Памяти Олега Осипова

Вечером 11-го февраля в Доме писателя собрались литераторы из разных писательских союзов. Объединил и собрал их вместе – тех, кто помнит о нем, знает и любит его стихи – Старик Осип, замечательный ленинградско-петербургский поэт Олег Осипов. Пришли, чтобы вспомнить о нем, почитать его «миниатюры без рифмы» (так предпочитал называть Олег Петрович свои тексты), – тоже поэты: Борис Орлов, Анатолий Соколов, Валерий Земских, Михаил Кузьмин, Алексей Кияница, Арсен Мирзаев и другие.

Собрались поэты не по какому-то конкретному поводу: в этот день не было никакой круглой (или хотя бы полукруглой) даты, связанной с Осиповым. Просто давно уже договаривались встретиться. А все никак времени и возможности не находилось.

Литераторов, пришедших на вечер связывали с Олегом Осиповым не только дружеские или приятельские отношения – многие из них помогали напечатать осиповские миниатюры: Б. Орлов – в «Морской газете», «Гардемарине» (Кронштадт), М. Кузьмин – в газете «Смена», А. Мирзаев – в журналах «Сумерки», «Квадрига Аполлона» (Хайфа) и альманахе «Среда» (Москва). Поэт не был избалован публикациями, но каждой из них радовался как ребенок.

Первая публикация стихов Осипова состоялась в журнале «Урал» (1967). После этого его не печатали более 20-ти лет. При жизни увидели свет лишь одна «нормальная» поэтическая книга Осипова – «Капли» (Л.: Сов. писатель, 1990), вышедшая тиражом 4500 экз., и три тоненьких брошюрки: «Миниатюры» (СПб., 1994), «Дорога» (СПб., 1995), «Шаги» (СПб., 1996). В посмертную книгу («Капли». СПб.: Геликон Плюс, 1998) вошли избранные миниатюры 1966 –1997 гг. Последние четыре книги появились во многом благодаря бескорыстной помощи друга – писателя Александра Житинского.

Старику Осипову везло на друзей. Среди них, помимо Житинского, были замечательные поэты Геннадий Алексеев и Виктор Соснора. Последний в предисловии к посмертной книге поэта писал: «Олег Осипов умер в 64 года, долго жил. При тщательном отборе от него останется не менее пятидесяти блистательных миниатюр, – много останется. На фоне современной самодеятельности чистота слога и видения мира у автора может быть оценена очень немногими. Но это минует. Придут другие юноши и девушки и увидят, что Олег Осипов и некоторые другие, пишущие миниатюры без рифм – поэты настоящих значений».

Друзья и соратники Олега Петровича, собравшиеся на вечер, посвященный его памяти, вспомнив эти строки Сосноры, говорили о том, что те самые юноши и девушки, которые интересуются не только традиционной силлабо-тонической поэзией, но и творчеством новаторским, актуальным, – уже появились. Нужно только сделать так, чтобы они получили возможность познакомиться с поэтами, «пишущими миниатюры без рифм». Время для этого, несомненно, пришло. В ближайшее время будет издана антология, в которую войдут стихотворения участников фестивалей свободного стиха, проводившиеся в Москве, Петербурге и других городах с 1990 года. А для более подробного и полного знакомства с поэзией Олега Осипова необходимо издать большую книгу его творений, куда, помимо поэтических миниатюр, включенных в опубликованные книгах, а также неизданных, вошла бы его миниатюрная проза, воспоминания о нем и стихотворные посвящения Старику Оспипу.

Анатолий Соколов, поэт, член Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России, присутствовавший на вечере, поделился своими воспоминаниями о поэте:

«С замечательным поэтом, автором коротких поэтических текстов в японском стиле, Олегом Петровичем Осиповым я познакомился в начале 90-х. Олег считал, что пишет он по-русски, а значит, правильно будет: «миниатюры без рифмы». Нас свела судьба: оказалось, что дома наши – рядом, на проспекте Смирнова, теперь – Ланское шоссе. Пешком – минут 10…

Мы бывали друг у друга дома. Несмотря на разницу в возрасте, постепенно обнаружилась общность интересов и увлечений:

  • Играли в шахматы, в которых Олег Петрович был очень силён. Выяснилось, что он был знаком с Корчным и Спасским. Мне в юности повезло сыграть с Таймановым.
  • Он рассказывал о своих странствиях и плаваниях. Я носил морскую форму, увлекался яхтами и подводной охотой.
  • Осипов прожил в Ленинграде всю блокаду. Мой отец был чуть старше Олега, и тоже рос в окруженном городе. А дед танкист погиб, защищая Ленинград. Осталось ощущение, что поэт-блокадник Осипов говорить о войне не любил.

При невысоком росте и не очень мощном телосложении он казался человеком с железным характером, выкованным нелёгкими обстоятельствами жизни…

…Конечно, говорили о поэзии. Читали стихи. Я, как добросовестный ученик, внимательно вслушивался в его критические замечания. В беседах с учителем я чувствовал его убеждённость в необходимости кропотливой, самоотверженной работы над текстом: над предложением, над словом, над знаком препинания, над точной передачей эмоций и мыслей. И, при этом, недосказанность неизменно присутствовала в его коротеньких текстах.

Его книга «Капли» лежит у меня на прикроватной этажерке. Дарственная надпись гласит: «Помни! Искусство делают волы. Поль Сезанн». Я перечитываю поэтические миниатюры замечательного поэта Олега Петровича Осипова и не перестаю удивляться тому, что они неизменно вызывают во мне удивление и чувство теплоты сопереживания автору. А значит, он по-прежнему среди нас…».

Арсен Мирзаев, поэт, член Союза писателей Санкт-Петербурга