«…Спешите делать добрые дела!..»

О творчестве вологодского поэта Александра Яшина (27.03.1913 – 11.07.1968)

25 февраля 2019 г., под руководством Бориса Орлова, председателя Санкт-Петербургского отделения СП России, во второй части семинара «Метафора» познакомились с творчеством Александра Яшина. Поэтесса Ирина Жаркова подготовила  и представила биографию и яркое творчество вологодского поэта.

Поэт и прозаик Александр Яковлевич Яшин (настоящая фамилия Попов) родился 27 марта 1913 года в деревне Блудново Никольского уезда Северо-Двинской губернии (сейчас Вологодская область). Дед был бурлаком на Волге, стал кузнецом, организовал школу в родной деревне Блудново. Родился поэт в крестьянской семье, отец погиб в Первую мировую войну, семья бедствовала, с детства пришлось работать. После окончания трех классов начальной школы собрали сход, который вынес решение отправить Сашу Попова в уезд для продолжения учебы. Закончив семилетку в г. Никольске, он поступает там же в педагогический техникум. Школьником стал писать стихи, в школе его прозвали «рыжим Пушкиным». Первая публикация появилась в 1928 г., печатался в районной газете «Никольский коммунар», в газете «Ленинская смена», «Советская мысль», «Северные огни» (Великий Устюг), в центральном журнале «Колхозник», в «Пионерской правде» и др.

В 1928 году Яшин был делегатом I Северо-Двинского губернского съезда пролетарских писателей, затем делегат I краевого съезда Северной ассоциации пролетарских писателей в Архангельске. После окончания в 1931 г. педагогического техникума в Никольске учительствует в сельской школе. В 1932 г. переезжает в Вологду, становится литературным сотрудником газеты «Красный Север», работает на радио, тогда же избирается председателем созданного в Вологде оргкомитета краевого союза писателей. Переезжает в Архангельск, входит в члены Северного краевого оргкомитета советских писателей. Первый сборник стихов «Песни Северу» вышел в Архангельске в 1934 г. и Яшин был премирован за песню «Четыре брата» на Всесоюзном конкурсе на лучшую комсомольско-походную песню, участвовал в работе I съезда советских писателей.

В 1935 г. переезжает в Москву, где в 1938 г. издает книгу стихов «Северянка», отразив песенную реальность родного северного края. В предвоенные годы учился в Литературном институте им. М. Горького (окончил в 1941 г.) и работал зам. редактора газеты ткацкой фабрики. На фронт Великой Отечественной войны ушел добровольцем. Был корреспондентом газеты «Боевой залп», находясь почти все время в батальонах морской пехоты и на бронепоездах. В 1942 г. был переведен в Ленинград и работал в составе оперативной группы писателей при политуправлении Балтфлота. Из Ленинграда был направлен в Волжскую военную флотилию. Посвятил Сталинграду написанную в 1942-1943 гг. поэму «Город гнева». Затем был переведен на Черноморский флот, работал зам. отв. редактора краснофлотской газеты «На страже». В качестве военно-морского журналиста и политработника участвовал в обороне Сталинграда, в освобождении Крыма. Из-за тяжелой болезни в 1944 г. был демобилизован, вернулся на родину в Блудново.

Послевоенные годы много ездил по Северу, на строительство волжской ГЭС, на целинные земли Алтая; поэт учился на курсах трактористов, участвовал в открытии Волго-Донского канала. Впечатления от увиденного и прочувствованного отражены в книгах стихов «Земляки» (1946), «Советский человек» (1951). В 1949 г. была опубликована поэма «Алена Фомина» о женщине – колхозном организаторе, понимающей, что «люди хотят полета, размаха души во всем». Александр Яшин много занимался общественной работой в Союзе писателей. Он пишет стихи и прозу. Этапной для советской литературы явилась публикация в 1956 г. во 2-м выпуске сборника «Литературная Москва» за рассказ «Рычаги», он подвергался жёсткой критике, однако именно этот рассказ в известной мере подготовил прозу Ф. Абрамова, В. Белова, С. Залыгина.

Во второй половине 50-х гг. в творчестве Яшина начинается новый этап. Черты самокритичной исповеди приобретают книги стихов «Свежий хлеб» (1957), «Совесть» (1961) и др. Расширяется эмоциональный диапазон лирики от радости «весенних ожиданий» до скорби о перенесенных утратах и горькой иронии. Становится популярным стихотворение Яшина «Добрые дела» (1958) с его призывом: «Спешите делать добрые дела!». Как свидетельствовал В. Солоухин, эта «знаменитая строка» явилась сутью отношения автора к миру.

 Твоя родина

Все испытала, все превозмогла —
Года тяжелых рукопашных схваток,
И выстрелы врагов из-за угла,
И длинные хвосты у продпалаток.
Великая!— мы говорим о ней,
Даем присягу в верности сыновней
И воспеваем с пристальной любовью
Березки, речки, ширь ее полей.
А все ли помним
И всегда ль о том,
Что родина была, и есть, и будет
Не только реки, горы, отчий дом,
Не просто небо и земля,
А — люди?
Все те, что рядом, под боком у нас,
И — далеко,
чужие нам по крови,
И все они нуждаются подчас
В тепле, в участье,
В братском добром слове.

Новую волну критики вызвала опубликованная в 1962 г. «Вологодская свадьба» (имеет несколько редакций, публиковалась и как рассказ, и как повесть). «Вологодская свадьба» была осуждена в «Известиях», «Комсомольской правде», в журнале «Москва» и др.: «…безотрадна картина жизни деревни, которую рисует А. Яшин»; изображение жизни здесь «обернулось полной неправдой» (Октябрь. – 1963). Между тем многие вологжане позитивно откликнулись на это произведение, поэт А. Романов писал автору в начале 1963 г.: «Ваша «Свадьба» удивительно резко выявила многие характеры…» (Яшин А. Собр. соч). Тогда же автору писал Г. Троепольский: «Такое может написать только тот, кто очень любит человека… Чую я твою большую любовь к своему народу. И слышу правду. Все у тебя здесь – правда». «Рычаги», «Вологодская свадьба», а также повесть Яшина «Сирота» (1962) знаменовали принципиальное углубление подхода автора к анализу реальной жизни, росли напряжение раздумий, гражданская смелость. Как свидетельствовал Ф. Абрамов: «одно качество непременно присуще всему, что писал зрелый Яшин, – это исповедальная правдивость и искренность» (Новый мир. – 1973). Яшин проявил себя и как мастер лирической прозы в повести «Угощаю рябиной» (1965), в циклах новелл «Вместе с Пришвиным», «Сладкий остров», «Маленькие рассказы».

Яшин принимал активное участие в литературно-общественной жизни своего времени: «Под словами благодарности Александру Яковлевичу за поддержку и помощь в трудный час или нужный момент могли бы подписаться и Сергей Викулов, и Александр Романов, и Василий Белов, и Виктор Коротаев, и Олег Квашнин, и Николай Рубцов, и Сергей Чухин… Глава и староста вологодского литературного «цеха», он всем помогал дружелюбно и бескорыстно» (Александр Яшин в воспоминаниях северян). Он не только писателей привечал, к нему шли «литераторы и не литераторы, молодые и старые. За советом и так просто – за добром» (Яшина Н. /О моем отце /). Именно Яшину во многом обязаны своим становлением в русской литературе поэт Николай Рубцов и прозаик Василий Белов. Рассказывают, что именно Александр Яшин дал рекомендацию в Союз писателей Булату Окуджаве. «Такие, как Яшин, — заключает дочь поэта Наталья, — вели за собой своё поколение, творчеством своим воспитывали, поддерживали, подпитывая в человеке нравственную душевную основу…»

Александр Яшин был верующим человеком, в его квартире хранились иконы, складень, Библия, с которыми он никогда не расставался; он соблюдал православные посты, жил аскетически, не позволяя себе ничего лишнего. В его доме на Бобришном Угоре — только жёсткий топчан, письменный стол, самодельный журнальный столик — подарок от Василия Белова.

«Какое огромное впечатление Александр Яковлевич производил везде, где появлялся. Это был красивый, сильный человек, очень обаятельный, очень яркий». «Меня немало удивил облик Яшина, который показался мне не очень деревенским, да пожалуй, не очень и русским. Большой, горделиво посаженный орлиный нос (у нас такого по всей Пинеге не сыщешь), тонкие язвительные губы под рыжими, хорошо ухоженными усами и очень цепкий, пронзительный, немного диковатый глаз лесного человека, но с усталым, невесёлым прижмуром…» (Фёдор Абрамов)

Неуёмный по характеру, с распахнутой русской душой поэт прожил яркую жизнь, оставив в своей поэзии весь спектр оттенков, красок и настроений:

Голоса весны

Весна всему свой голос дарит:
Воде, листве, земле – всему,
Кострам в лесу и птичьей паре,
Глазам и сердцу моему.
Все началось с простой капели,
И вот уже текут снега,
И зажурчали, зазвенели
Деревья, Воздух и луга.
Несется плеск с речных излучин,
В овраге ветер струны рвет,
Весь мир разбужен и озвучен
И дирижеру смотрит в рот.
С утра в бору, зачем – не знаю,
Мну старый ягодник, траву
И повторяю, повторяю
Свое тревожное “ау!”
Слух напряжен, и сердце бьется,
Я, словно чуда, жду в глуши:
Быть может, кто-то отзовется
На музыку моей души.
1964

Некоторые факты о личной жизни известны из дневника Александра Яшина (Электронная версия газеты «Литературный дневник»):

«Вчера в Литфонде записал своих детей на эвакуацию со второй партией. Из Москвы выезжают все лишние» (8 июля 1941 г.)

«От жены вчера — открытка. Переехала в Никольск. Неприятно и неспокойно для меня это. Не верю я женщинам» (11 октября 1941 г.)

«Уже третий день, как меня мучает какое-то беспокойство, предчувствие чего-то нехорошего. На душе, что называется, кошки скребут. Вероятно, всё связано с мыслями о жене, о Гале… Она ещё не выехала. Надо вернуться к детям, жить для них… Не надо было опять жениться» (30 июня 1942 г.)

«Слава (секретарь партбюро Литературного института, подруга А. Я. Яшина) познакомила с архитектором, студенткой Литинститута Златой Константиновной Ростковской» (8 мая 1943 г.)

«Опять была Злата Константиновна. И каждый раз я довожу её до слёз. Нехорошо. Самому стыдно, что я такой дикий и злой» (28 июня 1943 г.)

«Злата ночью родила дочь» (5 января 1945 г.)

* * *
Назови меня именем светлым,
Чистым именем назови –
Донесется, как песня, с ветром
До окопов голос любви.
Я сквозь грохот тебя услышу,
Сновиденья за явь приму.
Хлынь дождем на шумную крышу,
Ночью ставни открой в дому.
Пуля свалит в степи багровой –
Хоть на миг сдержи суховей,
Помяни меня добрым словом,
Стынуть буду – теплом повей.
Появись, отведи туманы,
Опустись ко мне на траву,
Подыши на свежие раны –
Я почувствую, оживу.
1943

Злата Константиновна родилась (14) 27 мая 1914 года в семье старшего врача лазарета штаба Владивостокской крепости, дворянина Константина Павловича и архитектора Екатерины Георгиевны Ростковских. С юных лет писала стихи, поступила в Литературный институт в Москве, где и познакомилась с вологжанином Александром Яшиным. В третьем браке со Златой у них родилось двое детей — Наталья и Михаил. В 1999 году вышел сборник стихотворений Златы Поповой-Яшиной, которые она писала всю жизнь как дневник.  Михаил, младший сын Александра Яшина — пианист, окончил Московскую консерваторию по классу профессора Веры Горностаевой. В 1981 году, женившись на дочери русской эмигрантки, переехал в Париж. Известно, что с сыном Михаилом случилась трагедия. Г. Свирский упоминает шестерых детей Яшина в связи с началом разгромной критики рассказа. По его словам, шестнадцатилетний сын писателя застрелился в пустом кабинете отца. Это так потрясло Александра Яшина, что он и сам заболел и больше уже не вышел из больницы… Он держал, в последние свои часы, Злату Константиновну за руку, плакал и казнился… А, по словам хирурга Прасковьи Николаевны Мошенцевой, сын Александра Яшина покончил собой из-за любви.

Из воспоминаний Капитолины Кожевниковой о Яшине: У него была трудная судьба литератора и  человека — большая семья, душевнобольная жена… Сплетен да разговоров разных вокруг него было предостаточно». Трижды женатого, имевшего семерых детей безгранично и безнадежно любила удивительная женщина потрясающей красоты, возвышенная и земная одновременно, — поэтесса
Вероника Тушнова.

 Наталья Савельева писала в своём очерке «Две остановки до счастья» («Новая газета», 14 февраля 2002 г.):

Единственное документальное свидетельство этой любви — воспоминания Фёдора Абрамова. Из-за советского ханжества они изымались из его собраний сочинений и единственный раз увидели свет в 1996 году в архангельской газете «Правда Севера»: «Понимаю, хорошо понимаю, как рискованно касаться такой деликатной области человеческих отношений, как любовь двух людей, да ещё немолодых, семейных, доживающих свои последние годы. Снова заставить кровоточить ещё, может быть, не совсем зарубцевавшиеся раны у близких, снова оживить пламя страстей, которые когда-то вызывали столько пересудов и кривотолков…

 В 1973 году Эдуард Асадов написал стихотворение «Веронике Тушновой и Александру Яшину» («Я не открою, право же, секрета…». Его можно прочитать в книге: Эдуард Аркадьевич Асадов, «Избранное», Смоленск: Русич, 2003).

Вероника Михайловна Тушнова, известная советская поэтесса, родилась 27 марта 1915 года в Казани в семье профессора медицины Казанского университета Михаила Тушнова и его жены, Александры, урождённой Постниковой, выпускницы Высших женских Бестужевских курсов в Москве.

Переехав в Ленинград, она закончила учёбу в медицинском институте, начатую ещё в Казани, вышла замуж за известного врача Юрия Розинского и родила в 1939 году дочь Наталью. Второй муж Тушновой — физик Юрий Тимофеев. Подробности семейной жизни Вероники Тушновой неизвестны — многое не сохранилось, потерялось.

Она рано начала писать стихи и после окончания войны, во время которой ей пришлось работать в госпиталях, навсегда связала свою жизнь с поэзией. Неизвестно, при каких обстоятельствах и когда точно познакомилась Вероника Тушнова с поэтом и писателем Александром Яшиным, которого она так горько и безнадежно полюбила и которому посвятила свои самые прекрасные стихи, вошедшие в её последний сборник «Сто часов счастья». Безнадежно — потому что Яшин, отец семерых детей, был женат уже в третьем браке. Близкие друзья шутя называли семью Александра Яковлевича «яшинским колхозом».

«Неразрешимого не разрешить, неисцелимого не исцелить…». А исцелиться от своей любви, судя по её стихам, Вероника Тушнова могла только собственной смертью. Переписка осталась в любовной лирике двух поэтов.

Лев Аннинский в своей статье «Вероника Тушнова: «Не отрекаются, любя…» связывает основные события в жизни героев с 1961-м годом: «Страстная, неукротимая, почти невменяемая, иногда нарочито косноязычная жрица любви, не признающая законов и не знающая преград…»

Они встречались тайно, в других городах, в гостиницах, ездили в лес, бродили целыми днями, ночевали в охотничьих домиках. А когда возвращались на электричке в Москву, Яшин просил Веронику выходить за две-три остановки, чтобы их не видели вместе. Сохранить отношения в тайне не получилось. Друзья осуждают его, в семье настоящая трагедия. Разрыв с Вероникой Тушновой был предопределён и неизбежен. Тушнова умерла в 1965г.  Яшин пережил её всего на три года.

Думалось да казалось…

Думалось, все навечно,
Как воздух, вода, свет:
Веры ее беспечной,
Силы ее сердечной
Хватит на сотню лет.
Вот прикажу – И явится,
Ночь или день – не в счет,
Из-под земли явится,
С горем любым справится,
Море переплывет.
Надо – Пройдет по пояс
В звездном сухом снегу,
Через тайгу, на полюс,
В льды, через “не могу”.
Будет дежурить, коль надо,
Месяц в ногах без сна,
Только бы – рядом,
Рядом, радуясь, что нужна.
Думалось да казалось…
Как ты меня подвела!
Вдруг навсегда ушла –
С властью не посчиталась,
Что мне сама дала.
С горем не в силах справиться,
В голос реву, Зову.
Нет, ничего не поправится:
Из-под земли не явится,
Разве что не наяву.
Так и живу. Живу?
1967

В книге Григория Свирского «Герои расстрельных лет» рассказывается о «Литературной Москве», запрещённой в 1956 году после выхода двух её первых томов. Во втором томе был напечатан рассказ Александра Яшина «Рычаги», после которого началась многолетняя травля писателя, лауреата Сталинской премии.

Последние сборники стихов Яшина – «Босиком по земле» (1965) и «День творенья» (1968). Он умер 11 июля 1968 года в Москве. Похоронен на родине (по завещанию) на Бобришном Угоре. 11 июля 1972 г. в сквере Никольской школы-интерната был открыт памятник А. Яшину.

В 1974 г. Совет Министров РСФСР присвоил школе-интернату имя А. Яшина;

На Бобришном угоре открыт дом-музей писателя. В Никольске был открыт музей имени Яшина, где воссоздана обстановка московского кабинета писателя. В экспозицию вошли подлинные документы, фотографии, вещи, принадлежавшие писателю и его семье, библиотека. Историко-мемориальный музей Александра Яшина включает в себя также мемориальный комплекс писателя на Бобришном Угоре и дом-музей в деревне Блудново. После смерти писателя вышли его книги: «Из трех книг» (1976), «Журавли» (1979), «Угощаю рябиной», «Границы души» (1982), «Слуга народа» (2003), «Живая вода» (2003) и др. Жена Злата Константиновна Попова-Яшина и дочь Наталья Александровна Яшина сохраняют наследие мужа и отца, принимают участие в подготовке и издании его книг.

Участники семинара с интересом слушали и читали стихи Александра Яшина. В семинаре участвовали петербургские поэты : Борис Орлов, Ольга Мальцева, Татьяна Никольская, Ирина Катченкова, Игорь Константинов, Владимир Митюк, Ирина Жаркова, Марина Скородумова, Геннадий Тарбеев, присутствовали гости Ларина Федотова (из Пскова) и поэт из Калмыкии Цецен Балакаев –  лауреат Всероссийской лит. премии им. А.К.Толского, рассказавший о проблемах калмыцкой писательской организации.

Борис Орлов отметил масштабность вологодского поэта, это один из крупнейших поэтов, яркая личность советского периода. Александр Яшин с детства целеустремлённо посвятил себя литературе, его творчество велико и многогранно, в нём отражена правда своего времени, исповедальная искренность русской души, безграничная любовь к родной земле, служение людям.

Ольга Александровна Мальцева - поэт, публицист, член Союза писателей России, автор более десятка книг.