«Иду тропой в залив покосов…» Поэт Евдоким Русаков

Очередной семинар литературной студии «Метафора», состоявшийся в Доме писателя 22 апреля 2019 года, был посвящён жизни и творчеству Евдокима Евдокимовича Русакова. Самородок из новгородской глубинки, он продолжал литературные традиции «крестьянских» поэтов Ивана Никитина, Алексея Кольцова… Известный советский поэт Михаил Дудин так писал о Русакове:

«Евдоким Русаков – редкостный русский человек. По профессии он пастух, а по душе – истинный поэт, и эти два начала жили и живут в его характере, в его судьбе дружно, как бы помогая друг другу. Он умеет делиться своей благородной душой, её опытом, её горем и восторгом просто и открыто. Его душа ласкова и светла. Она лучится добром и сочувствием. Глаза у этой души голубые, как весеннее небо над Валдаем, промытое первой весенней грозой».

В разговоре о Евдокиме Русакове приняли участие: председатель Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России Борис Орлов, участники семинара «Метафора» Ирина Катченкова, Татьяна Никольская, Владимир Митюк, Леонид Шелудько, Геннадий Торбеев, Марина Скородумова… Т.К. Никольская рассказала о судьбе поэта, а И.С. Катченкова поделилась мнением о его творчестве, показала фотографии Е.Е. Русакова и книгу, выпущенную в память о нём.

Евдоким Евдокимович Русаков родился 26 июля 1924 или 1926 года в деревне Сопки Мошенского района Новгородской области в многодетной крестьянской семье. С девяти лет он стал работать пастухом от начала весны до Покрова дня (14 октября), после которого скот по традиции уже не выгоняли на пастбище. Сам он так описывал это время: «Каждый день раньше всех встречал зори в поле и провожал вечером солнце, обмывали меня тёплые и холодные дожди, обдували со всех сторон ветры, секли молнии, оглушал гром, ночами светил мне месяц…».

Евдоким Русаков окончил 7 классов школы. В начале Великой Отечественной войны подростка направили на оборонные работы на Волховский фронт. Во время налёта фашистской авиации его тяжело контузило. Домой вернулся на костылях. Он трудился пастухом, сторожем, сапожником… И одновременно писал стихи, которые впервые были опубликованы в 1953 году в районной газете «Мошенский колхозник».

Примерно через два года Русаков с женой и детьми переселился в деревню Коровкино Боровичского района. Однажды летом на дальнем пастбище всю семью Русаковых покусал энцефалитный клещ. Очнувшись через несколько недель в больнице, Евдоким Евдокимович узнал, что жена умерла и похоронена, старший сын стал инвалидом, а младшие разосланы по интернатам. К счастью, Русакову потом удалось вернуть домой детей.

В 1958 году Е.Е. Русаков впервые принёс свои стихи на заседание ЛИТО при боровичской районной газете «Красная искра». Литературный критик, руководитель ЛИТО Л.Р. Фрумкин вспоминал: «Стихи удивляли обилием поэтических находок…». А ведь пастух Евдоким Русаков имел на тот момент лишь семилетнее образование и был рядовым колхозником, обременённым большой семьёй. По настоянию собратьев по перу Е. Русаков стал учиться в вечерней школе, читал современных поэтов, посещал ЛИТО… В 1961 году подборка его стихов вошла в коллективный сборник поэтов Новгородской области «У Ильмень-озера».

Так начался путь Е.Е. Русакова в большую литературу. Его стихи печатались в литературных альманахах, газете «Литературная Россия», журналах «Сельская молодёжь», «Звезда» и др. Поэтическая слава пришла к Русакову в 1973 году, когда ленинградское отделение издательства «Детская литература» выпустило книжку его детских стихов со сказочным названием «Мельница-метелица». Иллюстрированная Еленой Васнецовой и изданная тиражом в 150 тысяч экземпляров, «Мельница-метелица» в 1980 году выдержала второе издание.

Затем последовали книги «Живу я в маленькой деревне» (Л.: Лениздат, 1979), «Заозерье» (М.: «Современник», 1982), «Июль – мой прародитель» (Л.: «Лениздат», 1987)… В 1980 г. Е.Е. Русаков был принят в Союз писателей СССР. О нём писали центральные газеты и журналы, снимались документальные фильмы, на его стихи складывали песни. В деревню Коровкино Перёдкинского сельсовета Боровичского р-на со всей страны приходили письма благодарных читателей. Он стал поистине народным поэтом.

Потом наступили трудные 1990-е годы, когда стране стало не до литературы. Но Е.Е. Русаков продолжал писать стихи. По воспоминаниям его детей, ночью, когда жизнь в деревне замирала, Евдоким Евдокимович устраивался в закутке за печкой и, вооружившись очками, крупным, размашистым почерком набрасывал в ученических тетрадках пришедшие на ум образы и рифмы. Они выстраивались в стихи, которые он перепечатывал потом на пишущей машинке «Москва», правил и снова печатал, складывая написанное в папку. Он полагал, что когда-нибудь придут иные времена, и его стихи вновь понадобятся людям.

В конце 1990-х гг., потрясённый смертью дочери, трагически погибшей от рук  убийц, Е.Е. Русаков слёг и больше уже не поднялся. Поэт скончался в 2001 году. Его земляки вспоминают, что похороны выпали на знойный июньский день: «Ветер гнал по небу стада белых облаков, приносил с лугов запах цветущих трав… От дома до околицы гроб несли на руках. Когда отворили ворота сельского погоста, по кладбищенской листве, точно оплакивая последнего крестьянского поэта России, скорбно зашелестел нежданно павший с небес слепой дождь».

Участники семинара по очереди читали стихи Евдокима Русакова, делились мнением о его творчестве. Казалось бы, чего нового, своего мог сказать деревенский пастух после Сергея Есенина, Николая Рубцова, Игоря Григорьева?.. Однако Русакову удалось найти собственную, узнаваемую поэтическую интонацию. Несмотря на тяжёлую личную судьбу, а может быть, – и вопреки ей – он писал «простые», прозрачные и ясные стихи, радующие душу. Видимо, был светлым, добрым человеком, чутким к природе, «братьям нашим меньшим». Лира поэта-пастуха (есть в этом сочетании что-то библейское!) настроена на добро, на гармонию человека с миром, с природой и космосом. Вспоминается тут и знаменитое стихотворение Николая Рубцова «Добрый Филя». Но Евдоким Русаков не молчал, он писал стихи – и читатель, замороченный современной суетой, вдруг проникается вневременным и вечным: по весне «грачи, как мужики на сходке, о делах заспорили всерьёз», в полночь «словно рысь, с вершины клёна, следит за сторожем луна», а в августе «не яблоки, а годы с веток падают в саду»…

Бывает, известные поэты поучают молодёжь – мол, не надо писать «просто», это не приветствуется (Кем – самим мэтром? Так и он, при всём почтении, не Господь Бог!). Дескать, следование классической традиции не должно обозначать свою позицию в извечном споре Добра со Злом, нужны «изюминки» – изощрённые метафоры, приблизительные рифмы, игры со словом, смыслом….Иначе, мол, современный читатель не поймёт, не оценит…

Вероятно, такие стихотворцы в своё время прошли мимо поэзии Евдокима Русакова. К сожалению, за пределами Новгородчины она незаслуженно подзабыта. Однако память Е.Е. Русакова чтут новгородцы и земляки-боровичане. Участники семинара с интересом узнали, что в с.Перёдки Боровичского района открыт музей, проводятся Русаковские Чтения; в честь поэта учреждена памятная медаль…Хотелось бы, чтобы добрые, искренние, сердечные стихи большого русского поэта Евдокима Евдокимовича Русакова  знали, читали и помнили по всей России!

Евдоким РУСАКОВ

Рассвет

Дотла истёрся лунный жернов
В веснушках рос – лицо лугов,
И тянет свежестью озерной
С отлогих тёмных берегов…

Иду тропой в залив покосов,
Подставив солнышку плечо
И смех желтеющих колосьев
Мне греет душу горячо!

Иду тропой, и в дымке синей
Я слышу здесь сквозь ветра зов,
Как бьётся сердце всей России
В волненье зреющих хлебов.

Сенокос

Где-то скрипнула телега.
На поля во все концы
Косари идут с ночлега, –
Солнце взято под уздцы.

И стоит на косогоре
Клён, как парень на стогу.
Поднимает ветер шорох,
Сохнет сено на лугу.

Кто под куст рубаху кинул,
Кто кричит: «Давай! Бегом!…»
Припекает солнце спины
Как горячим утюгом.

Весна

Где ольха да заросли крушины,
Меж холмами выцветив пролёт,
Как ядрёный гребень петушиный,
Из-за леса солнышко встаёт.

А заря – румяная спросонок –
В речке моет рыжую косу.
И на песне-нитке жаворонок
Держит всю планету на весу.

После жатвы

Сжат хлеб, и все поля раскрыты.
Я на жнивьё усталый лег,
И, как отец, щекой небритой,
Стерня моих коснулась щёк.

Урожай

Подготовлены сусеки,
День на убыль повело,
Едет с песней на телеге
Урожай-мужик в село.

Лучше всякого напитка
Пьет от нивы дух ржаной,
И с лица течёт улыбка
Предвечернею зарей.

Рушником лежит проселок, –
Колокольчик, иван-чай.
Древний скрип колёс весёлых
Заглушает дергача.

*****
На малых оборотах, тихо
Вся бороздою исходя,
Как патефонная пластинка
Под плугом кружится земля.

Но если б проиграть сначала
Её смогли бы для людей,
То сколько б песен прозвучало
И слёз давно забытых дней…

Листопад

С мокрых
Яблонь
Листья
Обрывая
Ветер
Забегает
В каждый сад.
Лапчатым
Гусёнком
Ковыляя,
По деревне
Бродит
Листопад.

Бездорожье

Прости меня ты, поле с рожью,
Что по тебе тропу топчу.
Ищу свой путь за бездорожьем, –
Дорогу твёрдую ищу.

Я крепок духом перед зверем
И, не кляня свою судьбу,
Брожу безвестным Берендеем
В берёзовом своём краю.

В ненастный день и в яркозорье
В душе смиряю песней грусть.
И как большое Лукоморье,
В мои глаза глядится Русь.

Ирина Катченкова
Татьяна Никольская