О сборнике секции ХДП – «Свидетельства времени»

Сборник «Свидетельства времени» был представлен на секции художественно-документальной прозы Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России в канун 75-й годовщины Полного Освобождения Ленинрада от фашистских захватчиков. Это уже девятый выпуск. На обложке – Бессмертный полк на Невском проспекте (фотография прошлого года). Члены секции почтили минутой молчания память ленинградцев, погибших во время блокады и на фронтах Великой Отечественной войны.

Страницы «Бессмертного полка» – так озаглавлен первый раздел сборника. Он содержит рассказ Владимира Короля «Известные и неизвестные страницы войны». Участников войны, блокадников остается все меньше и меньше, и нам, перешагнувшим в 21-й век, очень важно СОХРАНИТЬ ПАМЯТЬ о том времени, об их подвиге, и в этом нам помогают родственники участников войны – дети, внуки. Во многих семьях сохранились военные фотографии, письма с фронта родным. Так, например, моя бабушка, Елена Петровна Михалкова, 46 лет хранила письма с фронта убитого на войне старшего сына Юры, теперь эта переписка хранится у меня. Владимир Король расспрашивал жену героя своего очерка Анну Амосовну, которая рассказала автору о своем муже, военном враче  Степане Устиновиче Семукове, который погиб в Беларуси 27 июля 1942-го года, прикрывая  с отрядом отход партизан в лес. В.Король цитирует письма Анны Амосовны к нему и отрывки из личной беседы – правда, сведения эти получены уже довольно давно. Родина отметила подвиг Семукова медалью «За Отвагу», а вот герой очерка  Виктора Кокосова, Николай Дмитриевич Зачесов, наград не получил. Как сказали ему в  горкоме партии « На фронте не был. Жильем и пенсией обеспечен. Нет у Вас персональных заслуг». А между тем герой рассказа В. Кокосова совершил настоящий подвиг: в блокадном городе наладил выпуск шинелей для фронта – Зачесов был назначен директором фабрики «Ленсукно». Найти энергетические ресурсы, раздобыть сырье, наладить работу фабрики под прицельным огнем противника – со всем эти справился  Зачесов, которому к началу войны исполнилось всего 32 года. Как и в предыдущем рассказе, многое автор почерпнул из бесед с родными: в данном случае, с дочерью Зачесова, Ольгой Николаевной.

Рассказ Виктора Кокосова входит в рубрику «Ленинградская блокада 1941-1944». В этой же рубрике рассказ Галины Хабибуллиной «Все это в памяти моей», собственно говоря, это несколько глав из ее романа «Тепло матери». Галина Васильевна встретила войну шестилетней девочкой, в осажденном городе пошла в первый класс школы. Прекрасная память позволила автору передать ощущение войны глазами ребенка. Здесь и любопытство, и неосознанное бесстрашие, и сострадание к родным и – СТРАХ. Галина Васильевна не боится этого слова, она повторяет его много раз: страх разлуки с матерью, страх лишиться матери, когда она уходит далеко – а вдруг не дойдет обратно?, страх бомбежек, налетов, артобстрелов – страх РЕБЕНКА, который Галина учится преодолевать. Ко всему можно, оказывается, привыкнуть. Хряпа, дуранда, студень из клея, суп из лаврового листа, съеденные кошки, собаки и голуби, смастеренная отцом буржуйка – обо всем этом говорится просто, без пафоса – как констатация факта. Сметенный взрывной волной сосед. Другой сосед, отравившийся на заводе ржаной мукой, в которую был подсыпан яд. Разбомбленный эшелон с детьми, эвакуировавшимися из блокадного города. Старик-профессор, которого выбросил в окно обнаруженный им немецкий лазутчик. И куклы. Которых сестренки прятали в укромном уголке, чтобы они остались «живыми». Детство есть детство. Даже если на его долю выпала война. «Мельчайших подробностей» в рассказе о войне быть не может. Здесь все значимо.

Далее следует раздел «Арктика. Пути освоения и защиты». В разделе два сюжета. Альберт Измайлов написал о любви Петра Первого к флоту, который был создан в России под руководством и при непосредственном участии императора. О морских  походах, о сподвижниках царя Петра  написано лаконично, но образно. Сразу вспомнился Архангельск, памятник Петру на набережной, Морской музей …  Большой интерес собравшихся на презентацию сборника «Свидетельства времени» вызвало повествование Константина Шопотова «Заокские «птенцы гнезда Петрова». Главной фигурой этого рассказа стал капитан-командор Алексей Ильич Чириков, помощник Витуса Беринга в Первой Камчатской экспедиции, скончавшийся всего лишь в сорокапятилетнем возрасте в 1748-м году. Констанин Шопотов провел научные изыскания и обнаружил место захоронения  Чирикова: это Москва, станция метро «Сухаревская», Сретенка, Адмиралтейский храм. В родовом селе Чирикова в Тульской области автору удалось при поддержке земляков мореплавателя и местной Администрации создать в 2003-м году музей Чирикова, который в 2017 году получил грант области и теперь может быть превращен в Музей истории великих географических открытий русских мореходов и мореплавателей. Остается только порадоваться, что к жизни будут возвращены имена этих смелых и преданных Отечеству людей.

Далее идет раздел «Диалог культур – диалог театров». Юрий Буковский увлекательно написал о поездке в Сербию, сделав, между прочим, акцент на национальной кухне, которая действительно очень своеобразна. Михаил Зарубин написал о Владимире Рецептере. Этого талантливого актера и незаурядную личность я хорошо помню еще по своим студенческим годам, когда все рвались послушать его «Монологи». У Зарубина – вступление и три части рассказа. Читая, не веришь, что автор по профессии – строитель. Написано талантливо. Прекрасны «портреты» Павловска и Таврического сада, вокзальной суеты и Аничкового моста … Но главное здесь – Рецептер. Рецептер-друг, Рецептер-единомышленник. Диалоги автора с актером написаны настолько живо, что их ВИДИШЬ. Первая «биография» Владимира Рецептера, создателя «Театра Пушкина». Рассказ Зарубина – один из самых запоминающихся в сборнике, написан живо, образно. Далее идут мысли об Александринке Натальи Нарышкиной-Прокудиной-Горской. Автора этого я помню еще аспиранткой исторического факультета ЛГУ (я тогда училась в школе). С тех пор Наташа стала известным ученым и не менее талантливым педагогом, а ее исследование о фотографе Прокудине-Горском сразу привело ее в ряды Санкт-Петербургского отделения союза писателей России. Хорошо, когда жизнь долгая и богатая событиями . Н. Нарышкиной есть, что вспомнить. Сейчас она написала об Александринке, куда ее еще ребенком  привела за ручку мама. Фактически жизнь этого театра стала в какой-то мере и судьбой самой Наташи. Она пишет об актрисе Галине Карелиной, приводит цитаты из ее книги, ответы в интервью. Но этот очерк, озаглавленный «Традиции гуманизма», о гуманизме в широком понимании этого слова, он и о доброте, и о сострадании, и о милосердии, и о материнском всепрощении и самопожертвовании – все эти понятия вошли в плоть и кровь автора повествования, своей жизнью являющего пример самоотверженной, преданной дочерней любви – и этот подтекст очень ощутим в рассказе – конечно, для тех, кто знаком с Наташей лично. Рассказ Прокудиной-Горской заканчивается словами: «Пишите воспоминания. Если Вы умудрены жизненным опытом и если Вы молоды. ПИШИТЕ О СЕБЕ, ВЕДЬ МИР ДЕРЖИТСЯ НА КАЖДОМ ИЗ НАС».

Члены нашей секции даже на отдыхе не забывают о работе. В мае-июне прошлого года Вячеслав Булгаков отдыхал в Геленджике. Впитывал красоты природы и… сидел в библиотеках. Перечитывал «Железный поток» Серафимовича, произведения Константина Паустовского, вспоминал Владимира Короленко и Аркадия Гайдара. Гулял по местам, где ступала нога Лермонтова. Эти, и многие другие писательские имена, связаны с Геленджиком, с Кавказом. Спасибо Вячеславу Ильичу за то, что «оживил» их!

Рассказ Зои Десятовой «Первое причастие» – второй в разделе «Образ человека в художественно-документальной прозе». Достаточно длинный. Поначалу немного утомляет медицинская информация – ну да, все мы, лица в возрасте, чем-то да болеем. Но постепенно проникаешься искренностью повествования. Приобщение к ВЕРЕ, не к религии,  а именно К ВЕРЕ. Почему мы обращаемся к Богу, только когда нам плохо, грустно, когда мы неизлечимо больны? Наверное, такова природа человека. И переделать ее нельзя. Конец повествоавния – жизнеутверждающий. Героиня поверила в Бога и – исцелилась. «Я знаю, Бог живет не в церкви, он тихо селится  в душе и бережет на вираже за миг, единственный до смерти, когда не верится уже…»

Очень понравился небольшой рассказ Веры Дурчевой «Ужин по-японски» – изящная миниатюра, выдержанная «в японском стиле». Автору-женщине удалось тонко прочувствовать психологию мужчины, от лица которого ведется повествование.

Владимир Иванов. «Первые шаги к бомбе». С огромным интересом прочла этот рассказ. Герои его мне знакомы. Моя бабушка работала пару лет с молодым И.В. Курчатовым. Именно тогда, в Павловске, он написал статью, определившую всю его дальнейшую деятельность. Было это в 1923-24 гг. Позже мой дедушка делил с Курчатовым комнату на испытаниях в Феодосии (этот эпизод описан историками науки в отдельной книге). Бабушка «сосватала» в Физтех к Курчатову нашу соседку по дому на Тверской, Т.И. Никитинскую, которая стала аспиранткой прославленного ученого («наша Мария Кюри»). Георгий Николаевич Флеров (герой рассказа В. Иванова) был с ней дружен, он приходил  к нам на Тверскую улицу в Ленинграде, сохранились черновики письма Т.И. Никитинской Флерову, есть ее воспоминания о нем. Но я не знала всех перепетий непростого пути Флерова к созданию атомной бомбы. Очень интересно письмо Сталину.

Рассказ Татьяны Михалковой «История старого «Мюльбаха» написан от лица … пианино фирмы «Мюльбах», работавшей в России до 1917 года. «Мюльбаху» никак не меньше ста лет сейчас. В семье же автора рассказа пианино «прожило» восемьдесят лет. «Глазами пианино» увидена история семьи Т. Михалковой – бабушки и дедушки в довоенном Павловске, мамы-студентки, папы, для которого музыка значила так много в жизни. Здесь есть и суровая «блокадная страница» – ведь когда семья в войну уехала в эвакуацию, «Мюльбах» оставался  в неотапливаемой и заколоченной квартире … Пафос этого рассказа – в утверждении жизни, в ее продолжении и – в сохранении памяти. Навечно.

Заканчиваю свои рассуждения. Многое еще ждет прочтения, но сборник так интересен, что не хочется читать его «по диагонали» – нужно глубокое, вдумчивое прочтение.

Татьяна Михалкова