О «Поющей вечности» пиита Эль-Васё

Все времена года прекрасны и наша затянувшаяся осень, без предзимья, тоже.

* * *
Замер лес.
Под ногами хрустальный опёнок,
Первый заморозок…

* * *
С нашей встречи
Пятьсот осеней прошло,
Но, как прежде,
Пряди твои в памяти перебираю.

Писатель Сергей Васильевич Рац недавно случайно нашёл среди книг несколько, спрятавшихся, экземпляров, давно изданного своего сборника танка и хокку «Поющая вечность»! Об упоминании о нём я только читала в биографических сведениях о писателе. И, конечно, хотела со сборником познакомиться. Одно название чего только стоит! И вот он у меня в руках…

Все мы уже ждём, как всегда, много обещающего декабря. И в сказки сказочника и пиита Эль-Васё хочется поверить.

* * *
В новогоднюю ночь
Форточку приоткрыл,
С нетерпением жду
Гостью-снежинку.

Захотелось поговорить о сочетании мужественности и нежности в одном человеке – воине и писателе.

* * *
Какая ты нежная, нежная,
Вся заснеженная,
Дорога Любви.

О мужественности я писала в эссе «Испанское каприччио Сергея Раца», остановив своё внимание в основном на произведениях политолога, писателя и чекиста Сергея Васильевича Раца, посвящённых профессии воинов – сотрудников спецслужб.

* * *
Юноше-воину
Лепестками глаза закрыв,
Вишня беззвучно рыдала…

* * *
Затрубили архангелов трубы –
Вот ещё один рыцарь вышел
В бескрайнее звёздное поле.

Интересующая меня тема была ранее затронута в нескольких интервью, данных Сергеем Васильевичем пытливым корреспондентам. В связи их давностью, хочу привести из них несколько цитат дабы показать, что тема эта и интересная, и актуальная.

Газета «Новое время» от 25 декабря 2002 года. Из статьи «Пегас в политике»:
«Эта подборка создавалась трудно. Сначала надо было отыскать политиков, которые с утра до вечера занимаются общественно-политической деятельностью, и в то же время, оставшись наедине с собой, самозабвенно пишут стихи, эссе ( «А что в этом удивительного?! – сказал один из отыскавшихся. – Политики – тоже люди…»)».

Этим политиком оказался Сергей Рац, пишущий в стиле японских танка.

* * *
Ты сказала: «Люблю»…
Так и бросился в пропасть
Грядущих грёз,
теряя слезинки-звёзды.

А в научном сборнике «Санкт-Петербургский университет» (№ 15 от 9 октября 2009 года) я прочитала данное Сергеем Васильевичем интервью под названием «Мне повезло, я умею летать…». Дарья Мельникова пишет: «В Университете этого человека знают под именем Сергея Васильевича Раца, доцента кафедры конфликтологии Философского факультета, кандидата политических наук. Так и есть. Однако немногим известно, что у него есть и другое имя – Эль-Васё. Это не псевдоним, а именно второе имя для параллельной реализации. Именно Эль-Васё (Эль-Васё в переводе с японского означает «сын Василия»)…».

И он летает!

* * *
Я опять полетел…
И в Вечности паря,
Вижу твой образ.

«Так вот почему его заинтересовала японская лирика и он выбрал эту форму выражения своего поэтического настроения», – решила я, узнав историю этого второго имени писателя. Танка, хайка (хокку) – эта форма японской лирики проникла в европейскую поэзию в переводах и в подражаниях. Поэтому и судить их очень строго нет смысла. В хокку Сергея Раца даётся кратко сформулированная мысль или беглая зарисовка. Его хокку отличается простотой поэтического языка, отказом от канонов непосредственно японского строя, но повышением роли ассоциативности, недосказанности, намёка.. Именно этим привлекли меня хокку Сергея Раца – Эль-Васё, в изданном им сборнике: Рац С. В. Поющая вечность. Лирика / Оформл. ООО «Золотой век» – СПб.: ООО «Золотой век», 2002. – 352 с.

В сборнике «Поющая вечность» есть целый цикл, посвящённый впечатлениям о поездке в Израиль:

* * *
г. Элат
Красное море

Я вижу Шехерезаду.
Под звёздной шалью
Песней тягучей манит.

* * *
Одиноко бреду
По Иудейской пустыне
По дороге в Вечность.

* * *
О, Элат!
Здесь божественный дух
Низко и плавно парит.

* * *
Израиль

Шалом, Израиль!
Здесь вечность
Песни слагает!

* * *
О, иудейка!
Я и так здесь душу оставил,
А ты всё манишь и манишь!

Особо хочу отметить танка и хокку, навеянные воспоминаниями о Якутии. Сергей Рац одиннадцать лет прослужил в этом северном краю. В недавнем интервью, находясь в Якутске, он сказал, что Республику Саха – Якутию считает своей духовной родиной. Он много путешествовал по республике, стремился понять душу народа через быт и обычаи. Его заинтересовал якутский фольклёр, язычество, шаманизм. И Сергей Васильевич захотел, чтобы якутский фольклёр нашёл отражение в литературе. Он написал фантастические сказки «Волшебные крылья» и «Шаман дерево», а также цикл танка и хокку, посвящённый шаманизму, духам, включённый в сборник «Поющая вечность».

«Шаман-дерево гудит, колдует/ Над моей и твоей судьбой».

* * *
Осторожно, Берген!
Удаганка заводит в лес,
Манит любовью.

* * *
Мой друг – шаман!
Вечно слушать готов
Его бесконечные песни.

* * *
Над Туймадой
Гусь пролетел одинокий,
Улетела поэта душа.

* * *
Пропал навсегда,
Околдован поэт
Удаганкой-плясуньей.

Поэт Сергей Рац, он же пиит Эль-Васё – странник, наполненный впечатлениями жизни, которыми щедро поделился. Прочтя сборник «Поющая вечность», я вернулась в реальность, совершив увлекательное путешествие в страну Поэзию, но для меня необычную. Думаю многие мои коллеги и читатели со мной согласятся, ознакомившись лишь с незначительной частью «союза волшебных звуков, чувств и дум» Сергея Раца. Он избрал необычную форму поэтического выражения своих дум и чувств, видимо, под влиянием своей духовной родины. И думаю, что он не слишком заботится о похвалах, так как ощущает космический простор в своей поэтической душе. Ведь он летает!

* * *
Грустью овеянный,
С Мальтой прощаюсь,
Как с первой любовью…

* * *
Самарканд

Полыхнули зарницы
В сиянье нефритовом
Над плитой Тамерлана.

* * *
Франция. Париж.

О, сколько влюблялись
В тебя,
В плакучую ласку твою,
О, Сена!

Сергей Васильевич Рац давно живёт в Петербурге. И может ли он его не волновать?

* * *
Над Мойкой ангел, вспорхнул,
Влюблённых вспугнул,
Звёзды рассыпав.

* * *
Одинокая чайка
Кружит над Исаакием,
Судьбу пророчит.

А Судьба у него необычная. Я об этом писала. Хочу порадовать читателей смелой любовной лирикой поэта. Я же хотела поговорить о сочетании мужественности и нежности?

* * *
Что нежность такое?
Когда малинка твоя
Дрожит под ладонью моей.

* * *
О, женщина!
С розой!
Кому аромат расточаешь?

* * *
Я целую в губы тебя,
О, не лги, лицемер,
Что у розы губы одни.

* * *
«Поцелуй меня в грудь», –
Прошептала ты,
И жизнь закружилась.

* * *
Как чайка кричала
Над бушующим морем,
Так и ты от ласк моих.

* * *
Ты сказала, что я сладострастный,
А я на ты с прекрасным.

И это так. На страницах «Поющей вечности» много ассоциативных философских размышлений. Хокку – это всего лишь одно мгновение жизни, запечатлённое в словах. И если человек не любуется восходом солнца, морским прибоем, не слушал песню сверчка, то проникнуться лаконичностью хокку ему будет очень сложно. Пишут хокку философы и созерцатели. А это значит, что особенности японской лирики в стиле хокку под силу далеко не каждому, так как в них заключена глубинная связь природы и человека. Постичь её могут лишь очень чувствительные и утончённые натуры, которым, к тому же, свойственна наблюдательность.

* * *
Тише друзья!
Бабочка редкая,
Грёза ночная,
Напарника ищет.

* * *
Вот он, напарник твой,
Грёза ночная,
Лик полнолунной луны,
В купели поющей сини.

* * *
О, лунная грёза!
Всю ночь читал ей стихи,
А под утро…
Ушла легко со скалы
В объятиях малютки-облака.

А какой Поэт не размышлял и не размышляет о жизни и смерти?

* * *
Балтийское море.
«У камина» п. Комарово

Море так бушует,
Одинокая забытая лодка
Вот-вот захлебнётся,
Как моя жизнь.

* * *
Поздней осенью, во время шторма,
Так приятно сидеть у камина,
Пить с тобой, чарку за чаркой,
жизнь.

Сборник поэтического настроения, выраженного в столь необычном жанре – японского хокку, Сергея Раца – жизнеутверждающий разговор о жизни без мерехлюндии, чтобы жизнь ему не преподносила. И жизнь свою он воспринимает как часть «Поющей вечности». Как удивительна и метафорична мысль! И как отточена:

* * *
Улетаю на мерседесе
Под облака,
Жизнь как шампанское
Разливаю.

Надеюсь Сергей Рац не оставил этот поэтический жанр литературы и со временем подарит нам второй том «Поющей вечности». Будем ждать. Успехов!

Надежда Перова,
член Союза писателей России