Необоснованная смена убеждения

В АИФ № 29 2018 года была опубликована статья корреспондента этой газеты Сергея Осипова о беседе с Героем России, кавалером семи орденов, полковником запаса вертолетчиком Игорем Родобольским. Возьму из нее небольшой отрывок.

«У меня туда (в Афганистан. – М. О.) были две командировки. Первая – 1986-1987 гг. Тогда моджахеды, которых мы неполиткорректно называли душманами, были слабо вооружены, а подготовлены еще хуже. Когда вернулся через год, у них уже и инструкторы были, и американские переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК) «Стингер». Один раз я действительно увел вертолет от его ракеты, когда засек на земле вспышку от пуска. Тут, в общем-то, тоже ничего особенно сложного нет. Просто за пять-восемь секунд надо вывернуть вертолет, чтобы головка самонаведения ракеты, которая реагирует на тепло работающего двигателя, его потеряла. С ранними ПЗРК такие фокусы еще проходили. Позднее, в Чечне, когда у боевиков откуда-то появились более совершенные российские комплексы «Игла», уже нет…»

То, что Игорь Родобольский достойно заслужил звание Героя России, имеет столько наград, что является результатом его высокой летной подготовки, мужества и добросовестного исполнения воинского долга, читатели согласятся. А вот по военной обстановке у многих воинов-афганцев возникли вопросы.

В Афганистане во время двух командировок вы, Игорь Олегович, называли противника душманами. Так поступали все 622 тысячи военнослужащих и гражданских лиц, прошедших эту страну, называя участников бандформирований душманами, духами, бандитами, террористами, мятежниками.

Прошло много лет после возвращения домой советских войск, а вы, получив звание Героя России, вдруг стали каяться в нарушении вами политкорректности, называя душманов именем, которого они не заслуживают. Или на вас нашло, извините, какое-то «просветление», или кто-то со стороны посоветовал вам, как нужно правильно называть этих «духов».

Вы заявили, что «мы» допустили неполиткорректность, не сказав, а кто это – мы. За 9 лет и полтора месяца военных действий в Афганистане никто не называл членов банд моджахедами. Это слово приходится слышать в настоящее время, и чаще от тех, кто не был в Афганистане и настроен прозападно. Прошу, Игорь Олегович, подумать об этом и о слове «моджахед», что оно означает и какую политическую неприятность приносит России.

Все военные формирования оппозиции назывались бандами. Тогда как называть их вооруженных членов?

Сами жители Афганистана также не употребляли в своем лексиконе слово «моджахед». А в настоящее время они стали называть их наемниками, воевавшими за деньги. Слово «моджахед», если разобраться в нем поглубже, таит в себе политическую подоплеку и является миной замедленного действия. Не случайно его навязывает нам Запад. Поэтому свою личную убежденность, особенно навязанную со стороны, не следует так легко менять, ибо это уже попахивает конформизмом.

Война в этой республике была далеко не священной (а именно участники священной войны называются моджахедами), а обычной гражданской, начавшейся еще до прихода советских войск, при правительстве Дауда, совершившего в 1973 году переворот. Апрельская революция 1979 года свергла Дауда, но война не останавливалась, а набирала темпы. У власти были Тараки, Кармаль и наконец – Наджибулла. Документы свидетельствуют, что главной задачей пешаварской оппозиции являлось устранение от власти главы правительства, а в ваше время им являлся  Наджибулла. Однако наиглавнейшей целью каждого из семи пешаварских оппозиционеров была личная амбиция – быть первым лицом в государстве.

Пойдем дальше в рамках упомянутого выше отрывка. «Тогда моджахеды были слабо вооружены, а подготовлены еще хуже». Откуда это было взято? Да еще в 1986–1987 гг., когда пик боевых действий с советской стороны уже прошел.

Еще до ввода советских войск бандотряды, группы полностью контролировали семь провинций Афганистана. И как они могли за столько лет боевых действий (считаем до 1987 г.), без иностранных инструкторов, имея солидные денежные поступления из США и других стран, успешно решать свои задачи? Да потому, что инструкторы на самом деле были, чаще из арабских стран, Китая (в районе проживания хазарейцев). Кроме того, там были военные инженеры, в основном из Франции, начавшие сооружать марказы (укрепления в горах, с запасом оружия, продовольствия, медицинских препаратов), защищенные тяжелым вооружением и средствами ПВО. И все это делалось в то время, когда никто даже не предполагал возможный приход русских, но расчитывали на длительную войну с Даудом.

Денежный поток из Америки, арабских и других стран не ослабевал. Так, только США в 1982 г. выделили оппозиции 785 млн долларов, а в 1987 г. общая сумма помощи составила 2330 млн долларов. Это с самого начала давало возможность оппозиции создать 212 лагерей и пунктов подготовки душманов с пропускной способностью 75 000 боевиков в год. Подобные пункты имелись в арабских странах и даже в Западной Германии. В Пакистане их насчитывалось 178, а в Иране 34.

Кроме этого, в бандформированиях отсутствовала ротация душманов, что позволяло им совершенствовать свои боевые качества и тактику ведения боя с регулярной армией своей страны.

Так можно ли говорить о плохой подготовке членов бандформирований и отсутствии иностранных инструкторов, да еще за 1986-1987 годы? Оружие поставлялось с самого начала, начиная с Китая и США. Вместе с обычным вооружением оппозиция получала и переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК): «Эрликоны» (Швейцария); «Блоупайпы» (Англия). Позже, в 1986 г., начали поступать и «Стингеры». Один из них хранился в музее Особого отдела 40-й армии и в том же году был передан в министерство обороны по их просьбе. Первое поражение от ПЗРК нашего самолета произошло в 1985 г.

А ракета «Игла» имелась в те годы в вооруженных силах СССР. Но использовать этот вид оружия не было необходимости, ибо у противника не было для нее целей.

Изложенные несоответствия в описании афганской военной действительности тех лет, побудили меня откликнуться на опубликованный материал и пожелать корреспондентам наших газет не игнорировать появившиеся в последнее время книги, объективно освещающие советское военное присутствие у нашего южного соседа.

Генерал-майор в отставке, член Союза писателей России М. Я. Овсеенко