиографической исповеди, в романе Наталии Костюченко «Время жатвы и время покаяния»: «Вряд ли кто способен огласить истинную свою биографию. Она так же редка, как и хорошо прожитая жизнь. Далеко не каждому дано соблюсти себя в полной чистоте, всегда быть свободным от страстей и искушений, тщеславия и зависти, словом, ни разу не замарать свою душу и не стать предателем. Истинная биография – скорее не о достижениях, а о грехах», – правдиво признается белорусская писательница. Грешен и слаб человек, о чём неоднократно упоминается и в Библии: «Зло исходит от сердца человеческого».

Преодоление пропасти между Богом и миром – нелёгкий путь, который необходимо пройти пациентам Натальи Советной, медицинскому психологу, кандидату наук. В этом пути она с терпением и верой сопровождает их. Возможно ли абсолютное достижение полноты бытия? «Страдание и боль – неотъемлемая часть нашей жизни», – пишет протоиерей Павел Боянков в книге «Любовь. Путевые заметки». Обращается к нравственной проблематике и Наталья Советная, касаясь весьма деликатных тем супружеских измен и верности, прощения и предательства, обладающего разрушительной силой. В этом плане особо убедительны отдельные главы романа Н. Костюченко, вызывающие катарсис, духовное очищение, колоссальный эмоциональный всплеск. И героев романа Н. Костюченко, и героев книги Н. Советной возможно исцелить лишь любовью. «Любить себя и любить ближнего», – суть вещи разные, как считает Н. Костюченко. А Наталья Советная, в своё время занимаясь литературным анализом её произведения, так и назвала статью: «Исцеление любовью».

Что же спасительно для человека? «Носите в душе светлые мысли. Мысли- убеждения», – разумно предлагает Н. Советная, напоминая, что «верующий человек стремится к высшим степеням верности: Богу, Родине, Семье». Ведь православная душа всё прощает и «долготерпит». И заповеди Божественной любви: любить и прощать, согреваясь светом новозаветных истин, – вечны. Нельзя быть «жестокосердыми». Мы сами несём в себе свой ад и свой рай. Всё зависит только от нас! «Настрой человека на верность должен быть осознанным», – считает автор. Страшен грех прелюбодеяния. Но спасение всему дому может прийти по вере даже одного-единственного человека: «Веруй в Господа Иисуса Христа и спасешься ты и весь дом твой» (Деян 10:5–6, 11:14). И ещё сказано в Писании, что «будут двое в единой плоти», – абсолютное единство в абсолютном различии и абсолютное различие в абсолютном единстве.

Человек не должен давать волю своим эгоистическим наклонностям, не должен жить лишь для себя. Семья создаётся не ради сиюминутных радостей и удовольствий. Преподобный Варсонофий Оптинский говорил: «…Замужество есть один из видов несения жизненного креста <…> Складываются вместе два неровных камня и постоянным трением они должны отшлифоваться. Сколько должно быть терпения и упорства, чтоб этого достичь». Возможно, уверовав по-настоящему, мы и достигаем подобной гармонии, понимая, что только «Бог – есть Любовь».

Огромная роль во всех наших деяниях принадлежит слову. И сегодня, как никогда, нравственные критерии слова дают о себе знать. Духовный меч верующих – слово Божие. Но оно порой тонет в потоке злословия, многословия, косноязычия и страшнее всего – в потоке слов бранных, матерных, охальных, как говорили на Руси. «Откажитесь навсегда от бранных и матерных слов», – предостерегает нас писательница, чтобы не попали под воздействие разрушительной программы самоуничтожения, передающейся генетически. Ещё Лев Толстой говорил о том, что по отношению человека к слову можно судить о его нравственности. Речь – это дар Божий, откровение. В слове заключаются неизъяснимая тайна и огромная духовность, потеряв которую, мы лишимся высшего смысла бытия.

Древнегреческий философ Сократ некогда изрек: «Заговори со мной, чтоб я тебя увидел». В лирическом эссе с тождественным названием Валентина Поликанина признаётся, что явственно ощущает в ругательных словах «гибель души». Наталья Советная, зная, что слово может изменить человеческую жизнь и судьбу, влияя на целые поколения, ещё и ещё раз призывает, как в очерке «Удержи язык отзла», так и в дневниковых записках «В поиске сокровища», очистить речь от мусора и грязи,

 «…В себе бы тьму стереть…»

Смешались жизнь и смерть, Тот Свет и быль земная! …
В себе бы тьму стереть,
Чтоб Ангелы – признали.
Н. Советная. «Небесные гости»

Широта мысли, исполненная с таким публицистическим размахом в книге Натальи Советной «Угадывай любящим сердцем», наглядно и зримо открывается и в её пятой части «Сокровище». В чём же заключается оно? Автор подводит к ответу постепенно, начиная с первых страниц книги. Для творчества писательницы, будь то проза, публицистика, литературная критика или поэзия, характерна библейская образность – чистый евангельский отблеск освещает её жизнь, в которой немало человеческого горя и слёз. Читать Библию и жить в духе Библии – не одно и то же. Что же нужно человеку, чтобы жить в вере и духовном согласии с собой? Как обрести спасительную веру? Вопрос архисложный. По словам святого Августина, «душа человека мечется, пока не успокоится в Боге». Как обрести духовные сокровища, а главное, как их сохранить в себе, пробует ответить Н. Советная в пятой части, весьма многогранной, объединяющей целую серию очерков психологического и духовно-нравственного плана, отражающих остросоциальную проблематику, рассматриваемую в едином ключе с православными воззрениями.

Человек устроен парадоксально. «Доброго, которого хочу не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим 7:19) – так толкует этот феномен Священное Писание. Да, в человеке уживается и то и другое. На память приходят стихотворные строчки минской поэтессы Елены Кошкиной: «И корень зла в твоей ладони, / И ветвь добра – в твоих руках». Наталья Советная как медицинский психолог, руководитель «Психологического реабилитационного центра МИРВЧ» вместе с врачами, учёными, священниками занимается проблемами духовно ориентированной психотерапии. Исцеление больных с патологическими зависимостями – их первостепенная задача. Профессором Григорием Игоревичем Григорьевым, о котором уже шла речь, разработана методика целебного зарока на основе доказательной медицины. «Алкоголизм излечим!» – убежден о. протоиерей, но лишь при условии воздействия не только на патологические психическую и физическую зависимости, но и на духовную.

Не лукавый ли дух соблазняет человека, лишая его воли, забирая порой её последние остатки? А защита какая от лукавого? Вспомним молитву «Отче наш». «Избавь нас от лукавого» – эта фраза молитвы обращает наше внимание на чрезвычайную опасность. Мысли, как известно, способны материализовываться. Владимир Соловьев в философской работе «Три разговора», включающей и краткую повесть об Антихристе, поднимает вопрос о зле, о лжепророках-самозванцах, уводящих от христианской истины добра и мира. Обманчива личина тёмных сил, соблазняющая даже избранных. Чем мы можем противостоять? Самое действенное оружие, о чём говорится в книге Н Советной, – это молитва и причастие святых Христовых Тайн. В современном мире борьба за человека превращается в борьбу за праведное, истинное Слово. Ф. М. Достоевский часто упоминал о мудром понимании верующих – бороться «не одним мечом». Но мы продолжаем мудрствовать, по-прежнему лукавя и обманывая себя. Что же ищем постоянно, когда нужно лишь обратить свой взор к Богу, к его священным таинствам? Их всего семь. И среди них – покаяние.

«Покаяние и обращённость к Богу с верою – это и есть то, что в практике МИРВЧ названо православной психотерапией», – поясняет Н. Советная, обозначая в жизни человека «переход к новому качеству жизни», гармонизации его внутреннего мира, созидательному восхождению со дна несчастья и унижения. По крайней мере, она не боится непоправимого чужого несчастья, хотя крайне сложно выстоять и сохранить себя перед рационалистическим безумием мира, безысходностью, духовным опустошением, вызванными глобализацией происходящегоК сожалению, многие в таких условиях нищают духом, обманываются ложными словами, навязывающими ограниченное представление о таких категориях, как жизнь, душа, вселенная, Бог, бесконечность, смерть, любовь, бессмертие. На нас льётся поток ненужной информации, гламура, светских сплетен и олигархических новостей – кричащая реальность и судьбоносные вопросы отодвигаются на задворки.

Автор книги «Угадывай любящим сердцем» предлагает задуматься над достоверными фактами, известными каждому ученику дореволюционной России. В 1914 году был издан учебник «Школа трезвости» (Москва), в 1913 году – «Уроки трезвости» (СПб.). Детей последовательно обучали не «умеренному и культурному» употреблению, а полной трезвости! А нынешнее «заалкоголизированное общество» заботится о будущем собственных детей и внуков? Н. Советная полагает, что необходим целый курс обучения трезвости в школьной программе и программе воспитания в детском саду.

Фантастично звучит «идея всенародной трезвости», о которой не только мечтает автор, но и пытается претворять её в жизнь, несмотря на всеобщий «пир во время чумы» – массовую алкоголизацию. Из книги мы узнаём, что, скорее всего, «свежим виноградный сок называли вином в житии Вонифатия Милостивого», а древние греки разводили забродивший виноградный сок водой в 6–12 раз! «Пьянство никогда не было русской традицией», – подчеркивает автор, рассказывая об употреблении алкоголя на Руси. За себя говорят и цифры: в 1914–1925 гг. душевое потребление алкоголя в стране приблизилось к нулю, составляя 0,1–0,2 л. В 50-х годах прошлого века начался катастрофический рост потребления спиртных напитков, сегодня каждая пятая смерть – алкогольная. Несколько проклятых поколений остается после одного пьяницы, что выражается в генетической предрасположенности к болезни и гибели целых родов. Есть о чём реально задуматься!

Покаяние и обращённость к Богу – основа православной духовно ориентированной психотерапии. «Понятие трезвения обширно», – замечает автор, но первооснова всего – Бог и молитвенное Слово. Подтверждение этому находим и в современной литературе. «Мы слабы, и бессильны, и безоружны. И не стыдно в этом признаться. Наше спасение только в уповании на Господа. Только. Всё остальное перепробовано. Из милосердия к нам, зная нашу слабость, Он выпускает нас на землю на крохотное время и опять забирает к Себе. “Господи, услыши молитву мою!..”» – полностью отдает себя, доверяя Ему, воцерковленный человек, русский писатель Владимир Крупин.

Всё промыслительно на земле. Везде и во всем прочитывается воля Свыше. Вот и очерк «Тайна русского Царя» приобретает в книге «Угадывай любящим сердцем» своё логическое развитие, высвечивая ключевую идею покаяния в достаточно неожиданном ракурсе. Так город Екатеринбург, где провели свои последние дни жизни святые Царственные Страстотерпцы, ныне «стал центром зарождения поистине судьбоносной инициативы», возвращаясь к былой русской трезвости эпохи Николая II, когда словом и проповедью утверждался в народе трезвый образ жизни, именно там и началась работа над созданием исторического документа «Концепция Русской Православной Церкви по утверждению трезвости». Екатеринбург – «это русский Иерусалим, где был убит и воскрес в народной памяти заступник Руси – Царь Николай II», – с волнением и трепетом пишет автор. Испокон века на Руси трезвость всегда была неразрывно связана с духовностью, с религиозностью. И последнему Государю, хранившему свой народ и душу его православную, удалось сделать Россию практически непьющей. Россия до 1917 года занимала 70-е место в мире по употреблению алкоголя на душу населения. Воистину уникальный случай! Как уникально и то, что в наши дни стало набирать силу забытое трезвенническое движение и начали появляться общества трезвости.

Есть такие общества и в Белоруссии, и в России. Дореволюционное Александро-Невское братство трезвости и милосердия в Санкт-Петербурге возрождено в начале 1990-х годов, у истоков – протоиерей Василий Лесняк, настоятель Спасо-Парголовской церкви, и доктор Григорий Игоревич Григорьев, построивший «мост между медициной и церковью». И, безусловно, права Наталья Советная, когда говорит о том, что нашему обществу как никогда необходимо трезвомыслие.

Источники духовной радости

В деянии начало Бытия И. В. Гёте

Весьма актуален в книге Н. Советной «Угадывай любящим сердцем» публицистический цикл «Дневник медицинского психолога», который вошел в пятую часть – «Сокровище». Здесь не может не поражать авторская жажда преображения человеческих душ, искоренения зла, пороков; её вера настолько велика, что творит реальные чудеса. Давно я не встречала такой темпераментной и даже страстной книги. Причем в этом нет ничего показного. Воистину молчаливая и созидающая любовь спасительна. Сама жизнь и окружающая реальность дают массу сюжетов. Разве это уже не социально-публицистический роман?

Н. Советная – мастер психологических портретов, вписывающий драму каждой человеческой судьбы в диалектику бытия. «Искусство любить людей, которым не удалась жизнь, – дано не каждому», – отмечал историк Ключевский. В 1999 году в городе Великие Луки Н. Советная вместе с доктором Г. Григорьевым провели благотворительный Пасхальный сеанс психотерапии алкоголизма для самых бедных, спившихся бедолаг. А ещё говорят, что у нас не прививается бескорыстие! И книга Н. Советной «Угадывай любящим сердцем», помимо множества различных свойств, прежде всего лечит, обладая благом целительного таланта. Она создает вокруг себя необыкновенно светлое поле, спасительный оазис, сулящий надежду.

Как это ни парадоксально, но мы разучились, судя по всему, «умению радоваться жизни без спиртного на столе», на что обращает наше внимание автор, приводя неутешительную статистику: из 20 миллионов мужского трудоспособного населения – 4 миллиона алкоголиков, 4 миллиона наркоманов, 1 миллион инвалидов, 1 миллион в тюрьмах. «Мы уничтожаем себя без войны!» – переживает Н. Советная.

Всего лишь одна литературная параллель – социально-психологический роман, обнажающий суровые реалии сегодняшней жизни, затрагивающий острые нравственные и экономические проблемы современной жизни, – «Синдром выгорания» Сергея Трахимёнка. Тяжелая социально-психологическая болезнь – алкоголизм, является настоящей трагедией нашего больного общества. Главная героиня – участковый врач-нарколог Минского городского наркологического диспансера Лариса Живоглядова, всей душой сострадающая своим пациентам, которые, кажется, никому, кроме неё, не нужны. Самый критический – женский алкоголизм. Доктор ищет причины социальной болезни, которые кроются в процессах общественной жизни. (Когда-то Александр Зиновьев, автор остросоциального романа «Русская трагедия», анализируя многие проблемы постсоветского периода, в том числе и такое крайне негативное явление, как пьянство, связывал это с возникшей безработицей, неизлечимой болезнью ХХI века, с чем тоже не поспоришь.) Если болезнь принимает массовое явление, то «излечить её можно только всем миром», – убеждена и минская врач-нарколог.

Аналогичная некоммерческая проблематика волнует и Н. Советную в её злободневных очерках, где преобладает доминирующая тема: как научиться жить трезвым? Чем заполнить жизнь, какими интересами? Она пытается помочь людям найти свой источник радости.  Как научиться радоваться, будучи всегда абсолютно трезвым?

Н. Советная не сомневается, что «источники радости – повсюду», «важно идти по пути, начертанному для нас промыслом Божьим». Так же Николай Бердяев в книге «Философия свободы». писал: «…Каждому дано свободным усилием осуществить свою личность, идею, заложенную в Боге, или загубить, осуществить карикатуру, подделку».

Наталья Советная предельно ясно и конкретно даёт чёткую установку: «Пить, курить, переедать нельзя никогда, до конца дней своих». Не зря святые старцы считали, что самоограничение является источником силы. Одна из главных целей жизни – в воспитании именно воли, способности побеждать себя. Ошибались Ницше, Шопенгауэр, Макиавелли, когда упорно и неистово пытались добиться победы над другими.

Священник Павел Флоренский очень сильно высказывался о мистической скверне табака. Автор книги «Угадывай любящим сердцем», апеллируя к фактическим данным, шокирует цифрами: в России от курения умирает в год 500 тысяч человек. Как спастись? Как спасти? «Именно покаяние и обращённость к Богу с верою лежит в основе духовно ориентированной психотерапии», которая помогает решить задачу при условии искреннего желания человека изменить свою жизнь – убеждена Н. Советная. Она отмечает неоценимую роль доктора Г. Григорьева в разработке и развитии метода а также его личное жертвенное служение людям. Истинный смысл христианства заключается в любви и жертвенности. Отец Григорий не употребляет алкоголь сорок лет, однако не кичится этим, а остаётся самокритичным, что подкупает, вызывает уважение. Принимая участие в духовно-нравственных передачах, идущих на телевидении, он с горькой иронией называет трезвость – болезнью. Ведь пьющие люди считают себя здоровыми, следовательно, по их логике, трезвый – больной? Действительно, абсолютно трезвому человеку, наверно, не просто быть в обществе, где принято употреблять спиртное по любому поводу. И всё-таки трезвые люди – люди счастливые!

Вспомним начало книги – очерк «Давай зажжём Иерусалимскую свечу»: «Известно, что во время схождения Благодатного Огня на Гроб Господень по искренней, с крепкой верой молитвой совершаются чудеса исцеления», и Наталья Викторовна не просит у Бога для себя, но для детей и родных ей людей. Наверное, только тот обретает счастье, кто целью собственной жизни ставит счастье своего ближнего. Помогая отчаявшимся людям, она старается жить по христианским законам. «От радости за этих чужих мне людей я в тот момент такую благодать испытывала, что сердце у меня в груди замирало», – признаётся она. В современном обществе насаждаются страсти к имуществу, к деньгам, к удовлетворению собственных желаний (в пику соборности). Всё это обрело невиданные масштабы. Чревоугодие и пьянство уже давно не считаются грехами. Почему ошибки прежних поколений не стали нам укором и уроком? Почему человечество не повзрослело нравственно? Реальна ли вообще мечта о земном счастье?

В совокупности многие художественно-публицистические тексты Н. Советной – это автобиографические произведения, в которых она показывает историю вопроса в его развитии. Говоря фигурально, она словно проводит акцию сбора «жизненного сора», из которого, собственно, и появляются её истории, полные боли человеческих страданий, при этом она неотступно следует главной идее – открыть для человека свет покаяния. Ни на минуту не прекращается борьба за спасение людских душ. Как у иероманаха Романа:

Духовная война молитвой и постом.
Духовная война за право быть с Христом.
Духовная война, нам быть или не быть.
Духовная война за право победить.

Подобная непреходящая актуальность заветов христианской жизни, нравственные отношения между людьми, по-достоевски пробуждающие любовь к идеалу человечности, присутствуют в работе Н. Советной, в её публицистике, а также у её духовных наставников. Ведь сострадание, по словам героя Достоевского князя Мышкина, есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества. Сострадание и покаяние ведут к изменению жизни. «В этом спасение» – таково убеждение автора. Ведь способность прощать, чувство совести делают нас людьми. И те, кто хочет излечиться от всякого рода зависимостей, искренне давая в церкви на Евангелии и Кресте зарок, многократно увеличивают вероятность успеха!

В пятой части говорится и о книге Светланы Троицкой «Бог избавляет от любых зависимостей», где напечатан апокриф: «Евангелие мира Иисуса Христа от ученика Иоанна». Речь идет об учении, включающем методы естественного безлекарственного оздоровления человека. Вот выдержка из апокрифа: «Если хотите вы, чтобы Слово Живого Бога и могущество Его смогли проникнуть в вас, не оскверняйте ни тела вашего, ни сознания вашего, ибо тело есть храм Духа, а Дух – храм Бога… Возродите сами себя и воздержитесь от принятия пищи. Ибо поистине говорю Я вам: лишь постом и молитвой могут быть изгнаны сатана и вся злокозненность его. Вернитесь в дом свой и поститесь в одиночестве, и пусть никто не видит, как вы поститесь…».

Трезвение даёт надежду на спасение. Примечательно, что Л. Н. Толстой тоже был трезвенником! И, аналогично Ф. М. Достоевскому, возможность искоренения пороков он видел в пробуждении «религиозного сознания». Наши классики знали толк в человеческой душе. Недаром нынче возрождается интерес к произведениям Достоевского, Толстого, Чехова, Тургенева, в которых христианская мораль предстает как единственное в истории цивилизации человечества высшее воплощение человеколюбия и самосовершенствования человека. Впрочем, и Господь не обещал нам никакой совершенной политической системы, а призывал каждого к личному самосовершенствованию.

 «Возгревать дар Божий»

Сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился.
 Еф 2:8–9

«Просите, и дано будет вам», – учил Господь (Мф 7:7). Сегодня, когда многие увлеклись астрологическими прогнозами, предсказаниями, гаданиями, необходимо обратиться к пророкам истинным. Любовь и вера, реально добрые люди, живущие рядом с нами, уверовав, действительно творят чудеса. Одним из таких людей был батюшка Михаил Уляхин, молитвой спасавший человеческие души. «Молитва – это воспитание», – разумно замечал Достоевский. Слово молитвы становится второй плотью человека, так стало и у о. Михаила,  героя следующего духовно-нравственного очерка «Батюшка Михаил», завершающего книгу.

Земная жизнь весьма коротка. Сложно, почти невозможно прожить по заповедям каждый день, каждый час своей жизни. Ещё невероятнее встретить людей, так живущих, на своём жизненном пути. Но всё же это возможно и в наше технократическое время! Недаром сказано в Писании: «Невозможное человеком возможно Богу» (Лк 18:27).

Удивительна и во многом поучительна биография протоиерея Михаила, жизнь которого была насыщенна трудными испытаниями. «Жизненный путь батюшки начался 21 августа 1923 года и неизменно был связан с церковью», – отмечает автор важный момент, концентрируя внимание на самых знаковых фактах его биографии. В 1943 году вместе с матерью он бежал от немцев, увозивших жителей Полоцка в Германию. Боролся с тяжелой болезнью – костным туберкулезом, перенес несколько операций, победив это трудноизлечимое заболевание. Святой Серафим Саровский сказал однажды, что быть святым совсем не сложно – для этого нужна смелость. Смелости отцу Михаилу – не занимать.

Он служил в сане священника во многих храмах Беларуси, России, Украины. Его богословская кандидатская диссертация «Георгий Скорина и его труды по изданию Библии» представляет несомненный интерес. А книгу М. Уляхина «Полная биография Георгия (Доктора медицинских и свободных наук Франциска) Скорины», по свидетельству лексикографа Анатолия Бесперстных, буквально на следующий день после поступления в продажу начали изымать и уничтожать местные полоцкие националисты. И не без причины, а дабы не проповедовался православный русский дух. Богословская работа священника доказывала, что Скорина – православный Георгий. Это имя, православное, будущему восточнославянскому первопечатнику было дано при крещении. Начальное образование он получил в братской церковно-приходской школе при православном Софийском Соборе. «Ну, какой же он Франциск?!» – вполне справедливо возмущался батюшка.

Только в Локне Псковской области отец Михаил прослужил тридцать лет! А сколько храмов, церквей и монастырей восстанавливал он! Это – Свято-Преображенский и Свято-Евфросиниевский монастыри, Свято-Кресто-Воздвиженский собор в Полоцке. Он также воплотил заветную мечту – по его инициативе был восстановлен храм его детства – Свято-Покровский, украшение древнего города.

«Господь дал мне в духовные отцы удивительного человека, его благословения сыграли в моей жизни ведущую роль в решении многих вопросов. <…> Но главное – это помощь батюшкина в исцелениибольных алкоголизмом. <…> С какой любовью обращается он с проповедью к этим несчастным!» – сообщает Наталья Советная, ощущая во всём происходящем промысл Божий. Ибо промысл Божий о человеке спасителен всегда. «Основная мысль человека есть мысль о Боге, основная мысль Бога – есть мысль о человеке», – считал Николай Бердяев. И батюшка Михаил, несмотря на преклонный возраст, активно соработничал в деле спасения оступившихся, пьющих людей. «Благое дело совершаете, – обращался он к Наталье Викторовне. – Сам не пью, а помочь людям трудно, вот вместе – врачи и священники – зло это как-нибудь одолеем!»

Серафим Саровский говорил, что признак разумной души – когда «ум погружен в сердце». А умное сердце любомудро. Оно отдает жизнь за други своя. Ибо нет бессмертия личного, а есть бессмертие своего рода и народа, и пока есть люди, способные ради него отдавать свои жизни, мы все – вместе, и наши деяния становятся звеном в цепи надежды на спасение души. Ипостаси таких качеств, как русская интеллигентность, умение по-достоевски сопереживать «униженным и оскорбленным» наряду с порядочностью и благодатностью мыслей сблизили и объединили отца Михаила с врачом и будущим священником Григорием Григорьевым, автором духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока. Проблема исцеления от пьянства, курения, игромании, наркомании сегодня, как никогда, остроактуальна и злободневна.

Последние годы жизни отец Михаил служил в Юкках, в домовой церкви Всех святых. Более 60 лет преданного служения он отдал православной вере и простому народу. Это ли не духовный подвиг?! Ведь жизнь любая – нелегкий труд, подвиг. Известный философ Николай Лосский, родовые корни которого связаны с Беларусью, видел возможность возрождения России через православную церковь и религиозность русской души, стремящейся к совершенству. Недаром тот же Платон понимал главный смысл человеческого бытия «не в спасении во имя существования, а в достижении совершенства и сохранении его на протяжении всей жизни». Так жил батюшка Михаил, неравнодушный человек, сострадательный к чужому горю, он везде покровительствовал делу трезвости, не жалея времени и сил на душеспасительные беседы, призывая к частым молитвам и посту, ведя нас, грешных, к покаянию.

Сегодня в МИРВЧ успешно развивается духовно ориентированная православная психотерапевтическая школа на основе доказательной медицины. Врачи и священники вместе творят благие дела. Господь даёт силы. Наталья Викторовна Советная благодарна всем, кто помог ей открывать новые горизонты земного бытия. В своих произведениях она отражает земные и небесные лики, мир, наполненный бесценными Божественными дарами, – настоящее сокровище. Творчество Н. Советной возрождает критичность и тот забытый гуманистический пафос прошлого, который у неё смело устремляется в будущее.

Православный писатель В. Крупин в одном из своих рассказов «К понятию творчества» говорит о том, что только один Господь – Творец всего, и каждый из нас должен «работать на воцерковление людей – вот в чем спасение и оправдание пишущих, рисующих, снимающих, поющих, иначе беда». Серьезное, вдумчивое, острое и умное слово Натальи Советной отвечает этой глобальной задаче. После многогранной, всеобъемлющей книги «Угадывай любящим сердцем», надеемся, писательница не поставит точку, и мы дождёмся её новых книг. Вечную надежду на свет, радость, солнце правды она оставляет своим читателям! Пожелаем же автору словами дорогого её сердцу поэта Игоря Григорьева:

Пустые страсти ветром отряхай,
Себя и версты мерь пройдённой мерой.
Тревожься, негодуй, но не вздыхай,
Иди себе и, что дойдёшь, уверуй.

 

Анатолий Козлов

Против течения идти нелегко

Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом, как написано: уловляет мудрых в лукавстве их. И еще: Господь знает умствования мудрецов, что они суетны.
Первое послание св. ап. Павла к Коринфянам, 3:19–20

Идти против течения – стоит труда. Особенно если это течение самой жизни. Той жизни, в которой в последние времена большинство людей не только идёт в ногу со временем, но и стремительно несётся вперёд, обгоняя «конкурентов» и соплеменников, принимая состояние суеты как естественное, «обыденное». И в этой суете человек не замечает главного.

Вот нам уже и по телевидению передают прямую трансляцию из Иерусалима о схождении Благодатного Огня на Гробе Господнем! А всё те же кричат упорно: попы, мол, дурят вас! Да Бог вам судья… А в новой книге Натальи Советной есть свидетельства автора, видевшего всё это своими глазами. С этого чуда, с очерка «Давай зажжём Иерусалимскую свечу», начинается разговор читателя с автором.

Книга Натальи Викторовны Советной «Угадывай любящим сердцем» – это не просто взгляд на нашу жизнь человека, который посреди всеобщей суеты и гонки вдруг остановился и задумался. Это книга человека, нашедшего в себе силы пойти против устоявшихся «удобных» мнений, порочных «народных» обычаев, против «так все живут» и т. п.

И прежде всего это выражается в отношении к отечественной истории. Кстати, по отношению к русской истории можно сразу определить, кто перед вами: подлинно русский человек или типичный «этостранец». Этостранца сразу же выдаёт интонация – насмешливо-пренебрежительно и отстранённая, когда он берётся рассуждать о перипетиях родной истории.

Когда я слышу, как нашего святого мученика Царя Николая II называют «Николашкой», я сразу вспоминаю легенду о Хаме. Обычно мы говорим о хамском отношении или поведении, как правило, имея в виду нечто грубое, нечистоплотное, невоспитанное, словом, что-то из народных глубин. В действительности – это далеко не так. Я позволю себе в двух словах напомнить ветхозаветное сказание о Ноевом ковчеге.

Давным-давно, ещё до Всемирного потопа, мир людей настолько погряз в грехах и разврате, что Господь решил очистить землю водой. И начать всё с белого листа. Лишь единственный праведник удостоился Божиего откровения узнать, что грядёт потоп – Ной. Ной выстроил ковчег, погрузил на него своё семейство (восемь душ), зверей – каждой твари по паре – и таким образом спасся сам и спас свою семью с земной живностью.

После потопа ковчег пришвартовался на горе Арарат, где его останки покоятся и доныне. А дальше  следует история про Хама – поскольку этот персонаж один из сыновей Ноя. Вот как о том вещает первоисточник: «Ной начал возделывать землю и насадил виноградник; и выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем. И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и выйдя, рассказал двум братьям своим. Сим же и Иафет взяли одежду и, положив ее на плечи свои, пошли задом и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего» (Быт 9:21–23).

Как видим, Хам вовсе не выглядит грубым, неотёсанным мужланом. Нет, он скорее претендует на некую утончённость и элитарность, забывая при этом, над кем собирается посмеяться. Над собственным отцом, над собственной историей, над собственными традициями. Ведь Господь помиловал Ноя и его семейство именно за то, что они помнили веру и традиции своих предков, в то время когда всем остальным уже было на всё плевать.

Эта та самая хамская «утончённая» элитарность, что так явственно проступает в слое нашей «образованщины», внешне по-европейски лощёной, а внутри также двуличной и лживой, смердящей нравственными нечистотами. И в своём повседневном соглашательстве мы не так-то далеко ушли и от них, и от древнего «интеллигента» Хама.

Пренебрежительное отношение к собственной истории и, в частности, к святому мученику Николаю II Романову – прежде всего проистекает из незнания как самой истории, так и подлинной биографии Николая Александровича. Впрочем, одного факта мученической смерти семьи Романовых для нормального человека вполне достаточно, чтобы хотя бы не ёрничать и относиться с уважением к их судьбе – это как минимум. А как максимум, повод задуматься – что же послужило причиной для такой жестокой расправы? Но доморощенные хамчики продолжают распускать слухи и грубо сплетённые сплетни о «прегрешениях» святого Царя, не замечая даже, что сплетни эти опровергают одна другую. Не говоря уже о том, что они опровергают реальные исторические события. Но «образованщина» тем и сильна, что «мы Истории не пишем (не слышим. – А. К.). А вот о том как в баснях говорят…».

Чтобы встать на защиту родной истории, на защиту святого мученика Николая II и его семьи с их верными до гроба друзьями и помощниками – надо обладать мужеством. И это качество явно присутствует у автора повести «Тайна русского Царя» Натальи Викторовны Советной. Её рассказ о постижении смысла событий столетней давности, думаю, во многом автобиографичен, во всяком случае – с духовной точки зрения. Но этим материал книги не исчерпывается. Далее пытливый читатель найдет несколько статей о культурном и безкультурном употреблении алкоголя с экскурсом в историю не только недавнюю, но и древнюю. Вы узнаете, что и, главное, для чего пили древние греки и иудеи. Удивитесь, насколько эта пагубная привычка укоренилась в нашем некогда совсем не пьющем народе.

Помню, как-то летом на даче после бани мы с соседом, «по старинной традиции», сели выпить по рюмочке. Ну, естественно, и разговор наш коснулся застольной темы. Помню, сосед совершенно невозмутимо сообщил мне, что начинает каждый день с «полтинника», т. е. рюмки водки. И каково же было его удивление, когда я сообщил, что практически никогда по утрам не пью – ни «после вчерашнего», ни просто так. Что я, порой, неделями не пью спиртного, а в посты и вовсе стараюсь удерживаться от этого «удовольствия», хотя, признаться, не всегда получается. После нашего разговора мы целый день ходили удивлённые, я – от откровений соседа, а он – от моих признаний. И у обоих в головах, вероятно, вертелась одна и та же мысль: «Надо же, и такое бывает!», только вектор её действия был противоположный.

Есть в книге Натальи Советной и главы, посвященные весьма деликатной теме – супружеской верности. Кто-то опять махнёт рукой и закатит глаза, дескать, ханжество! Но это всего лишь удобная формулировка для оправдания собственной несостоятельности. Глядя (исключительно из профессионального любопытства), как в современных сериалах замужние женщины кочуют из одной постели в другую, а незамужние (ещё не побывавшие замужем) и вовсе меняют партнёров, как прокладки, которые сыпятся на зрителей из рекламных роликов, словно снежные хлопья зимой, невольно приходишь к мысли, что создатели таких сериалов очень прилежно выполняют чейто заказ, весьма щедро оплачиваемый. В современном мире всё меньше остаётся супружеских пар вообще (сожительство не в счёт) и – в частности – проживших вместе с одним и тем же супругом, но лишь очень немногие, заключившие брак не по одному разу, соглашаются, что это и есть счастье.

Но особая глава книги – о творчестве и биографии большого русского поэта Игоря Николаевича Григорьева.

Игорь Николаевич Григорьев встретил войну в 1941 году на родной Псковщине, ему тогда не было и восемнадцати лет, и как серьёзный поэт он начал складываться в военное лихолетье. Вряд ли кому-то придёт в голову спорить, что ничего страшнее и античеловечнее войны, – нет. Тем более интересен феномен, когда, пройдя военные невзгоды, русская культура рождала высокохудожественные, образные, глубоко философские литературные памятники. Будь то «Слово о полку Игореве» или «Повесть о Евпатии Коловрате», «Полтава» Пушкина или «Бородино» Лермонтова, стихи Константина Симонова, «Василий Тёркин» Твардовского.

И этот сложный, но истинный пафос характерен для любого русского воина вне зависимости от его статуса и даже образованности. «…Видны эти главные черты, составляющие силу русского, – простоты и упрямства; но здесь на каждом лице кажется вам, что опасность, злоба и страдания войны, кроме этих главных признаков, проложили еще следы сознания своего достоинства и высокой мысли и чувства». «И эта причина есть чувство, редко проявляющееся, стыдливое в русском, но лежащее в глубине души каждого, – любовь к Родине», – пишет в цикле «Севастопольские рассказы» о простых русских солдатах Лев Толстой.

Людям, проживающим на российских просторах, свойственна такая особенность, что в самые тяжёлые минуты, когда Родине угрожает опасность, в них открываются лучшие, высокие стороны души.

Весьма трогательны и написаны с большой любовью очерки о родной Белорусской земле. Ещё раз напомнить тем, кто хочет забыть или стереть память о великом подвиге, напомнить вновь подрастающим поколениям историю родной земли. Не ради красного словца, не потому, что тема задевает за живое, а потому, что сердце покоя не даёт. «За два с половиной года немецкой оккупации на территории Городокского района фашисты уничтожили огнём 183 деревни. Тридцать пять из них так и не возродились», – пишет автор.

Пишет автор и о совсем недавнем прошлом. О том, что пережили в молодости, о общей судьбе Белоруссии и России, когда и народ и культура и совместная созидательная деятельность были общие, и судьба одна.

И по духу, и по содержанию книга Натальи Викторовны Советной, можно сказать, редкая для нашего времени – книга эта о главном. А это очень важно теперь для нас всех – не забыть главное в нашей жизни.