«Она его за тему полюбила» или «Не называя действующих лиц»

Начинаешь с сочувствием и жалостью. Потому что как иначе? Ведь можно не договорить, а ударения проставить. Как в книжках для малышей начинающих читать.

Иногда снимаешь одежду, а она выворачивается. Посмотришь на открывшуюся подкладку, интересные ткани встречаются и даже разнообразные. Но чаще всего походят на клоунскую спецодежду. Но ведь время такое. Что было вчера серьёзно – нынче выглядит потешно. То, на что вчера плевались, теперь стало идеологическим диктатом. Плюются и теперь люди, но шеи наклоняют под очередной хомут-вывих. Тянуть ведь кто-то должен наш вагон-ресторан.

Итак, все стали критиками. Ну, власть ругали всегда. К этому все привыкли и даже перестали как-то замечать. Но и литературные критики перекинулись на власть. За литературную пахоту теперь не платят, так куда податься бедным героям? Туда и подались. На плаху публицистики. Ушли, значит, головы за други своя класть. А места-то вакантными стали. Кто поэтов да прозаиков крыть будет теперь? Печаль.

Но нашёлся выход. Литературная среда, как организм акулы пищу из всякой дряни извлекает для своей пользы, синтезировала новых волонтёров-добровольцев. А это, как в своё время народники, пришедшие в общественную жизнь, народ своеобразный.

Вот один такой, выходит выступать на всякой литтусовке, торжественно выходит и величественно так заявляет что он, хоть и посидел в тюрьме некоторое время, но кое-что всё-таки понимает в литературе. Даже больше, чем не сидевшие. И он, мол, считает, что поэзии сейчас нет. Правда недавно ему подарил поэт N свою книжку, так оказалось, что один поэт хороший всё-таки есть. Этот самый  N. А больше никто не дарит книжек. Так-то.

А вот ещё один сгенерировавшийся из поэтической уже среды… Этот призвался в литературные критики, надел шлем времён гражданской войны, гикнул-свистнул, выхватил не ведомо где раздобытую шашку стального отлива и пошёл рубать. Взмахнул раз – рубанула шашка «подозрительного» Пушкина нашего всего, попутно приписав ему слова забитого персами Грибоедова про «дым отечества». Ещё взмахнул напра-налево – соскочили головы с молодых поэтов призыва ХХI века. Потом выхватил обрез из-за пазухи и саданул из него по какому-то затерянному в невской дельте журналу-пароходу. Крепкий кадр сформировался, неистовей Виссариона наших послепушкинских времён.

Только с  некоторых пор ушёл он в партизаны, не кажет глаз в Доме, в котором живёт чёрт знает что. Чего-то опасается, видно. Или ждёт накопления своей критической массы, чтобы взойти в потомках крупной заветной звездой – ориентиром будущих поколений, желающих приобщиться к избранным, из отверженных. Сидит, забрасывает «бомбы». И ведь это тоже жизнь в литературе.

Заметим, что неистовство стало важной чертой продвижения в современность. Считается, что это прогресс. Но напоминает он скорее молекулы разогретой жидкости, ищущей применения в поисках справедливости неизвестной направленности. То ли гендерной, то ли мультикультурной, то ли иных цветов и народов. Есть, правда, опасения за здоровье неистовых. Ведь при длительном махании металлическими предметами у махальщиков иногда появляется специфическая пена на губах…

Итак, мы решили, что критиков не стало. Но критики-то всё же остались. И стали они бескорыстно любить самих себя и умело отбирать отвечающие этой любви факты. Этой тенденции следует посвятить в будущем отдельный разговор. А вкратце так её охарактеризуем. Мол, если рассматривать орбиты планет от Земли до Солнца, то стоит назвать Юпитер, Луну и Меркурий. Остальные – мелочь пузатая, никакой пользы нашей вере в себя не приносящая… Это такая стилистическая критика. Для неё требуется пара цитат из великих, подчёркивающих значимость слов автора статьи, а также некий мега-образ, в виде путеводной звезды будущих поколений. А цитаты из себя стилисты просто обожают. Дремучие не поймут, а посвящённые, мол, уразумеют…

Есть ещё особый предмет для задумчивости. Это поиски духовного начала, раздувающего огонь желаний желающих беседовать беседы об этом торжестве гурманов современности. Ширится их поток и влияние. И это радует. Это вам не разгадывание помыслов Трампа да Ына. Это веяние времени, наполняющее веселящим газом умы политиков и философов. Хотя темп поисков и замедлился, но уверенность ищущих завораживает. Видимо, победа придёт. Надо только качественно переродиться, следуя судьбоносным планам, вещающих во славу средневековья стоящих на цифровой основе субъектов.

Да, вот ещё. Иной раз послушаешь восхищающегося «критика»: ах, мол, какая тема, видно, что наш человек – тема-то какова! Не по таланту, не по исполнению, а по принадлежности судить – себя не уважать. Так я думаю.

Но для завершения и закольцовывания композиции вспомним вывернутую одежду, упомянутую в начале этих заметок.

Мы регулярно наблюдаем теперь в теленовостях и наяву проводы умерших деятелей театра и кино. Не знаю как кого, но меня потрясают раздающиеся вослед проплывающим гробам аплодисменты. Не удалось внедрить в своё время в нашу повседневную жизнь карнавалы. А вот шоу удалось. Скоро, вероятно, и крики «бис», «браво» будем слышать и там, где и не могли ожидать. Впрочем, ведь к одобрению сопутствующих нашей жизни пакостей мы уже привыкли, откроем ли интернет или припадём к иным разнооднообразным СМИ. Написал тут один автор юбилейный материал в честь Аркадия Гайдара. Всё туда сгрёб в адрес писателя. Весь хлам. Всё смёл своим постсоветским веником. Как же – юбилей! Такой вот отряд у нас боевой есть. Радуются ребята неудачам, проколам, катастрофам. Ищут изъяны. А если откровенно не радуются, то с удовольствием смакуют. Не все, конечно. Но пакостники всегда оказываются на виду, особенно в кризисные времена. Они громкие. Они азартные. И если в обществе накапливается некий процент таких «пассионариев», не прошедших обряда инициации, т.е. взросления, то гражданское общество испытывает нервозность и растерянность, умноженную на потустороннюю бдительность. И тогда трудно говорить о высоких задачах, об исполнении, скажем, нацпроектов и майских указов, о модернизации и прочих высокоумных планах и задачах развитого капитализма с человеческим лицом.

Вот такой полуоткрытый полуобзор части нашего полуозабоченного мифического царства наблюдающих вещунов получился.

Евгений Попов

Фото: daanoe.com